Предательство. Глава 18. "Новый знакомый"

Глава 18.


"Новый знакомый".

Маленький лучик солнца настойчиво бегал по лицу Гарри, заставляя юношу открыть глаза: небольшая комнатка наполнялась первыми красками стремительного рассвета. За низким письменным столом сидел вчерашний знакомый паренёк, и что-то старательно выводил на листке бумаги, хрипло напевая какую-то незнакомую Поттеру песенку себе под нос. Гарри, смущаясь от мысли, что не знает даже имени мальчишки, осторожно кашлянул. Паренёк от неожиданности подпрыгнул на стульчике, уронив при этом толстый том какой-то книги, чем привёл Поттера ещё в большее замешательство. Возникла неудобная пауза, и подростки с минуту молчали, глупо уставившись друг на друга.
- Э-э-э… как я здесь очутился? - Гари решил первым нарушить тишину рассвета.
- Ты потерял сознание, когда я тащил тебя в больницу, - мальчишка неопределённо показал в сторону гарриного плеча. - Не расскажешь, что произошло?
Гарри тут же нахмурился: ну не рассказывать же, в самом деле, первому встречному о своих приключениях на Прайвет Драйв. Тем более, что Поттер и сам толком не помнил, что произошло на самом деле. Смутные отрывки воспоминаний никак не могли выстроиться в правильную цепочку, заставляя юношу теряться в догадках.
- Не помню, - уклончиво ответил Гарри. - Как долго я здесь нахожусь?
- Со вчерашнего дня, - пожал плечами мальчишка и усмехнулся. - А я бы на всю жизнь запомнил, если бы кто-нибудь проделал такую дырку мне в теле.
Гарри осторожно покосился на свою руку: плечо поднывало, но горячая нестерпимая боль уже ушла - кто-то заботливо перевязал его рану.
- Меня зовут Пьер Лонтер, - мальчишка неловко улыбнулся. - А тебя?
Гарри на секунду задумался: стоило ли называть ему своё настоящее имя? Ведь неизвестно ещё, к чему это может привести. Но какое-то внутреннее чувство полной безопасности преодолело его страх перед мальчишкой:
- Гарри, - невнятно произнёс он. - Гарри Поттер.
- Ты ведь не француз, - улыбнулся Пьер. - Как ты оказался в Лионе, да ещё…
Чей-то женский голос прервал мальчика на полуслове, заставив его в отчаянии схватиться за голову и закрыть глаза.
- Мама! Опять будет ругаться, что я ничего не сделал к сегодняшним занятиям в колледже!
- Ты учишься в колледже? - удивлённо спросил Гарри, вспоминая, что встретился с мальчишкой на стройке.
- Я работаю и учусь, надо же как-то зарабатывать себе на жизнь, - резко ответил Пьер.
Гарри стало неловко: за свою жизнь он не так уж часто задумывался о средствах к существованию, полагаясь на ещё довольно приличную кучку галлеонов в Гринготс-банке. Почему-то своим резким ответом Пьер до удивления напомнил Рона: такой же решительный взгляд, когда речь заходила о деньгах. Дверь в комнату осторожно приоткрылась, и в проёме двери появилась маленькая худенькая женщина лет сорока.
- Пьер, у тебя занятия через полчаса, ты будешь завтракать или пойдёшь голодным? - возмутилась она. - Твоему другу тоже не помешало бы проглотить пару бутербродов, перед тем как…
- Мама, мы уже спускаемся, - буркнул Пьер, и маленькая женщина исчезла также быстро, как и появилась.
- Да-да, мне пора… - смутился Гарри: он никак не ожидал, что мать Пьера не задаст ему никаких вопросов о произошедшей с ним истории.
- Не удивляйся, - горько усмехнулся Пьер, заметив вопросительное лицо Гарри. - В нашем квартале происходит и не такое, мы уже привыкли, даже врачи уже не обращают внимания и давно перестали сообщать в полицию. Доктор обработал рану и, поскольку у тебя нет страховки, я привёл тебя к себе домой.
- И твоя мама даже не поинтересовалась, откуда…
- В нашей семье давно уже никто ничем не интересуется, - опять резко оборвал его Пьер. - Идём завтракать, иначе я опоздаю в колледж. Поговорим по дороге, у меня осталось к тебе несколько вопросов.
Преодолевая отвращение к еде, Гарри за завтраком запихнул в себя тройку бутербродов с сыром. На кухне никто не задавал никаких вопросов, и тягостное молчание окончательно выбило Поттера из состояния хрупкого равновесия. Тем более, он и представления не имел, что же делать ему дальше. Остаться в совершенно незнакомой стране, не имея в ней никаких знакомых и друзей - такого не пожелаешь даже врагу. Наверное, нужно попытаться найти местное Министерство Волшебства и Магии, но как? Не спрашивать же об этом Пьера или его хмурую мать, бросавшую неодобрительные взгляды на Гарри и удивительно напоминавшую этим тётю Петунию. Во всяком случае, рассчитывать на поддержку семьи Лонтеров вряд ли приходилось. Пробормотав какие-то неловкие слова извинений, Гарри поспешил за Пьером на улицу, совершенно не представляя, что ему делать дальше.
- Куда теперь? - чуть слышно спросил сам себя Гарри.
- Можешь подождать около колледжа, у меня сегодня всего два часа занятий, - бросил на ходу Пьер. - Потом можем спокойно поговорить.
Удивительно, но от мальчишки исходила такая уверенность и какая-то необъяснимая сила, что Гарри почему-то не возразил. В принципе, и возражать-то было особо нечему - Поттер чувствовал, что Пьер как-то может помочь в сложившихся обстоятельствах и ему можно доверить свой секрет волшебника. По крайней мере, другого варианта у Гарри не было, хотя… Как он мог забыть?
- Хедвига! - вслух выпалил Поттер.
- Кто это? - не оборачиваясь спросил Пьер. - Твоя сова?
Гарри даже подпрыгнул от удивления.
- Откуда ты знаешь?
Пьер устало вздохнул и показал жестом на небольшую скамейку около входа в колледж.
- Я тоже когда-то был волшебником, … то есть и сейчас, конечно, - горько улыбнулся Пьер. - Но так уж сложились обстоятельства, что мне запрещено использовать магию под страхом Хунгштарма, вроде вашего Азбакана. Буду тебе очень признателен, если не будешь спрашивать почему. Когда-нибудь ты, может, и узнаешь… Но не в этом дело. Я сразу тебя узнал: знаменитый Гарри Поттер из Хогвардса! И если тебе нужна помощь, подожди меня после занятий, мы что-нибудь придумаем…
С этими словами Пьер решительно поднялся со скамейки и направился к дверям колледжа, оставляя Гарри недоумённо всматриваться ему в спину.

***

Ни Джинни, ни Рон уже не помнили, с какой скоростью примчались в хохмагазинчик Фреда и Джорджа: им показалось, что прошло несколько секунд после того, как они обнаружили мёртвое тело профессора Дулиффа в холле Хогвардса. Наверное, им следовало позвать на помощь, но Гермиона так решительно оттолкнула их в сторону, крикнув "бегите", будто смерть преподавателя её интересовала меньше всего. Или это был страх за Драко и близнецов? Джинни и Рон уже не видели, как Грейнджер звала на помощь, как первыми в холл прибежали Симус и Снейп, как молча плакала профессор Мак-Гонагалл, как в отчаянии бились подоспевшие к месту происшествия младшие школьники… И только Дамблдор отрешённо смотрел на Дулиффа, словно сбывались его самые мрачные прогнозы и догадки…
Рон и Джинни влетели в подвал магазинчика со скоростью маггловой пули: на полу были разбросаны приготовленные к продаже хохмотовары, словно за пять минут здесь прошёл ураган. Фред и Джордж, сбитые с ног, очевидно, каким-то заклятием, злобно переругивались в углу, безуспешно пытаясь подняться. Рон чуть облегчённо вздохнул - по крайней мере, с его братьями ничего страшного не случилось, а что касается…
- Где Драко?! - закричала Джинни и бросилась к Фреду. - Что здесь произошло?!
- Слышишь, Джордж? - Фред злобно рассмеялся. - Нас тут чуть не прикончили, можно сказать, разорили, а нашей прелестной Джинни интересен только этот красавчик Малфой. Интересные у тебя приоритеты, сестрёнка! Может, лучше подашь своим братьям руку и поможешь подняться? Тогда будет можно посмотреть, в какую щёлку забился твой маленький Драко.
- Замолчи! - Джинни снова перешла на крик. - Он жив? Он убежал?
- Откуда мы знаем? - Джордж яростно потирал огромную шишку на лбу. - Мы скормили Малфою его обед и услышали какой-то шум на лестнице. Твой ненаглядный только и успел накинуть плащ-невидимку, как дверь распахнулась, и какой-то тип начал дирижировать своей палочкой направо и налево.
- Кстати, о палочке! Джордж, Рон - не будете ли вы так любезны передать мне мою? - жалобно проскулил Фред. - Я хочу подлечить своё израненное тело.
- Это была не Гермиона? - задумчиво поинтересовался у брата Рон, передавая тому свою палочку.
- Нет, косичек мы не заметили, - Фред принялся отчаянно тыкать палочкой в свою повреждённую ногу, картинно вздыхая и охая. - А что, Гермиона имеет на нас зуб?
Рон не ответил: он молча подошёл к Джинни и обнял её сгорбившуюся от волнения фигуру.
- Перестань реветь, - раздражённо проворчал он. - Вряд ли с Малфоем случилось что-то из ряда вон выходящее. Наверняка твой "ДракоЦенный" успел вовремя смыться.
- Кстати, никому в голову не приходило, что через минуту-другую сюда примчатся авроры? - хмуро заметил Джордж. - И будет лучше, если мы прекратим обсуждать персону Малфоя в их присутствии. Для его же блага, если не принимать во внимание наше участие во всей этой истории. Давайте лучше придерживаться концепции ограбления, тем более, что страховку нам вряд ли кто выплатит, если мы будем орать на каждом углу о Малфое…
Дверь в подвальчик распахнулась, и на пороге появился сам Шизоглаз Хмури в компании вечно мрачных и угрюмых Авроров. Ребята вздрогнули от неожиданности.
- Я слышал, тут кто-то упомянул имя Малфоя? - Аластор буквально сверлил взглядом близнецов. - Очень интересно, почему?
- Мистер Хмури, мы как раз обсуждали наше самочувствие, - ухмыльнулся Фред. - Видите ли, наша сестрёнка в последнее время совершенно не обращает внимания на родственников и видит перед собой только Малфоя. Вот мы и пытаемся достучаться до её сознания.
Хмури перевёл удивленный взгляд на Джинни, но та лишь вымученно улыбнулась ему в ответ: она прекрасно понимала, что ироническое замечание брата спасёт их всех от совершенно ненужных расспросов. Да и, учитывая события, от неприятностей - Рон на бегу рассказал ей подробности о плане похищения Малфоя из Азбаканской тюрьмы.
- Кто сделал это? - Аластор нарушил затянувшееся молчание. - Вы видели?
Фред и Джордж кинулись к Хмури описывать таинственного незнакомца, перепортившего половину склада, красочно описывая "как тот сбил их с ног, грязно выражался, потрясал кулаком у их носа, требовал денег, забрал кучу навозных бомб и пообещал вернуться". Конечно, любой, кто знал близнецов, тут же воскликнули бы: "Враньё!". Но Аластор, похоже, не был особо искушён в общении с ними, поэтому слушал очень внимательно и делал какие-то пометки на маленьком пергаменте. Рон, пользуясь заминкой, потихоньку потащил Джинни к выходу, опасаясь, как бы она не проговорилась вслух о цели их визита в хохмагазинчик.
Когда ребята выбрались из душного подвальчика, Рон набросился на Джинни с упрёками, но сестра, похоже, его не слышала - все её мысли были далеко отсюда и, судя по всему, она полностью сосредоточилась на вопросе "где Драко?".
- Джинни, перестань! - нахмурился Рон. - Нам лучше вернуться в Хогвардс. Ты не забыла, что полчаса назад кто-то или что-то убило Майкла Дулиффа?
- Я как раз сейчас об этом думаю, - неожиданно ответила Джинни. - Зачем был нужен весь этот цирк с превращениями, и при чём тут Малфой? Если убийце нужен был Дулифф, тогда для чего ему понадобился Драко? Какая здесь связь, Рон?
- Понятия не имею, - он пожал плечами и добавил, - если только Малфой знает гораздо больше, чем мы. Во всяком случае, пока мы с ним не переговорим, ничего не поймём!
- Рон, не говори ерунды! Как мы можем с ним переговорить, если Малфой как сквозь землю провалился? - отчаянно бросила Джинни.
Рон молча указал палочкой на тропинку: после прошедшего утром маленького дождика, на земле виднелись до боли знакомые отпечатки любимых ботинок Малфоя.
- Он наверняка уже в Хогвардсе, идиот несчастный, - простонал Рон. - У него явно не все дома, если он думает, что там - самое безопасное место.
- Рон!
- Что? - рассеянно спросил он.
- Если Драко в Хогвардсе… там полно Авроров… - Джинни схватила Рона за рукав мантии и потащила брата обратно в замок.

***

Хогвардс снова погрузился в мрачную и гнетущую тишину приближающейся опасности: студенты не могли вымолвить ни слова, бросая отчаянные взгляды на Дамблдора и Аластора Хмури, прибывшего в замок следом за Джинни и Роном. Смерть молодого профессора повергла обитателей школы в состояние шока - никто не мог смириться с мыслью, что ещё вчера улыбающийся преподаватель арифмантики, маггл, больше никогда не войдёт в класс со своим привычным "кто хочет покорить меня своими знаниями?" Но сейчас Рона интересовало совсем другое: что случилось с накопителем волшебной энергии Майкла Дулиффа? Уизли пытался задать этот вопрос и Мак-Гонагалл, и Дамблдору, но всюду встречал холодное выражение лица и "Вас это не касается, мистер…"
- Гарри пропал, Драко исчез, профессор Дулифф мёртв, а они говорят "не касается", - Рон с отвращением отшвырнул в сторону ложку, которой безуспешно тыкал в какой-то десерт.
Дамблдор внимательно посмотрел из под очков на гриффиндорский стол, но Рон не только не отвёл взгляд, а ещё и с вызовом уставился на директора Хогвардса.
- Мистер Уизли, вы не могли бы держать себя в руках? - строго заметил Альбус. - Я прекрасно понимаю ваше состояние: профессор Дулифф стал вам не только преподавателем, но и другом. Тем не менее, это не повод, чтобы упрекать нас в бездействии. Уверяю, что ваш друг мистер Поттер находится в безопасности, и в ближайшее время авроры обязательно найдут его и доставят обратно в Хогвардс.
- Будем надеяться, - пробормотал Рон и под неодобрительный взгляд Гермионы покинул Общий зал. Уизли раздражённо пнул дверь в спальню и с разбегу плюхнулся на кровать. Что-то или кто-то громко выругался, заставив Рона свалиться на пол.
- Я, конечно, понимаю твоё искреннее желание побыстрее плюхнуться ко мне в кровать, но не мог бы ты быть чуточку поласковее - ты отдавил мне ноги!
- Малфой, чёрт тебя побери! - Рон швырнул в скрывавшегося под плащом Малфоя учебником по зельеварению. - Хочешь довести меня до инфаркта?
- Нет, я всего лишь хочу чего-нибудь пожевать: твои братья не особо стремились разнообразить моё меню, - учебник поднялся в воздух и раскрылся. - Жаль, тут не написано, как приготовить цыплёнка из ничего. Ты не знаешь?
Рон немного успокоился - в конце концов, как это не странно звучит, но он был рад слышать голос Драко, придававший ему какую-то уверенность. От Гермионы и Джинни сейчас было мало толку: Грейнджер сосредоточила свои силы в попытке вернуть гриффиндорцев в учебное русло, а его сестра заперлась в спальне и не желала оттуда выходить.
- Я знаю, что Джинни сейчас тяжело, - Драко словно прочёл мысли Рона. - Но будет лучше, если пока она не будет знать, что я нахожусь в Хогвардсе. Как это произошло?
- Ты о Дулиффе? - Рон отвёл взгляд. - Мы спустились, когда он был уже мёртв… Убийственное проклятие…
- Можешь не рассказывать мне, Уизли, я не такой дурак, как тебе кажется, - пробурчал Драко, так и не появляясь из-под плаща. - Если это то, о чём я думаю, то нам всем скоро очень не поздоровится!
- Перестань говорить загадками, Малфой! - рассердился Рон. - Достаточно я уже наслушался этих тонких намёков на жирные обстоятельства (намёков на странные обстоятельства дела - прим. переводчика)…
- Когда ты видел родителей Гарри в последний раз? - перебил его Драко.
- При чём тут… - Рон тут же осёкся. - Сегодня утром. Это имеет какое-то значение?
- Шевели своими извилинами, Уизли! - съязвил Драко. - Подумать только, иметь такой талант и не уметь им пользоваться!
- Малфой!
Драко замолчал, пытаясь суммировать какие-то догадки в одно целое.
- Мне лучше остаться в Хогвардсе, - наконец выдохнул он. - И мне нужно обязательно переговорить с Дамблдором.
- Ты с ума сошёл! - протянул Рон. - Хочешь вернуться обратно в Азбакан? Не думаю, что дементоры будут церемониться с тобой и рассыпаться в любезностях.
- Дамблдор всё знает, Уизли, - задумчиво ответил Драко. - Ни у твоего отца, ни у твоих братьев или у моего отчима не хватило бы ума додуматься до столь эффектного исчезновения из зала суда. Впрочем, мы отвлеклись - мне нужна твоя помощь. В комнате профессора Дулиффа стоит аппарат с кнопочками, как его там…
- Компьютер? - усмехнулся Рон.
- Может, и так. Мне нужно посмотреть последние записи, которые сделал Дулифф по своему прибору и твоим расчётам по нему. Помнишь?
Рон нахмурился - Майкл никогда не говорил, что делился своими соображениями с Малфоем.
- Что слышно о Поттере? - с деланным равнодушием поинтересовался Драко.
- Дамблдор говорит, что с ним всё в порядке, - нахмурился Рон. - Впрочем, все почему-то предпочитают думать именно так, а не иначе.
- А Хедвига уже вернулась? - в голосе Малфоя прозвучали тревожные нотки.
Хедвига! Как Рон мог забыть о сове Гарри? Ведь она может найти своего хозяина в любом месте и доставить ему сообщение, если только… Ну, почему мысль о Хедвиге не пришла никому в голову, за исключением Малфоя?
- Я всегда говорил, что в твоей голове не хватает мозгов, - злобно процедил Драко. - Грейнджер тоже хороша, перестала видеть дальше своего учёного носа!
В любой другой момент из-за такого замечания в свой адрес Рон сцепился бы с Малфоем ни на жизнь, а на смерть, но сейчас он не мог не признать, что Драко, чёрт бы его побрал, оказался прав.
- Я немедленно напишу сообщение Гарри и отправлю его с Хедвигой, - примирительно сказал Рон. - И на всякий случай пошлю ещё Свинристеля.
-Я сам напишу, Уизли, - отрезал Драко. - А ты уж будь так любезен, постарайся насчёт жареного цыплёнка, и не забудь, что я не люблю колгановый соус.


***

Дядя Вернон уже устал держать оборону: с момента появления Поттера и его исчезновения с Прайвет Драйв прошло не больше суток, а в его доме уже успела побывать огромная толпа полицейских и каких-то ещё тёмных личностей с непонятными надписями "аврор" на жилетках. Все они интересовались только одним вопросом - где мистер Гарри Поттер и не скрывают ли Дурслеи какую-либо информацию о нём. В любой другой момент дядя Вернон обрадовался бы исчезновению ненавистного ему мальчишки и от души позлорадствовал, что Поттера разыскивает полиция. Ещё месяц назад Дурслеи с удовольствием бы рассказали, какой отвратительный характер у Гарри, и они с женой не удивляются интересу служителей закона к его персоне. Но только не сейчас! Перед глазами Вернона тут же проплыла картина вчерашних событий: бледное лицо племянника и его испуганные глаза навсегда врезались в его память. Так же, как и лицо сына, державшего в руках похожий на какую-то детскую игрушку пистолетик: мёртвое, ничего не выражавшее, словно кто-то или что-то выжгло из Дадли все эмоции. Дальше всё происходило как в замедленной съемке - раздался противный хлопок, и Гарри схватился за полы старенького халата дяди Вернона, оставляя на нём отвратительные красные пятна. Дурслей что-то кричал Дадли, пытаясь оттолкнуть от себя Поттера, пока, наконец, просто не грохнулся в обморок от вида крови. Когда Петуния своим криком и воплями привела его в чувство, первое, о чём подумал Вернон, было "приснился страшный сон". Но его мечта быстро испарилась, когда он увидел на кухне Дадли, монотонно жующего какой-то засохший пряник. Попытки заговорить с ним и о чём-нибудь расспросить успеха не имели: великовозрастная детина тупо уставилась в одну точку и только что-то невнятно бормотала себе под нос. Петуния, за полчаса опустошившая не один пузырёк успокоительных средств, дёргала Вернона за рукава и требовала "незамедлительно принять меры, пока Дадлечке не стало ещё хуже". Дрожащими от страха руками Дурслей снял трубку телефона и набрал номер семейного врача. Тот приехал через несколько минут и после продолжительного осмотра языка и глаз Дадли посоветовал Вернону отправить его в одну из престижных психиатрических клиник в Лондоне. Возмущённая таким предложением Петуния тут же набросилась на доктора с требованием незамедлительно дать мальчику лекарство от всех возможных на свете хворей, но глава семейства Дурслеев, здраво оценив ситуацию, согласился с мнением врача.
- Петуния, я просил кофе в чашку, а не мне в руку, - фыркнул Вернон, когда его жена промахнулась кипятком. - Успокойся, Дадли проведёт в больнице пару-тройку дней и всего-то!
- Как вспомню его лицо, … - Петуния снова всхлипнула и убежала из кухни. Ни слова о Гарри.
Вернон нахмурился: он сам-то не особо верил в свои слова о "паре-тройке" дней. Дадли, конечно, всегда был "очень чувствительным ребёнком, иногда у него немного портился характер", но на слова "хочешь новый компьютер?" тот реагировал всегда одинаково: глаза тут же загорались нетерпеливыми огоньками. Но вчера, увы, это не сработало - чего только Вернон не наобещал сыну: и новый мотоцикл, и новую машину, и поездку в Австралию, и…
- Чёрт возьми, ну сколько можно? - Дурслей отшвырнул в сторону чашку с кофе и поспешил к двери.
Нетерпеливая трель звонка снова повторилась. Вернон в ярости распахнул входную дверь, готовясь обрушиться на посетителя целой тирадой ругательств и оскорблений, но…
- Мистер Дурслей, если не ошибаюсь? - старец бросил пронзительный взгляд на хозяина.
- Не ошибаетесь! Чего вам… - грубо буркнул Вернон. - Если тебе, старик, нужна милостыня…
- Меня зовут Альбус. Альбус Дамблдор, и я хотел бы переговорить с вами о Гарри и вашем сыне, мистер Дурслей, - пожилой мужчина просто источал решительность. - Мы может пройти в комнату или побеседуем здесь, на воздухе, под благодарные уши ваших соседей?
Вернон снова бросил яростный взгляд на старика, но посторонился - не хватало ещё, чтобы кто-нибудь увидел, как он, добропорядочный гражданин, разговаривает с каким-то ненормальным старикашкой!
- Вот и хорошо, - заметил Дамблдор, входя в дом. - Знаете, я бы с удовольствием выпил чашку магглового кофе, вас не затруднит?
Вернон готов был разразиться громким скандалом и приготовился на всякий случай позвонить в полицию, но что-то удержало его. Скрипя зубами, он протиснулся на кухню и небрежно кинул чашку и баночку кофе на стол перед незваным гостем.
- Кипяток в чайнике, - процедил Вернон. - Рассказывайте свои новости побыстрей, у меня мало времени.
- Да, время сейчас работает не на нас, мистер Дурслей, - Дамблдор, чуть улыбаясь, стал наливать кипяток в чашку, шумно наслаждаясь ароматом кофе, наполнившим кухню. - У меня к вам есть предложение…
- Предложения я обсуждаю либо на работе, либо в присутствии адвоката, - отрезал Вернон. - Вы зря теряете время…
- Если вы, мистер Дурслей, выслушаете меня сейчас, то, смею уверить, мы сможем обойтись без вмешательства в это дело посторонних людей. Вы ведь не захотите огласки? - Дамблдор шумно отхлебнул из чашки и озорно посмотрел на Вернона. - Мне известно, что мистер Гарри Поттер вчера был здесь и виделся с вами. Впрочем, вы и не скрываете. Но я абсолютно точно знаю, что в исчезновении Гарри косвенно виновен ваш сын, Дадли. Нет-нет, мистер Дурслей, подчёркиваю - косвенно. Вы совершено напрасно скрыли этот факт от наших Авроров, потому что в данной ситуации помочь вашему сыну можем только мы. Дадли не болен, его разум находится под влиянием и контролем Тёмных сил, и ваши врачи не в состоянии его излечить.
- Вы бредите, - неуверенно выдохнул Вернон. - Мальчик всего лишь…
- Мистер Дурслей, - Дамблдор укоризненно покачал головой, - в вашей семье жил волшебник, и не мне вам рассказывать о магии. Чем дольше вы упираетесь, тем дольше ваш сын не сможет вернуться домой. Тем более, что полиция, кажется, уже интересуется его отсутствием…
Вернон сжал кулаки - он готов был наброситься на незнакомца (?), но тут на кухне появилась Петуния, которая, очевидно, подслушивала разговор за дверью:
- Расскажи ему, - взвизгнула она, - сделай всё, что он хочет, пусть только Дадлечка придёт в себя!
- Не волнуйтесь, мистер Дурслей, - улыбнулся Дамблдор, - если вы расскажете мне всё, что вам известно, обещаю - никто и никогда не обвинит вашего сына в исчезновении его кузена.

 

Фотогалерея