Предательство. Глава 17. "Смерть в Хогвардсе"

Глава 17.

"Смерть в Хогвардсе"

Единственное, что совершенно не хотелось делать Драко, так это открывать глаза - сладкая дремота, наполнившая его тело, не желала отдавать его в мир реальности. Какие-то знакомые голоса что-то шептали рядом, обеспокоено произнося его имя и имя Гарри, но Малфою почему-то было все равно, пустое равнодушие к собственной судьбе сковало его, и только сладкое небытие приносило юноше маленькую частичку радости. Как долго он спал? Или это был вовсе не сон? Неохотно напрягая память, Драко стал перебирать в сознании утренние события сегодняшнего (или не сегодняшнего?) дня: вот его сопровождают авроры в зал суда, что-то шепчет Нарцисса, склоняясь над сыном, торжествующий взгляд Аластора Хмури и его голос, зачитывающий заранее ему известный приговор, а потом…. А потом все провалилось в темноту и пустоту, и лишь размытые рыжие пятнышки, несколько раз мелькнувшие перед закрывающимися от неуемного желания спать глазами, запечатлелись в памяти Малфоя.
- А ну, просыпайся, молодой человек, - чьи-то пальцы больно схватили нос Драко и стали дергать его из стороны в сторону. - Пошевеливайся, или я взорву перед твоим личиком ароматную навозную бомбу.
Драко с трудом разлепил веки - перед ним стояли ухмыляющиеся близнецы Уизли, лица которых просто светились от радости удачно провернутого дельца. Малфой нахмурился и обвел небольшое помещение недобрым взглядом: маленькая и, судя по всему, подвальная комнатка была до отказа наполнена какими-то коробками и ящиками, поверх которых красовались пестрые надписи принадлежности к товарам хохмагазина семейства Уизли. Драко даже был готов поклясться, что в углу пылились несколько фигурок, смутно напоминавших Рона, одетого в одну единственную деталь одежды.
- О, это наше последнее с Фредом изобретение, - рассмеялся Джордж, проследив недоуменный взгляд Малфоя. - Игрушка с милым названием "Попробуй меня одеть".
Близнец достал из коробочки маленький комплект одежды для миниатюрной копии Рона и приблизился к фигурке - та стала извиваться и отчаянно махать ногами, норовя укусить Джорджа за руку, пытавшегося нахлобучить рубашку на маленькое тельце.
- Было бы смешнее, если все происходило бы с точностью наоборот, - пробурчал Драко. - Надеюсь, меня пригласили не в качестве эксперта по оценке характера и анатомических особенностей вашего юного братца.
- А что, это мысль! - расхохотался Фред. - Ты только представь себе, Джордж, - "Игрушка для взрослых, или Раздень Рона". А сколько поклонниц мы сразу подарим оригиналу? Просто отбоя не будет…
- Какого черта я здесь делаю? - Драко прервал разошедшегося не на шутку близнеца. - Если меня похитили в качестве прототипа будущей игрушки извращенного сознания семейства Уизли, то предпочитаю вернуться в зал суда и оттуда направиться прямиком в Азбакан, в компанию ласковых дементоров. Им, по крайней мере, мое тело до лампочки.
- Ты слышал, Джордж? - обиженным тоном произнес Фред.- Мы потратили на спасение этой задницы (придурка - прим. переводчика) кучу галеонов, изобрели новый состав навозной бомбы, а он, видели те, еще и недоволен.
- Так это ваша затея с сонным туманом? - поднимая одну бровь, спросил Драко. - То-то я припоминаю, как ваши похотливые ручки тискали меня в зале суда.
- Ты не поверишь, мы два часа отмывали руки волшебным мылом, прежде чем тухлый малфоевский запах улетучился,- злобно прошипел Фред.
- Зачем же нужно было тратить столько нервов и усилий ради спасения моей никчемной душонки? - не сдавался Драко. - Только не пугайте меня известием, что идея выкрасть меня из зала суда на глазах сотни колдунов, исходила от моего поклонника, маленького Уизли - он в последнее время так ухаживает за мной.
- Не хотелось бы тебя расстраивать, - ехидным тоном произнес Джордж. - Но наш Роник-Слоник тут вовсе не при чем. Идея вытащить тебя из Азбакана принадлежит нашему отцу, но говорить об этом вслух лучше не стоит.
Драко тут же припомнил растерянное лицо главы министерства Волшебства и Магии, и его виноватый взгляд, который Артур все время старался спрятать от посторонних глаз.
- Ты хочешь сказать, что… - неуверенно произнес Драко.
- Все было известно заранее, - чуть кивнул головой Фред. - Накануне вечером в здании Министерства собирался консилиум по тебе, где большинство колдунов высказалось за помещение тебя под присмотр дементоров. Наш отец пытался возражать, но ты же знаешь этих старых и вечно всего боящихся волшебников - стоит Хмури чуть приукрасить события, они готовы проголосовать за что угодно, лишь бы их внуки и дети спали спокойно. А какой ценой это будет достигнуто - неважно.
- И великий мученик Драко должен был взять на себя чужую вину, - пафосное выражение лица Малфоя заставило близнецов слегка улыбнуться. - И где же наш рыцарь на белом коне, который спасет меня от сумасшедшего Хмури и его банды?
Джордж и Фред понуро опустили голову, всем своим видом показывая, что ничего не знают о Гарри и его местонахождении. Да и Драко не был уверен в том, что имеет право спрашивать их о Поттере - слишком еще свежи были воспоминания о недавних событиях на квиддичном поле.
- Есть еще одна причина, по которой ты сейчас находишься здесь, а не в Азбаканской тюрьме, - произнес Фред. - Гарри пропал со вчерашнего вечера после того, как уехал повидаться со своими родственниками - магглами. Сириус и несколько Авроров уже приступили к поискам, Рон будет с минуты на минуту, чтобы сообщить тебе и нам о результатах…
Фред не успел закончить свою фразу, как дверь в подвал тихонько скрипнула, и на пороге появился его младший брат. Даже в полумраке комнаты было заметно, что Рон выглядел очень усталым и изможденным, юношеское лицо прорезали несколько морщинок, а чуть дрожащие руки выдавали волнение и внутреннюю тревогу Уизли.
- Ничего, ровным счетом, ничего, - таким же усталым тоном произнес Рон, заметив вопросительные взгляды близнецов. - Авроры с ног сбились в поисках Гарри - все видели, как он садится на поезд Хогвардс-экспресс, берет маггловое такси, но на Прайвет Драйв его след теряется и в доме ненормальных Дурслеев Поттера тоже не нашли. Сириус просто в шоке - на пороге нашли несколько пятен, с виду напоминающих запекшуюся кровь.
- Только не это, - застонал Драко. - Черт, неужели у Поттера не хватило ума понять, что письмо - обычная ловушка для таких бесстрашных и глупых героев, вроде него?
- Как ты можешь такое говорить? - в сердцах выкрикнул Рон, сжимая кулаки. - Он - твой брат, и, возможно, его жизнь находится в опасности.
- Уизли, теперь я понимаю, что связывает тебя с Поттером - ваша непроходимая обоюдная тупость, - съязвил Малфой. - Представляю себе, сколько еще человек может пострадать от такого союза.
Казалось, через секунду Рон был готов броситься на Малфоя и от души наподдавать более щуплому подростку, но сдержался, понимая, как глупо будет выглядеть со стороны.
- Может, ты оставишь свои язвительные комментарии при себе, Малфой? - Уизли судорожно проглотил застрявший ком в горле. - И подумаешь, наконец, как можно помочь в поисках Гарри?
- Ах, да, я понимаю, что своей свободой обязан только исчезновению моего милого братика, - продолжал нудить Драко. - Как только выяснится, что Поттер зависает у очередной тайной поклонницы, меня с удовольствием вернут в Азбакан.
- Я еще ребенком был уверен, что тебе там - самое место, - не остался в долгу Рон. - Но, если есть хоть один шанс из ста, что ты сможешь нам помочь, то я готов зажать нос и потерпеть дурной запах Малфоев.
- Ты глуп, Уизли, я всегда это знал. Такой же храбрый, как Поттер, но более глупый, - прошипел Малфой. - Жизни Поттера ничего пока не угрожает - даже если и имело место похищение моего брата, то цель преследовалась только одна: мой Амулет Жизни. Кому-то или чему-то очень хочется списать на меня свои преступления, а потом избавиться от меня, как от ненужного свидетеля.
- То есть, говоря иначе, кто-то был абсолютно уверен, что Гарри всегда носит на шее твой Амулет Жизни, и ради него была разыграна вся эта история с письмом? - задумчиво спросил Джордж.
- Хвала Мерлину, семейство Уизли наконец-то всеобщими усилиями смогло добраться до истины, - театрально выдохнул Драко. - Люциус всегда говорил мне, что в вашей семейке один ум разделен на число братьев.
- Заткнись, Малфой, - Рон привычной для Драко фразой прервал исторический экскурс юноши. - То, что Амулет сейчас у тебя, еще не доказывает, что жизнь Гарри в безопасности, и…
- О! Теперь я понимаю, почему близнецы Уизли взяли за прототип игрушки именно тебя, - ухмыльнулся Малфой. - Не замечать очевидное - это в твоем стиле.
Перебранка между Роном и Драко, продолжавшаяся еще какое-то время, становилась все ленивее, словно собеседники исчерпали словарный запас взаимных упреков и оскорблений. Тем более, перепалка не проясняла ситуацию с исчезновением Поттера на Прайвет Драйв. Драко пытался создать мысленный контакт с братом, но или расстояние до него было слишком большим, либо Гарри заблокировал связь - в тишине своего сознания Драко начинал слышать голос тревоги за жизнь Мальчика-Который-Выжил.

***

Поттер никогда еще не испытывал такой злости к самому себе: надо же было так глупо попасться на уловку своего двоюродного брата, написавшего под чью-то диктовку письмо. Ведь сразу же было ясно, что ничего хорошего из этой затеи с посещением Прайвет Драйв не получится, тем более, что Дурслеи последнее время не особо обременяли себя заботами о Гарри, с радостью переложив их на плечи крестного отца и Нарциссы. Неужели осторожность, какую всегда демонстрировал его приемный брат, никогда не станет чертой характера Мальчика-Который-Выжил? Гарри прекрасно понимал, что бросаться в омут с головой ради Дурслеев было самым глупым решением для семнадцатилетнего человека. Но…
Мысли Поттера отвлек новый приступ боли, пронзившей его плечо: противное красное липкое пятно расплывалось около небольшой зияющей раны от маггловой пули. Оптимизма не прибавлял даже тот факт, что она, судя по всему, прошла навылет - кисти практически не слушалась, а любое движение причиняло Гарри нестерпимое жжение. Попытки применить заживляющие рану заклятия успеха не возымели: сила Магида не находила своего выхода в израненной руке Поттера, создавая лишь небольшое облачко около пальцев. Гарри оглядел помещение в поисках чистого куска ткани, который было бы можно приложить к ноющему плечу: в длинной узкой комнате с высокими потолками не было ни мебели, кроме небольшого сломанного стула в углу, ни окон. Все освещение состояло из двух тусклых маггловых лампочек, одна из которых сиротливо болталась над головой Поттера, а вторая - над небольшой дверью в конце. С трудом передвигая затекшие от бездействия ноги, Гарри направился к ней, не особо надеясь, что та окажется незапертой. Но ручка двери мягко опустилась вниз, позволяя Поттеру выскользнуть из душной комнаты и оказаться в таком же узком коридоре. Судя по разбросанным на полу остаткам строительных материалов и обрывкам бумаг с непонятными заголовками, Гарри находился в ремонтирующемся здании, наверняка принадлежащему какой-нибудь английской маггловой фирме. Зажимая плечо, Поттер спустился на этаж ниже и осторожно, словно ожидая подвоха, направился к выходу. Дверь мягко подалась, и Гарри зажмурился от ослепительного дневного света, больно бьющего ему в глаза. Несколько человек, сидящих на скамеечке около входа, удивленно взглянули на юношу со странным зигзагообразным шрамом на лбу, держащего руку на окровавленном плече.
- Que avec vous, la personne jeune? - спросил невысокий пожилой мужчина в грязном рабочем халате. - L'aide vous est necessaire?
Гарри вздрогнул - человек говорил на совершенно незнакомом ему языке, очень похожем на тот, на котором общалась Флер Де Лакур.
- Vous demandez a l'hopital, - покачал головой мужчина. - Chez vous la blessure a feu.
- Простите, я не понимаю вас, - превозмогая боль, ответил Гарри. - Вы говорите по-английски?
Услышав голос Поттера, мужчины на скамейке переглянулись, удивленно вскидывая брови.
- Я немного говорю, - юноша, чуть постарше Гарри, привстал. - Вам нужно в больницу, у вас огнестрельное ранение.
- Мне нужно попасть на Диагон Аллею, - возразил Гарри и тут же осекся - вряд ли юноша-маггл мог знать о ней. - Или хотя бы на Прайвет Драйв.
- Никогда не слышал о такой, - удивился тот и посмотрел на сидящих мужчин, те лишь молча и недоуменно переглянулись. - Вы ничего не путаете?
Смутная догадка пронзила сознание Поттера, унося на задний план горячую и пульсирующую боль в раненом плече - мужчины выглядели вовсе не как привычные для магглового мира англичане, а язык, на котором они общались, не имел ничего общего с его родным.
- Вы - иммигранты? - с робкой надеждой, еще теплившейся в его душе, спросил Гарри.
- Нет, мы - коренные французы, - чуть смущенно ответил юноша, пристально вглядываясь в глаза Поттера. - Вы сможете идти? До приемного покоя одной из муниципальных медицинских клиник недалеко, я могу проводить вас…
- Какой это город? - еле слышно перебил его Гарри.
Юноша посмотрел на него округленными от удивления глазами, словно слова Поттера были похожи на бред душевнобольного человека.
- Это Лион, - мягко произнес он, боясь реакции Гарри на свой ответ.
Поттер в изнеможении опустился на деликатно освобожденное пожилым мужчиной место скамейки: страх одиночества и незнакомой местности охватил его разум - оказаться в чужой стране в таком состоянии и не вызвать никаких вопросов к себе было просто нереально, любой прохожий или полицейский сразу же заподозрил бы в Поттере что-нибудь необычное. Гарри никогда даже и представления не имел, что необходимо делать в таких случаях, обращаться в местное министерство Волшебства и Магии? Но как его найти? Ведь не подойдешь к полицейскому с вопросом: "Извините, Вы не подскажете, как найти местных колдунов, мне необходима их помощь". В лучшем случае, тот покрутит пальцем у виска и посмеется, а если - нет?
- Il faut le mener a ma maison, - произнес юноша, обращаясь к пожилому мужчине. - Mes parents pourront prendre soin.
Через подступающую к горлу тошноту и головокружение, Гарри почувствовал, как сильные руки осторожно приподняли его со скамейки и, поддерживая с обеих сторон, повели его к небольшому домику на противоположной стороне улочки.

***

"Новая сенсация! Сегодня утром из зала суда совершен побег осужденного за преступления против волшебного мира. Драко Малфой, обвинявшийся сразу по нескольким статьям и приговоренный высшим судом Министерства к четырем годам заключения в Азбаканской тюрьме, с помощью неизвестных сообщников применил сонный туман и скрылся в неизвестном направлении. Аврорам, чьи действия могут расцениваться как халатность, так и не удалось напасть на след преступников. Министерство категорически отрицает взаимосвязь между побегом Малфоя-младшего и таинственным исчезновением знаменитого в колдовском мире Гарри Поттера, однако по неофициальным источникам нам стало известно, что накануне, во время посещения Азбаканской тюрьмы, между ними произошла ссора, что может навести на мысль…"
- Мистер Уизли! - решительный голос профессора МакГонагл прервал чтение экстренного выпуска одной из волшебных газет. - Надеюсь, вы не забыли, что пока являетесь учащимся седьмого курса Хогвардса?
Рон с тоской заглянул в глаза пожилого профессора трансфигурации - в них таилась такая же печаль и тревога, которые наполняли и Гермиону, и Джинни, и остальных студентов Гриффиндорского факультета. Уизли прекрасно осознавал тот факт, что МакГонагл первой бы возглавила поиски исчезнувшего вчерашним вечером Поттера, если только это бы представлялось возможным - шли последние минуты послеобеденных занятий, а о Гарри до сих пор не было никаких известий.
- Простите, профессор, - задумчиво произнес Рон.
- Я прекрасно вас понимаю, мистер Уизли, - голос Минервы чуть смягчился. - Но давайте предоставим поиски Малфоя и Поттера профессионалам, не хватает еще, чтобы вы наделали очередную кучу глупостей. Потрудитесь, пожалуйста, сосредоточиться на заданиях, пока я не сняла с вашего факультета несколько баллов.
Рон молча уставился в свой исписанный размашистым почерком пергамент, делая вид, что погрузился в составление очередной формулы для превращений. Однако его мысли были заняты совсем другим: почему, интересно, Малфой так уверен в том, что жизни Поттера ничего не угрожает? Неужели это только желание успокоить самого себя и окружающих? Рон не был специалистом в психологии колдунов, с таким интересом изучаемой в последнее время Гермионой, однако и без этого мог видеть, насколько Малфой напуган исчезновением приемного брата. Даже близнецы Уизли смогли разглядеть за пафосным равнодушием Драко страх и отчаяние. "Ты и я почувствовали бы, если с Гарри случилось что-то непоправимое", - эти слова Малфоя почему-то застряли в сознании Рона. В этом был какой-то смысл, в последнее время Уизли мог поклясться, что чувствовал присутствие Гарри каждой частичкой своего разума так, как в свое время это мог делать Драко. И это ощущение твердо убеждало Рона в том, что с Гарри ничего страшного и непоправимого не произошло. Но тогда что же могло случилось с ним, если сбившиеся в поисках авроры только молча разводили руками, так и не сумев напасть на след исчезнувшего брата Малфоя. "Черт, Гарри, почему ни я, ни Гермиона не поехали с тобой к этим Дурслеям?", - тоскливо подумал Рон.
- Мистер Уизли, вы, кажется, не собираетесь прислушиваться к моим советам, - профессор МакГонагл, видимо, расслышала последнюю реплику Рона, сорвавшуюся с его губ в отчаянном шепоте. - Я снимаю с вашего факультета два балла.
Рон краем глаза заметил ухмыльнувшуюся Паркинсон и схватившегося за голову Финнигана, для которого каждый балл, снятый с факультета, уничтожал последнюю надежду не оказаться на самом последнем месте в борьбе за кубок школы - о лидерстве мечтать уже не приходилось. Но самым удивительным для Уизли было то, что впервые за несколько последних месяцев он не ощутил на себе укоряющего взгляда Гермионы. Грейнджер не только не смотрела в его сторону, она осторожно вытянула руку и, увидев одобрительный кивок головы МакГонагл, тихо попросила:
- Профессор, разрешите мне и мистеру Уизли покинуть класс, нам необходимо сообщить директору школы очень важное известие?
- Мистер Уизли? - Минерва удивленно посмотрела на Рона, который, судя по округлившимся глазам, и понятия не имел, о чем говорит Гермиона.
- Да, - неопределенно ответил Уизли. - У нас есть кое-какие соображения по поводу поисков Гарри.
- Я уверена, что это может подождать несколько минут, - сухо заметила Минерва, удивляясь реакции остальных учащихся: большинство из них смотрело на нее с нескрываемым чувством неодобрения. Студенты, шокированные происходящими событиями, явно ждали от нее каких-то решительных действий. - Впрочем, поскольку мистер Уизли и вы, мисс Грейнджер, все равно не можете сосредоточиться на занятиях, я могу разрешить вам покинуть класс, если пообещаете не предпринимать никаких опрометчивых шагов.
- Хватит, Рон, - покачала головой Гермиона, когда дверь в кабинет трансфигураций захлопнулась за их спинами. - Я хочу знать все, что тебе известно, причем от начала и до конца без условностей и намеков.
Уизли молча уставился на Грейнджер, делая вид, что ничего не понимает, но настойчивый взгляд Гермионы заставил опустить глаза - врать и изворачиваться перед ней совершенно не хотелось, учитывая, что рядом с ним стоял человек, неоднократно спасавший жизнь и ему, и Малфою, и Гарри.
- Где Драко? - не обращая внимания на возникшую паузу, спросила она. - С ним все в порядке?
- Я уверен, что… - Рон замялся, не решаясь сказать Гермионе правду. - Я не знаю,…
- Рон, ты слышал, что я просила? - Грейнджер схватила его за плечи и стала яростно трясти. - Гарри и Драко в опасности, а ты стоишь и думаешь, стоит ли мне знать правду. Если не хочешь потерять меня как друга, не смей врать.
- С Малфоем все в порядке, - быстро прошептал Рон и, словно испугавшись своих слов, стал молча озираться по сторонам.
- Где он? - не унималась Гермиона. - Я хочу с ним поговорить, поскольку из тебя все нужно вытаскивать клещами.
- Прекрати меня дергать за мантию, ты ее порвешь, - простонал Рон. - Малфой сидит в подвальчике хохмагазина Фреда и Джорджа под их строгим присмотром, и, клянусь, у него нет никакого желания оттуда уходить.
Пальцы Гермионы разжались, и Рон недовольно поправил мантию на своих плечах. Признаться, Уизли не ожидал от Гермионы такой настойчивости, обычно она ограничивалась суровыми внушениями и таким же суровым взглядом, заставлявшего собеседника теряться перед ним.
- Если хочешь совершить благородный поступок, Рон, поговори с Джинни и расскажи ей правду, - чуть спокойнее произнесла Гермиона. - Бедная девочка места себе не находит, теряясь в догадках и мучаясь от неизвестности. От ваших постоянных секретов у кого угодно кругом пойдет голова.
- Очень удачная мысль, Гермиона, - пробурчал Рон. - Она и секунды ждать не будет, когда узнает, где находится ее милый Малфой - не буду же я использовать силу, чтобы удержать сестру.
- Джинни гораздо умнее, чем тебе кажется, Рон, - покачала головой Гермиона. - Если ты сумеешь ее убедить в том, что ежеминутное желание увидеть Драко может ему навредить, она этого не сделает.
- Хотелось бы верить, - усмехнулся Рон и стал неохотно подниматься наверх к Гриффиндорской Башне. - Не желаешь составить компанию?
- Я должна поговорить с Драко и сделаю это немедленно, - отрезала Гермиона, решительно направляясь к выходу.
"Ну почему мне всегда достается самое сложное?", - тоскливо подумал Рон, подходя к портрету Толстой Тети.
- Большая вечеринка, - пробурчал он себе под нос.
- Где? - изумился портрет, но тут же отъехал в сторону, открывая узкий проход в общий зал Гриффиндора.
Перед камином, свесив руки с подлокотника кресла, сидела Джинни, задумчиво уставившись на весело потрескивающие поленья. Услышав за своей спиной шаги, она резко обернулась и бросила на Рона нетерпеливый взгляд.
- Есть что-нибудь новое о Гарри и Драко? - тихим шепотом спросила Джинни, не надеясь, впрочем, на положительный ответ.
Рон внимательно оглядел сестру - ему вовсе не светила мысль выкладывать ей всю правду, а потом силком удерживать от неуемного желания повидаться с Малфоем.
- Э, Джинни, - неуверенно ответил он. - С Драко все в порядке, он будет в безопасности, если только ты не бросишься на немедленные поиски.
- Ты его видел? - ее голос чуть дрогнул. - Где он сейчас?
- Джинни, ты меня не слушаешь, - нахмурился Рон. - Для Малфоя сейчас будет лучше, если ты просто запасешься терпением - любой неосторожный шаг может привести к тому, что Драко вновь предстанет перед судом за преступление, которого он, скорее всего, не совершал.
- Я имею право убедиться, что с ним все в порядке, - твердо сказала Джинни.
- Такое право есть у нас всех, Джинни, - уверенно сказал Рон, поражаясь собственному хладнокровию. - Малфой уже, небось, вовсю плачется Гермионе о своей нелегкой судьбе.
- О чем ты говоришь, Рон? - изумилась Джинни. - Гермиона уже час не выходит из своей спальни старосты, обложившись какими-то средневековыми книгами.
У Уизли неприятно засосало под ложечкой - он в несколько секунд преодолел ступеньки, ведущие в спальню Грейнджер и распахнул дверь. Гермиона сидела за небольшим столом, погрузившись в очередную толстую книгу.
- Гермиона, ничего не спрашивай и просто иди за мной, - ответил он на изумленный взгляд старосты Гриффиндора. - Я только что разговаривал с неизвестным мне человеком, выглядевшим в точности как ты.
Не дожидаясь вопросов, Рон так же быстро стал спускаться вниз, слыша за своей спиной торопливые шаги Гермионы.
- Джинни, иди за нами, - прокричал Уизли, нетерпеливо дожидаясь, когда медлительный портрет отъедет в сторону.
Все трое выскользнули из башни и начали бегом спускаться по лестнице к выходу, пока нога Рона не зацепилась за какой-то ботинок, валявшийся около центральной лестницы - в нескольких метрах от него лежало бездыханное тело профессора арифмантики Майкла Дулиффа.


Что с вами, молодой человек?
Вам необходима помощь?
Вам нужно в больницу.
У вас огнестрельная рана.
Нужно отвести его ко мне домой.
Мои родители смогут о нем позаботиться.
 

Фотогалерея