Предательство. Глава 16. "Слепая Фемида"

Глава 16.

"Слепая Фемида"

Гарри уставился на Драко немигающим взглядом - его брат только что твердым и уверенным тоном попросил вернуть Амулет жизни, вещь, которая связывала их тонкой, невидимой простому взору, нитью ответственности за судьбу Малфоя. Поттер сначала даже не осознавал те слова, которые слетели с бледных от усталости губ юноши с серебристыми волосами, протягивающего к нему руки, скованные адмантиновыми наручниками. Прошло несколько минут, а Гарри все еще смотрел в глаза Драко, отказываясь поверить в только что услышанное.
- Верни мой Амулет жизни, Поттер, - повторил Малфой, чуть приподнимая брови вверх.
- Ты… ты не можешь так поступить со мной, - тихо прошептал Гарри. - Выслушай меня, Драко, я уверен…
- Проблема не в тебе, Поттер, - Малфой чуть приподнялся с кровати, тихонько отстраняя от себя Джинни. - Я сам не хочу больше возлагать на тебя ответственность за свою жизнь, наблюдать, как ты можешь распорядиться ею совершенно необдуманно.
- Если я совершил ошибку, то у меня есть право ее исправить, - твердо произнес Гарри. - И я сделаю все от себя зависящее, чтобы вернуть твое доверие.
- Ты или глуп, Поттер, или не понимаешь, о чем я тебе только что сказал, - насмешливо протянул Драко. - Меня совершенно не интересует, что ты там видел или что тебе известно, я всегда чувствовал твое недоверие к себе, что ж, наверное, у тебя есть такое право - время не залечило твои раны, которые Драко Малфой нанес раньше.
- Я знаю, что могу доверять тебе, - возразил Гарри.
- Ага, именно поэтому я сейчас здесь, в этой чертовой камере с прелестными серебристыми оковами на запястьях, - Драко покрутил руками перед лицом Поттера. - Не сказать, что они мне не идут - наверное, колечки хорошо гармонируют с моей внешностью, придают шарм неотразимой внешности наследнику Слизерина.
- Не говори глупостей, - смутился Гарри. - Ты должен понять меня: когда я услышал о нападении на Дырявый котел и ранении крестного, то не давал себе отчета в действиях, и Хмури сыграл на этом, заставив рассказать о том, что мы с Роном видели в Министерстве в ночь похищения книги. Мне жаль, если я сделал какие-то неправильные выводы из…
- А кто тебе давал право делать эти выводы? - закричал Малфой. - Ты предпочел утаить от меня свои подозрения, хотя на каждом углу твердишь о доверии к брату.
- Помоги мне справиться с этим, - Гарри перешел на шепот.- Я знаю, что в глубине души ты хочешь дать мне шанс, только боишься признаться себе в этом.
- Для начала расскажи мне, что вы с Роном видели в ту ночь, - нахмурился Драко, словно Поттер прочитал какую-то сокровенную мысль Малфоя, хотя в адмантиновой камере это было практически невозможно.
Гарри стал подробно описывать их с Роном путешествие назад во времени, стараясь не упустить ни малейшей детали - он заметил, как брат вздрогнул, услышав собственное имя, и заметно поник.
- Плохи мои дела, - хмуро произнес он. - У меня действительно возникли проблемы.
- Если хочешь, завтра на суде я опровергну свои собственные слова, - сказал Гарри.
- Думаешь, Поттер, что меня волнуют добытые сомнительным путем доказательства и умозаключения всеобщего героя? - Драко скривился в усмешке. - Вряд ли тебя погладят по голове за незаконное путешествие назад во времени, даже этот придурок Хмури об этом знает. Меня, как тебе не покажется странным, больше интересует своя собственная, никчемная с точки зрения многих колдунов, жизнь - уж слишком много совпадений.
- Каких еще совпадений? - недоуменно спросил Гарри.
- Мальчику-Который-Выжил определенно нужны более сильные очки, если он не в состоянии смотреть дальше, чем на метр от собственного носа, - съязвил Малфой. - Послушай, Поттер, если ты действительно хочешь мне помочь, немедленно отдай мой Амулет, пока я не набросился на тебя и не откусил его.
- Драко, пожалуйста, - умоляюще прошептал Гарри.
- Отдай мой Амулет, - прошипел Малфой и с угрожающим видом направился к Поттеру. - Я вовсе не хочу, чтобы кто-то или что-то, управляя твоими мыслями, как марионетками, отправил меня в гости к твоим родителям.
- Послушай, - начал было Гарри.
- Довольно, Поттер. Я сам хочу позаботиться о своей безопасности и научиться самостоятельно отвечать за поступки, которые совершаю, - Драко подошел в плотную к Гарри и протянул ладони. - Верни мой Амулет, если хочешь остаться моим братом.
Гарри как во сне расстегнул цепочку и бережно положил переливающийся бледно-розовым цветом кулончик в холодные руки Малфоя.
- Верю, Драко, слышишь, верю, что наступит тот день, когда ты передашь мне Амулет обратно, доверяя не только свои мысли, но и жизнь. Я буду ждать ровно столько, сколько времени тебе понадобиться, чтобы осознать, как мне больно от сделанной ошибки, - тихо произнес Гарри и направился к двери камеры. Он не видел и не слышал, как Джинни осторожно прижала к себе Драко, который сдерживал себя из последних сил, чтобы не показать предательски набегающую на глаза слезу. В небольшом узком коридорчике сидел Сириус, задумчиво смотрящий на небольшую щель в полу, как-будто в ней было скрыто некое решение свалившейся на их плечи проблемы. Гарри про себя отметил, что за последние несколько часов его крестный сильно сдал, словно кто-то выпустил воздух из обычно бодрого и жизнерадостного Блэка, превратив того в сморщенную фигурку пожилого колдуна - на бледном лице проступили морщины, а взгляд был отрешенным и потерянным.
- Как он? - бесцветным голосом спросил Сириус. - Тебе удалось с ним поговорить?
- Вряд ли это нам обоим помогло, - покачал головой Гарри.- Драко сейчас не в той ситуации, чтобы правильно оценить мой поступок и простить его.
- Не вини себя, мой мальчик, - Сириус задумчиво посмотрел в глаза Поттеру. - Любой бы на твоем месте поступил так же, пытаясь защитить своего близкого человека от беды, даже Драко, хотя он сейчас этого, может, и не осознает.
- Ты знаешь, Сириус, мне всегда казалось, что я сильнее своего названного брата, но последние события меня в этом разубедили, - ответил Гарри. - У Драко поразительное самообладание и огромная любовь к жизни, хотя последнее он старательно скрывает. Но Малфой больше мне не доверяет, боюсь, брат просто возненавидел меня, и только события из недавнего прошлого не позволяют вычеркнуть Поттера из его жизни раз и навсегда.
- Время все расставит по местам, Гарри, - прошептал Сириус. - Меня сейчас волнует еще кое-что.
Блэк протянул Поттеру небольшой невзрачный конвертик, внутри которого лежала небольшая записка, написанная смутно знакомым почерком:

Гарри! Мне очень нужно срочно переговорить с тобой, не мог бы ты прибыть домой (зачеркнуто) на Прайвет-драйв сегодня вечером?
Подписи не было.
- Какая-то глупость, - Гарри пожал плечами. - Я не видел их толком уже год, и, уж тем более, не получал никаких писем. Вряд ли я могу сказать о себе, что горю желанием повидаться с Дурслеями - они никогда и ничего не делали для меня просто так, значит, им что-то нужно.
- Я бы на твоем месте съездил, может, это как-то связано с последними событиями? - мягко возразил Сириус. - Дамблдор уже в курсе, он отпускает тебя до завтрашнего утра.

***

После последней фразы директора школы в кабинете профессора Дулиффа воцарилась необыкновенная тишина, оба собеседника замолчали, словно оценивая смысл прозвучавшей фразы. Разговор продолжался уже около получаса, отвлекая маггла от подготовки к завтрашним занятиям со старшекурсниками. Майкл заметно занервничал - чай, который он пытался налить в свою чашку, то и дело норовил выплеснуться на розовую скатерть, постеленную на небольшом столике в углу. Дамблдор внимательно следил за ним, наблюдая из-под своих очков за невысокой фигурой молодого профессора Хогвардса.
- Я не могу пойти на это, профессор Дамблдор, - Майкл уронил на пол кусочек желтого сахара. - Пока, по крайней мере, вы не объясните мне истинные причины нашего с вами разговора.
- А вы не догадываетесь, коллега? - Альбус чуть приподнял брови в вопросительном выражении.
- Совершенно не понимаю, - Дулифф пожал плечами, стараясь скрыть охватившее его волнение. На самом деле он прекрасно понимал, к чему клонит профессор Дамблдор, но обычно трезвый и холодный ум молодого учителя отказывался принимать истинное положение вещей.
- Я не могу, конечно, настаивать на этом, - спокойным тоном произнес Альбус. - Но, поверьте, мой молодой коллега, так будет лучше для нас всех - если мы изолируем его, шансов на несанкционированное использования прибора будет гораздо меньше. Если вас волнует вопрос собственной безопасности в Хогвардсе, то я могу пообещать, что никто из учащихся не применит свои навыки и знания во вред вам.
- Послушайте, профессор, этот накопитель - мое личное изобретение, пока существующее в единичных экземплярах, - чуть увереннее произнес Майкл. - Но принцип изготовления и его схема у меня в голове, поэтому без самого прибора я не смогу обеспечить собственную безопасность, если кому-то в голову придет применить пыточное заклятие или что-то вроде этого. Вы предлагаете отдать накопитель в некие надежные руки, оставляя меня практически беззащитным в волшебном мире?
- Мой друг, - Дамблдор бросил выразительный взгляд на Дулиффа. - Мне прекрасно известно, что вы обладаете уникальными знаниями и гениальными математическими способностями, до которых мне, увы, очень далеко. Создание прибора принесло в наш мир много хорошего, защищая и охраняя представителей колдовской части Англии от злых намерений нечистых на руку волшебников, иногда даже становится жаль, что накопитель не появился чуть раньше, когда бы мы могли спасти жизни колдунов, погибших в неравной схватке с Вольдемортом и его последователями.
- Из-за которых, в свое время, погибли мои родители, - тихо прошептал Дулифф. - Но именно благодаря этому факту у меня и родилась мысль о создании накопителя волшебной энергии, способного поглощать и удерживать ее в себе.
- Простите, Майкл, что заставил вас заново пережить события давно минувших дней, я верю, что вы очень сильный человек, - Дамблдор чуть смутился. - Но давайте вернемся к нашему разговору. Что ж, наверное, вы имеете право знать те подробности, которые затрагивают похищение книги мертвых из здания министерства, а, точнее, исчезновение из хранилища. Представьте, коллега, что некая вещь обладает огромным колдовским потенциалом, который, умноженный на силу самого волшебника, способен создавать армии зомбированных магглов и волшебников, разрушающих все на своем пути и четко следующих указаниям и распоряжениям своего создателя. Потенциал, способный возвращать к жизни тела умерших людей и животных - существ, которые никогда не останавливаются перед необходимостью выбора, поскольку жажда убивать является их единственной целью. Если вы помните историю, мой друг, именно такое войско и принесло победу Атилле в прошлых тысячелетиях: бесстрашные, холодные и не знающие сострадания и жалости твари уничтожали целые города, превращая магглов и колдунов в себе подобных, оставляя за собой реки крови и стоны заживо горящих в огне войны людей.
- Но причем здесь мое изобретение? - недоуменно спросил Майкл. - Вы мне уже неоднократно намекаете на него и на эту дурацкую книгу, о существовании которой я не догадывался еще месяц назад.
- Проявите терпение, коллега, - Дамблдор нахмурился. - Книгу способны открыть только очень сильные колдуны, которых можно пересчитать по пальцам - все они состоят на специальном учете в секретном отделе Министерства Волшебства и Магии. Но даже для использования заклятий "НЕКРОНОМИКОНА" необходимо иметь ее под рукой, поскольку одних знаний и простой волшебной палочки будет недостаточно, чтобы сделать процессы превращения необратимыми. Нам совершенно точно известно, что экземпляр не покинул пределы здания Министерства, поэтому неизвестный нам колдун пока не в состоянии применять заклятия в полную силу, поскольку он не имеет под рукой магию книги, но это только пока.
- Вы хотите сказать, что… - голос Майкла задрожал.
- Колдун не может вынести из здания книгу мертвых, поэтому для завершения своих целей ему может понадобиться другой источник волшебной энергии, - сказал Дамблдор и понизил голос. - С этой точки зрения ваш накопитель может сослужить волшебнику неплохую службу, погрузив колдовской мир в хаос и темноту.
- Но ведь именно он и призван защищать нас от этого, поглощая волшебную энергию заклятий, - задумчиво произнес Майкл.
- В мире очень много вещей, коллега, которые созданы, чтобы приносить радость и спокойствие в наш дом, - ответил Дамблдор. - Но как часто, создавая их, мы задумываемся о возможных последствиях? Магглы изобрели огнестрельное оружие, призванное защищать их от нападений, но в злых руках оно говорит гораздо чаще, чем им хотелось бы. Волшебники ищут для своих палочек новые заклинания, помогающие излечивать болезни, но именно так и было найдено смертельное заклятие. Вы, Майкл, изобрели удивительное устройство, которое способно перевернуть мир волшебников и магглов, но кто может поручиться, что его нельзя будет использовать как оружие в борьбе за господство? Ведь нам с вами прекрасно известно, что накопитель в состоянии не только аккумулировать волшебную энергию, но и отдавать ее обратно.
- Вы думаете, профессор, что нам действительно угрожает опасность? - Майкл внимательно посмотрел на Дамблдора.
- Я не могу, к сожалению, точно ответить на ваш вопрос, коллега, - неуверенно ответил Альбус. - Но пока возможность похищения существует, будет лучше, если накопитель пока будет находиться в недосягаемом для колдуна месте. Так безопаснее и для вас, профессор Дулифф, именно поэтому вы сейчас и находитесь здесь, в Хогвардсе. Я не призываю вас немедленно отдать мне накопитель, однако прошу внимательно обдумать мое предложение, поскольку на карту могут быть поставлены жизни других людей.
Майкл перевел взгляд на маленький приборчик, так удобно висевший у него на поясе и переливавшийся маленькими разноцветными огоньками. Он прекрасно понимал, что накопленной энергии хватит для разрушения не только Хогвардса, но и доброй половины Лондона, если накопитель попадет в чужие руки, но страх остаться невооруженным перед многочисленными представителями колдовского мира не позволял принять немедленного решения.
- Хорошо, - сказал Майкл. - Я подумаю.

***

Табличка, висевшая около большого дома на Прайвет Драйв, изрядно истрепалась, облупившаяся краска почти слетела с нее, не давая возможности различить цифру четыре, но для Гарри это было не важно - он никогда бы не смог забыть этот ненавистный дом с вечно недовольными его присутствием Вернонами. Именно здесь он научился выживать, отрабатывая каждый засохший кусочек хлеба, который ему швыряли как бездомной собаке его родные тетя и дядя. Тут у него в детстве была маленькая каморка под лестницей, где он мог побыть со своими мыслями и фантазиями, глотая слезы обиды на свою жестокую судьбу, а из окна второго этажа Гарри когда-то улетал на машине семейства Уизли, спасаясь бегством от безумия родственников. Но все равно какая-то тоска по прошлому начала тихонько наполнять сердце Поттера, поскольку именно здесь и прошли юные годы Мальчика-Который-Выжил. Клумбы с цветами, за которыми так бережно ухаживал маленький Гарри, давно поросли сорняками и бурьяном, скамейка около газона прогнила и почти разрушилась, а сам дом стал серым и безликим, словно погрузился в вечный сон, уныние и ужас которого не могло скрыть даже ярко светившее солнце. И только небольшой кустик шиповника, посаженного мальчиком тайком от тети Петунии, ласково касался рук уже повзрослевшего юноши, словно благодарил за некогда подаренную ему жизнь.
- Похоже, ты единственный, кого я здесь рад видеть, - задумчиво произнес Гарри.
Если бы не Сириус, он никогда бы сюда не вернулся, предпочитая лучше навсегда забыть страшные воспоминания из детства, одна мысль очутиться здесь и увидеть лица своих родственников настолько ужасала сознание Поттера, что он готов был бежать отсюда, куда глаза глядят, но обещание, данное крестному, сдерживало его. И Рон, и Гермиона отказались сопровождать Гарри, поскольку оба считали это сугубо личным делом - вряд ли им тоже особо хотелось увидеть перед собой напыщенную физиономию дяди Вернона. Юноша осторожно нажал кнопку звонка, с замиранием сердца слушая знакомую трель, раздававшуюся внутри дома на Прайвет Драйв, 4. Гарри почему-то надеялся, что никого не будет дома, и он с чистым сердцем отправится обратно в Хогвардс, но медленно открывшаяся дверь разбила его маленькую мечту - на пороге стоял дядя Вернон собственной персоной. Около минуты они разглядывали друг друга, словно противники, стоящие по разные стороны баррикад (в оригинале текста - "порога", прим. переводчика), не произнося при этом ни слова. На дяде был старый выцветший халат, неуклюже болтавшийся на заметно похудевшем от переживаний теле Вернона. Гарри внимательно всмотрелся в его лицо: было совершенно очевидно, что тот за последнее время сильно постарел, большие морщины покрыли его лоб волнистыми линиями, седые волосы торчали в разные стороны как пакли, а кончики усов обвисли, будто подчеркивая беспомощность и преклонный возраст их обладателя. Но глаза, сверкавшие холодным презрением и ледяной ненавистью, говорили Поттеру, что дядя его узнал практически сразу.
- Чего тебе? - прошипел Вернон. - Какого черта тебе здесь нужно?
- Вы не знаете, кто бы мог написать мне вот это? - совершенно растерянно произнес Гарри, доставая пергамент и передавая его Вернону. Тот брезгливо, словно конверт был испачкан навозной бомбой, посмотрел на листок и бросил его на землю.
- Дадли нет дома, - сквозь зубы проскрипел Вернон. - Можешь подождать его на улице, я не позволю, чтобы ненормальный вроде тебя переступал порог моего дома.
- Мне неприятен этот дом еще больше, чем я вам, - с отвращением выдавил из себя Гарри. - И все ваше семейство, которое не способно любить кого-либо и дарить частичку хорошего другому человеку. Я здесь только потому, что кто-то из Вернонов просил меня срочно приехать, но вовсе не собираюсь выслушивать оскорбления от людей вроде вас.
- Неблагодарная дрянь, - выдохнул тот, собираясь разразиться новой порцией оскорблений в адрес стоящего перед ним юноши, но что-то отвлекло его от Гарри. Глаза Вернона, смотрящие через плечо Поттера, стали расширяться от ужаса, и он закричал. - Что ты делаешь?
Гарри не успел повернуть голову, чтобы посмотреть на предмет или человека, так испугавшего его дядю - раздался небольшой хлопок, и юноша почувствовал, как что-то обожгло его плечо. И, прежде чем потерять сознание, Гарри с удивлением отметил, как липкое красное пятно расползается по новой куртке Рона, любезно одолженную у того утром.
***
Драко устало откинулся на кровать - слишком много мыслей посетило его за этот день, визиты матери и друзей окончательно выбили его из состояния холодного равнодушия ко всему, что произошло за последние два дня. Привести их в порядок не представлялось никакой возможности, поэтому Малфой старался не останавливаться ни на чем, что не могло бы помочь ему на сегодняшнем процессе, поскольку бессонная ночь в его камере уже давно плавно перетекла в утро. Еще с вечера в груди Драко что-то сжалось, словно сердце почувствовало какую-то опасность, которая угрожала ему или Гарри, но дальше тоскливых размышлений дело не зашло. В конце концов, находясь в Азбакане, Малфой ничем не мог помочь своему приемному брату, хотя события стали принимать скверный оборот. В глубине своей холодной души, Малфой осознавал, что не испытывает никакой ненависти к Поттеру, напротив, ему становилось жалко Гарри, ставшего заложником собственных страхов и тревог. Но как он мог объяснить ему, что, забрав свой Амулет жизни, Драко старался обезопасить именно Поттера от возможной опасности?
Драко старался сосредоточиться на одном - попытаться найти возможность убедить старых и боязливых колдунов-судей в своей невиновности и разбить те глупые доказательства, представленные Хмури в обвинительном заключении, но, почему-то, чем больше он думал об этом, тем неубедительнее звучали его слова, которые он старательно проговаривал про себя. На какой-то миг Малфоя посетила волна отчаяния и безысходности, наполняя душу ледяным страхом за свое будущее, как вдруг ей на смену пришла новая - железное самообладание и выдержка заняли свое законное место, какой-то внутренний голос твердил Драко, что все будет в порядке. "Все будет в порядке", - повторил он вслух и провалился в небытие, ласково манившее усталое сознание юноши с серебристыми волосами в свой плен.
Ему показалось, что прошло всего несколько минут, прежде чем скрип открывающейся двери разбудил его - на пороге стоял мрачный аврор и презрительно улыбался:
- Суду не терпится отправить вас в компанию к дементорам, мистер Малфой.
- Сомневаюсь, чтобы последние так уж были рады встрече со мной, - Драко поднялся с кровати и направился следом за аврором. - Они слишком трепетно относятся к фамилии моей семьи.
Сотрудник отела безопасности Министерства ничего не ответил, лишь жестом приказывая следовать за ним. Переступая босиком по ледяному полу Азбаканской тюрьмы, Драко пересек несколько лестничных проемов, прежде чем очутился в большом зале, почти до отказа наполненном колдунами. Несколько Авроров окружили Малфоя и осторожно усадили его на небольшой стульчик около бокового выхода. Драко отрешенным взглядом осмотрел зал: в большинстве своем перед ним сидели незнакомые волшебники, собравшиеся здесь из праздного любопытства, чуть вдалеке находились родственники погибших в "Дырявом котле" колдунов, которые бросали злобные взоры на юношу. Дамблдор и Снейп тихо переговаривались о чем-то около огромной картины с изображением покачивающихся весов правосудия. Драко удивленно поднял брови, когда в конце зала увидел фигуры близнецов Уизли, старательно подмигивающих Рону, словно замышляя какую-то новую проделку.
- Как ты, милый? - Малфой не заметил, как к нему подошла его мать и Сириус. - Тебе удалось хоть немного поспать?
- Дементоры написали жалобу в Министерство на мой громкий храп и в отместку слопали мой завтрак, - съязвил Драко. - Сириус, а где наш Поттер? Неужели пропустит премьеру новой мелодрамы, где я собираюсь исполнить главную роль? Мне будет не хватать его аплодисментов…
Скрип боковой двери прервал словесную тираду Малфоя - в зал входили министры и колдуны, в чьих руках была судьба и жизнь семнадцатилетнего волшебника. Процессию замыкал Аластор Хмури, победоносно поглядывающий на Драко, словно исход битвы был известен ему заранее.
- Слушается дело "Министерство Магии против Малфоя", - зазвенел нудный голос секретаря, после того как все расселись по местам, и в зале повисла тишина. Молодой клерк стал монотонно зачитывать пункты обвинительного заключения, старательно опуская слово "подозреваемый", будто бы это был уже вынесенный приговор.
- Признаете себя виновным? - сердитым голосом протянул невысокий колдун в смешной серой шляпе.
- А вы? - Драко даже удивился собственному нахальству. - Это не вам я продал заколдованное смертным заклятием колечко, которые вы собирались подарить своей супруге?
- Прекратите немедленно, - прошипел тот, не обращая внимания на раздавшиеся в зале суда смешки. - Отвечайте по существу, вы согласны с выдвинутыми обвинениями?
- Странно слышать такой глупый вопрос от мудрого на вид колдуна, - пожал плечами Драко, краем глаза замечая, как Снейп чуть улыбнулся после этой фразы. - Но я, так и быть, сделаю вам одолжение, ответив отрицательно. Кстати, не могли бы вы подсказать магазинчик, где продаются такие симпатичные головные уборы? Дело в том, что моя сова недавно потеряла чепчик для полетов в дождь…
- Вы, вероятно, думаете, что здесь с вами играют в детские штучки, - взревел Хмури. - Надеюсь, суду хватит собранных доказательств, чтобы, не выслушивая ваши оскорбительные шуточки, отправить вас на несколько лет под присмотр дементоров, где вы и избавите мир от своего бренного присутствия.
- Едва ли, уважаемый аврор, - лицо Драко передернула гримаса злобной усмешки. - Все ваши доказательства не стоят и ломаного сикля, но я предоставлю вам возможность опозориться в глазах присутствующих здесь волшебников, которые сразу увидят, как Шизоглаз Хмури пытается отправить невиновного в тюрьму.
- Боюсь, как бы они не увидели обратного, - Аластор взял со стола небольшой свиток и потребовал тишины в зале. - Уважаемому суду представлены следующие доказательства вины Драко Малфоя: показания Норманна Гарта, утверждающего, что подозреваемый интересовался книгой мертвых и ее заклятиями.
- Позвольте заметить, ваша честь, что официальных показаний мистера Гарта не существует в природе, - Драко невозмутимо перебил Шизоглаза. - Мы ведь не можем принять за истину только ваши слова, мистер Хмури? Вдруг вы что-то напутали или память вас подвела, все-таки возраст, сами понимаете… Кстати, почему бы нам сейчас не заслушать мистера Норманна?
- Очень смешно, мистер Малфой, - Хмури был взбешен. - Вам прекрасно известно, что Норманн Гарт мертв, как я думаю, не без вашего участия.
- Побойтесь Мерлина, - раздался голос Снейпа. - Мой ученик был уже в Азбакане, когда душа Гарт отправилась прямиком в ад, где ей самое место. Или, может, вы собираетесь предъявить доказательства участия мистера Малфоя в заговоре против нечистоплотного колдуна?
- Нет, уважаемый профессор Снейп, - злобно ухмыльнулся Хмури. - Я лучше представлю показания Рональда Уизли и Гарри Поттера, которые видели мистера Малфоя в здании Министерства в ночь похищения книги. Что на это скажете, юноша?
- Наверное, суд вряд ли имеет право принимать во внимание это доказательство, - пожал плечами Драко и стал намеренно растягивать слова. - Использование хроноворота, кажется, не было согласовано с Министерством, стало быть, и получено незаконным путем.
- А копия страницы "НЕКРОНОМИКОНА", обнаруженная в карманах вашей мантии? - быстро спросил Хмури, желая поскорее замять вопрос о хроновороте.
- Кто-нибудь подсунул, разве на ней есть мой автограф? - еще более спокойно спросил Драко. - Может, вы случайно подбросили мне ее?
Со стороны беседа напоминала маггловую игру в пинг-понг, каждый собеседник старался стукнуть по мячику новым вопросом, и тут же незамедлительно получал ответ с еще большей силой удара - на мгновение Драко показалось, что соперник пал. Но Хмури лишь отвернулся, многозначительно посмотрев на Артура Уизли и председателя суда. Тот приподнялся, и страшная догадка охватила Малфоя - чтобы он не говорил в данный момент, для председательствующих было совершенно неважно, свое решение они вынесли уже давно и теперь лишь выполняли самые обыкновенные формальности, делая вид, что заинтересованы в установлении истины. Один лишь Уизли старательно прятал глаза, стараясь не смотреть никому в лицо. Хмури принял из рук председателя суда свиток и начал торжественно зачитывать обвинительный приговор. Слова начали расплываться в сознании Драко, бессильно опустившегося на небольшой стульчик:
…Суд принял во внимание доказательства вины мистера Малфоя и приговаривает его к четырем годам заключения в Азбаканской тюрьме…
Драко слышал, как вскрикнула его мать, как одобрительно зашумели родственники погибших колдунов, но в тот же момент в зале раздались громкие хлопки, и белая пелена непонятного тумана укутала помещение. Кто-то заботливо подхватил проваливающегося в дремоту Малфоя и аккуратно потащил его к выходу, перебираясь через сонные тела Авроров и волшебников, не понимающих, что произошло. И только чьи-то рыжие макушки запечатлелись в сознании Драко, прежде чем он отключился.


 

Фотогалерея