Предательство. Глава 3

Глава 3.

В Хогвардсе только и было разговоров, что о новом преподавателе. Практически большинство студентов склонялось к мысли, что Дамблдор, наверное, сошел с ума, если допустил появление маггла в школе - всем было прекрасно известно о Декрете Разграничения Волшебного и Неволшебного миров. Он не допускал появления магглов в колдовском мире, исключения составляли только родители юных волшебников, премьер-министры стран, несколько служащих банка Гринготс и специальный отдел при Министерстве - на них накладывалось специальное заклятие совмещения, которое контролировалось лично Шизоглазом Хмури. Родителям Гермионы, например, пришлось в свое время пройти целую кучу всевозможных тестов и вопросов, прежде чем попасть на Диагон-аллею, а Картрайду Криви, отцу Колина, пришлось вызывать бригаду колдомедиков - ему стало плохо от укусившей его в нос чашки чая в Дырявом Котле. Поэтому новость о профессоре-маггле многие студенты восприняли с большой остророжностью и недоверием. Исключение составляли, пожалуй, только несколько девочек факультетов ХуффльПуффа и Ровенкло (в них училось достаточно много детей магглов). По лицам же слизеринцев было видно, что они готовы в любой момент выкинуть какую-нибудь гадость молодому профессору - Драко и Паркинсон, как казалось Гарри, могли часами выслеживать одинокую фигуру Майкла, чтобы наложить заклятия Смехо-Чар или Прыго-Чар. Словно чувствуя это, профессор Дулифф старался не выходить из своей комнаты, а на занятия выбегал из нее и со скоростью Гарриного Всполоха летел в аудиторию, виляя по коридорам словно уворачиваясь от заклятий Авроров. Уже в тот же вечер, после общего собрания будущих выпускников Гриффиндора под председательством МакГонагл, Симус и Гермиона строго требовали от своих юных воспитанников соблюдать тактичность и не напоминать профессору Дулиффу о его маггловом статусе, и уж тем более, под страхом исключения из Хогвардса, использовать магию по отношению к Майклу. Глаза Клары в тот же момент потухли - она наверняка уже приготовила план медленного сведения с ума не привыкшего к волшебству профессора.
- Но ведь он племянник преподавателя Вектора, - пожала плечами Клара, - разве он не знаком с колдовством?
- Нет, до последнего времени его родственники ничего ему не говорили, а в доме в его присутствии - все тщательно скрывалось, - нехотя ответил Симус. И помолчав, добавил. - Мой отец тоже был в шоке, когда мама ему призналась после свадьбы.
Клара готова была дальше вступить в полемику, но ее прервал Невилл:
- Неужели во всем колдовском мире нет преподавателя, который смог бы заменить Вектора на пару-тройку месяцев? В конце концов, можно было бы пригласить профессора из Бельдока. Как ты думаешь, Гермиона?
- Я думаю, что вы придаете этому слишком большое значение, - резко отрезала она. - Арифмантика - это математическая наука, основанная на точности формул и цифр. И чтобы производить вычисления, нужно уметь пользоваться ими. А цифрам, дорогой Невилл, абсолютно все равно, маггл ты или колдун.
- Но ведь можно использовать палочку, чтобы подсчитать, - Невилл смутился.
Гермиона возмущенно посмотрела на него, уперев руки в бок:
- Тебе должно быть стыдно, Долгопупс. Семь лет в Хогвардсе и ты до сих пор не можешь понять: палочка лишь проводник между твоим волшебством и миром, она усиливает его и направляет в конкретное русло, но если ты НИЧЕГО не понимаешь в арифмантике, что же тогда будет усиливать палочка? Твою глупость?
Невилл виновато опустил плечи, а Клара сердито посмотрела на Грейнджер - любому студенту Хогвардса было известно, что Долгопупс еле-еле успевает по многим предметам, исключение составляли лишь гербология и трансфигурация, но Гермиона всегда в этом вопросе была неумолима.
Гарри вполуха слушал их незлобную перебранку и чувствовал себя не в своей тарелке. Получилось не совсем удобно перед Дамблдором и новым профессором, раньше Гарри не особо задумывался о границах волшебного и неволшебного миров, последний у него всегда стойко ассоциировался с Дурслеями, его первыми опекунами на Прайвет Драйв. Он вовсе не хотел обидеть Дулиффа или показать свое превосходство над ним, просто присутствие маггла в Хогвардсе было… так необычно.
- Гермиона, - сказал он, чтобы прервать назревавший скандал между нею и Кларой, - Рон передает тебе привет.
- Как он? - ее глаза просветлились.
- Нормально, пишет, чтобы я почаще наведывался к Снейпу. Гарри театрально вздохнул и, заметив ее нерешительную просьбу, протянул ей пергамент Уизли.
- Можешь убедиться, мы зарыли топор войны.
У Гермионы была весьма дурацкая привычка читать что-либо почти что вслух. Заметив, как у Криви и Парватти вытянулись ушки, Гарри недовольно пробурчал:
- Ты не могла бы читать про себя? Это все-таки личное письмо.
- …Твой Рон. - закончила Гермиона почти торжественно.
- Там нет слова "Рон", - нерешительно поднял брови Гарри.
Гермиона еще раз внимательно взглянула на письмо и сунула ему под нос, но ничего кроме "Твой" он так и не увидел.
***
- Отец, ты не понимаешь, мне очень она нужна, - голос Рона был близок к истерике.
- Замолчи! И никогда, слышишь, никогда больше не смей об этом говорить! - глаза Артура Уизли вращались со скоростью света. - Подумать только…
- Я не собираюсь знакомиться с ней досконально, мне нужно всего несколько…
- Не смей! Даже не произноси ее имени! Я не потерплю ее дома - только за одно это можно загреметь на несколько лет в Азбакан. Я не хочу, чтобы мой сын ее видел.
- Папа! Это очень важно, касается меня и Гарри, я не могу сейчас тебе все рассказать, но ты должен мне поверить. Неужели думаешь, что я хочу просто повысить свой СОВУ? Если боишься, давай сделаем это вместе - ты увидишь, что меня интересует в ней одна единственная вещь!
- Ты даже близко к ней не подойдешь! - Артур с силой швырнул чернильницу в окно - снизу раздался возмущенный вопль садового гнома. - Я не позволю позорить нашу семью. Нет ни одного оправдывающего обстоятельства, чтобы увидеть ее. И благодари Мерлина, что тебя сейчас не слышит твоя мать!
Голос Рона внезапно стал спокойным и тихим, глаза потухли, и он в изнеможении опустился на кровать.
- Я хочу завтра же вернуться в Хогвардс - здесь чувствую себя бесполезным. Ты не возражаешь, отец? А сейчас я просто хочу побыть один, оставь меня.
Рон уже не слышал, как раздраженно хлопнула дверь в его комнату, мысли его были уже далеко. Он был уверен в такой реакции отца на свою просьбу, но не использовать этот шанс было бы глупо. Рон поднялся с кровати и накинул на себя старенькую мантию, которую Симус прожег еще прошлой весной. Он уже знал, что будет делать: захватив свои последние сбережения и насыпав в карман каминный порошок, Рон бросил щепотку в очаг и, сделав в него шаг, четко произнес: "Дрянная аллея".
***
Гермиона долго ахала и охала над безрассудством Гарри - как он мог вот так просто взять и надеть подарок (подарок ли?) от незнакомого человека? Никакие доводы о способностях Джинни чувствовать зло на расстоянии она в расчет не принимала, более того, узнав, что Уизли была у него в спальне в самый ответственный момент (Гарри покраснел снова), Грейнджер с надутым видом отвернулась. Он успокаивал ее по крайней мере полчаса, пока Гермиона в конце концов не уснула у него на плече. Гарри бережно отнес ее в спальню старосты и накрыл одеялом, тихо присев рядом с ней. Гермиона никогда не слыла красавицей, черты ее лица были достаточно резкими и холодными, но только не во сне. Самой большой наградой для Гарри было видеть улыбку - мягкую, ласковую и немного виноватую. Он взял ее руку и бережно погладил:
- Никто и никогда нас не сможет разлучить, мы всегда будем вместе и, если будет нужно, я отдам свою жизнь ради тебя. Любимая…
Гарри спустился в холл, чтобы еще раз перечитать письмо Рона. В комнате уже давно никого не было, а храп Симуса и полное отсутствие возмущения по этому поводу подтвердило догадку Гарри, что времени уже за полночь. Он развернул пергамент и уставился на текст, перечитывая его раз за разом.
…И попроси Драко прислать ответ, от этого лентяя я ничего не получил.
Передавай привет Гермионе и Джинни. Скоро буду.
Твой…
Гарри перепробовал все способы заставить появиться слово "Рон", которое из всех гриффиндорцев не видел только он. В чем же была загвоздка? Неужели это просто глупая шутка Уизли? "Ну, хоть намекни, Малфой…У меня пустой пергамент, смотри сам". Черт, как он мог забыть, Драко ему уже показывал якобы пустой пергамент. Или не пустой? Гарри запомнил рассеянное выражение лица Малфоя, когда они шли на урок к Флитвику. Неужели, Драко что-то скрывает? Понимая, что заснуть без разговора с Малфоем ему не удастся, Гарри решительно поднялся с кресла и направился в слизеринское подземелье. По пути ему попался профессор Дулифф, который в одиночестве (и явно радовался этому) прогуливался по замку, с интересом разглядывая двигающиеся картины и летающих призраков. "Кто бы мог подумать", - постоянно шептал он, поочередно здороваясь с каждой картиной. Увидев Гарри, Майкл смутился и с видом нашкодившего первоклассника пожелал ему доброй ночи. "Красота Драко" пробубнил он хмурому рыцарю, охранявшему вход в подземелье. Тот недоверчиво склонил забрало, но от прохода отошел, прошипев в спину проходящему вовнутрь Гарри что-то насчет своей прошлой красоты. Молясь, чтобы его никто не увидел (возвращаться за плащом Гарри не захотел), он поднялся в комнату старосты Слизерина и открыл дверь. В комнате было сыро и холодно, но Драко спал без одеяла, свернувшись калачиком вокруг подушки. Гарри не раз удивлялся способности Малфоя находиться в холодном помещении часами, а то и сутками, словно рыба в воде. "У вас с Драко одна пара боксеров на двоих?" - хихикнул он, вспомнив Джинни. На этот раз Малфой напялил самые глупые с точки зрения Поттера шелковые черные боксеры с рисунком золотых снитчей. "Тебе за всю жизнь столько не поймать", - усмехнулся Гарри и стал тормошить Малфоя за плечо:
- Вставай, Малфой, мне надо с тобой поговорить.
Драко и ухом не повел. Гарри тихонько щелкнул его по носу, но и за этим ничего не последовало.
- Малфой!

М-А-Л-Ф-О-Й!!!
Драко подскочил как ошпаренный, и уселся с непонимающим видом на кровати, сонно хлопая удивленными ресницами.
- Смерти моей хочешь, Поттер? Или пришел пожелать мне спокойной ночи? Нет, дай угадать - набрался смелости признаться мне…
- Одевайся, - прервал его Гарри. - Нужно поговорить.
Драко снова улегся на кровать и, прежде чем перевернуться на другой бок, показал Гарри неприличный жест.
Малфой! ПРОШУ тебя!
Драко снова уселся на кровати.
- Одевайся, - снова сказал Гарри и протянул ему пижаму.
- И не подумаю, или мой вид тебя возбуждает? - Драко усмехнулся.
- Покажи мне письмо от Рона, ту, пустую бумажку.
- Черт тебя побери, Поттер. И ты ради этого сюда приперся в два часа ночи? - Малфой с раздражением сунул ему клочок пергамента. - Чтоб тебе Снейп ночью приснился.
Гарри не слушал. Листок был абсолютно чист с обеих сторон.
- Драко, что ты видишь?
- Вижу, как тайный почитатель моей красоты крутит в руках пустой клочок мятой бумаги.
- Пустой?
- Девственно чистый…
Гарри бросился к Малфою, впился пальцами в его плечи и начал трясти, заставляя полусонного Драко смешно мотать головой взад и вперед.
Ты с ума сошел, Поттер?
Скажи, Малфой, ЧТО здесь написано?
Отпусти, мне больно…
Гарри не останавливался.
Отпусти мое плечо, МНЕ БОЛЬНО! Или ты хочешь повторения с Уизли?
Гарри почувствовал, что как-будто обо что-то споткнулся: он резко отдернул руки и посмотрел на вечнобледного Драко, который внимательно изучал свое распухающее плечо.
- На нем написаны наши имена, Поттер. Драко и Малфой. Это все, что я знаю. А теперь убирайся отсюда, пока тебе не пришла в голову идея лишить меня оставшихся конечностей.
Гарри опустил глаза:
- Почему ты мне ничего не сказал?
- Я не был ни в чем уверен, Поттер, - Драко потирал плечи.- Ты знаешь мое отношение к Уизли, но думаю, что он правильно о тебе беспокоится. Уизли прав…
- В чем прав, Малфой?
- Он действительно видел твоих родителей в ту ночь. Что-то происходит, и Уизли пытается найти ответ на этот вопрос.
Гарри отвернулся и медленно, словно каждый шаг причинял ему невыносимую боль, подошел к окну. Драко знал это состояние своего сводного брата, он не раз видел, как Поттер в такие минуты превращается в маленького сгорбленного мальчишку, который, казалось, никогда не переживет смерть своих родителей.
- Гарри?..
- Я часто смотрю свой альбом с фотографиями, вижу сны, как мама и папа разговаривают со мной, смеются, ругают меня за плохие оценки, провожают в школу. Но даже во сне понимаю, что это всего лишь мечта. Я никогда не смогу их обнять, дотронуться до них, взять за руки. Несмотря на запреты Дамблдора, я частенько тайком пробирался к Зеркалу Откровения и часами рассказывал им о себе, своих переживаниях, первой любви и первых неудачах. Они слушали меня и улыбались, но и это была лишь иллюзия. Часто задаю себе вопрос: смог бы я пожертвовать своей жизнью, чтобы, вернув их хотя бы на несколько минут, поцеловать маму, обнять отца?..
Гарри замолчал. Драко никогда не слышал такой откровенности своего приемного брата, сердце его съежилось и наполнилось тоской. Ему хотелось выкрикнуть: "Ты не знаешь, что такое иметь отца вроде моего!", но сдержался. Драко тихо спустился на ледяной пол и, понимая, насколько глупо он сейчас выглядит в своих трусах, неуверенно подошел к Гарри.
- Поттер?..
Тот повернул голову, и Малфой увидел его лицо. Серое, старое, измученное, заплаканное лицо. Драко с силой обхватил его и прижал к себе.
Не надо, Гарри, они отдали свою жизнь ради тебя и всегда будут рядом в твоем сердце.

***

- Молодой человек, позвольте полюбопытствовать, откуда это у вас? - пожилой маггл с интересом рассматривал вырванную из какой-то книги пожелтевшую от времени страницу. - Вы понимаете латынь?
- Это для моего отца, ему необходимо снять копию. - Рон вовсе не горел желанием объяснять первому встречному происхождение этого пергамента. Несколько часов назад он появился в самом неприятном месте волшебного мира Англии - Дрянной Аллее, месте, где можно приобрести самые опасные и запрещенные вещи. Заплатив немалые для его бюджета средств, Рон обходил один магазин за другим, собирая по крохам необходимую ему информацию. Хмурые колдуны отсылали его из одного места в другое, пока, наконец, он не попал в неприметный магазинчик по скупке волшебных предметов. Седой и страшный старик долго смотрел на вполне прилично одетого юношу, изучая его из-под замасленных очков, пока Рон объяснял цель своего визита.
- Зачем она вам? - перебил его старик. - Не каждый может дотронуться до нее, а, купив, можете навлечь на себя множество неприятностей. Тем более, это очень дорогая вещь. У вас есть такие деньги?
Рон в отчаянии замотал головой.
- Тогда, за разумную плату, разумеется, я смогу хотя бы ответить на ваши вопросы? Что конкретно хотите знать? - торговец внимательно посмотрел на Уизли и наклонился вперед, чтобы выслушать сбивчивый рассказ Рона, который и сам-то толком не представлял, что именно он хочет получить. - Подождите минутку, я сейчас вернусь.
Старик вскоре вернулся с явно вырванным откуда-то пергаментом и протянул ее Рону:
- Я не могу вам это продать, но вы можете скопировать и вернуть мне в течение часа. Заклятие переноса на нее не действует, но маггловским способом получится. Вы когда-нибудь слышали о ксероксе?
Рон снова замотал головой. Может, Гарри когда-то и употреблял это слово, но Уизли маггловой техникой никогда не интересовался. Поэтому, старательно запоминая каждое слово пожилого колдуна, Рон поклялся расспросить Гермиону обо всех подобных устройствах.
- С вас пять галеонов. - Старик внимательно пересчитал полученные деньги. - И еще 6 сиклей - я обменяю их вам на маггловые деньги, чтобы можно было расплатиться за копию.
Рон аккуратно принял горсть незнакомых монеток и сложил их в карман брюк вместе с пергаментом. Старик внимательно за ним следил:
- И помните, у вас всего час. Не забудьте наложить Памятное заклятие на маггла после того, как получите необходимое. Надеюсь, знаете как?..
Листок белой бумаги выполз из странного агрегата и плюхнулся в руки маггла. Рон вытащил горстку монет и протянул ему, дрожащими руками принимая ксерокопию и пергамент. Оглядевшись вокруг, заметив несколько отвлеченных покупателей в дальнем углу ночного магглового магазина, он тихонько достал палочку и направил ее на удивленного работника. "Две минуты Обливиайте", - прошептал Рон и, увидев расфокусированный взгляд маггла, быстро направился к выходу. Время поджимало.
***
Гарри проснулся от яркого весеннего солнца, светившего из маленького окна слизеринской спальни, с удивлением обнаружив, что спит в постели Малфоя при всем параде. Драко, заботливо укутавший его в одеяло, спал сидя на своей пижаме, прислонившись к кровати левым плечом - правое распухло и представляло собой не очень приятное зрелище. Гарри осторожно спустился, чтобы перетащить спящего Малфоя на кровать, аккуратно, не касаясь поврежденного плеча, приподняв замерзшего Драко. Последний тут же свернулся калачиком, прижав руки к своей груди. Внезапная волна нежности к человеку, которого Гарри называл приемным братом, наполнила его. Сириус и Нарцисса, не говоря уж о семействе Вернонов, никогда не отличались особой сентиментальностью, да и Драко в его прошлых представлениях был холоден как лед, изредка называя Гарри по имени. Сегодняшняя ночь перевернула представление о Малфое - перед Гарри предстал ранимый подросток, скрывающий и подавляющий в себе огромное чувство невостребованной никем любви. Какой же взрыв эмоций Драко должен был пережить вчера, чтобы заставить себя показать их - Гарри даже представить себе не мог, что Малфой когда-нибудь сможет обнять его без подвоха. Драко не признался ему вчера, но было видно по глазам - он плакал. Он плакал от бессилия помочь и успокоить Гарри. Поэтому, глядя на спящего в смешной и детской позе Драко в таких же смешных и детских боксерах, он осознал - у него есть брат, за колючим и холодным характером которого скрывается настоящая братская любовь…
Хогвардс потихоньку просыпался - Гарри уже услышал возмущенные диким холодом голоса Паркинсон, Маддока и Дэвида Шорма, нового вратаря квиддичной команды Слизерина. Задача стояла не из легких - объяснить свое пребывание здесь до завтрака было нереально. Гарри аккуратно потряс за руку Драко:
- Мы влипли, Малфой! - тот приоткрыл на секунду левый глаз, чтобы тут же его закрыть. - Ты хочешь, чтобы нас застукали в твоей спальне вдвоем?
- Если ты уберешься из нее, не застукают. - Драко перевернулся на другой бок и тут же подскочил от боли в плече. - Дьявол, Поттер, ты вчера сломал мне руку.
- И сломаю вторую, если не придумаешь, как отсюда выбраться, - отшутился Гарри.
- Тут и думать нечего. - Драко стал напяливать штаны. - Аппарируй в свой Гриффиндорский чулан.
- С ума сошел? В Хогвардсе нельзя аппарировать, Флитвик…
- … с утра уже наложил заклятия на несколько помещений в школе, я подсмотрел список еще вчера, пока Грейнджер задавала свои дурацкие вопросы. Только не столкнись с этой старой развалиной Филчем, он сегодня проверяет ваш факультет на наличие навозных бомб…
Хлоп! Гарри свалился прямиком на Невилла, чуть не заставив подавиться зубной щеткой от неожиданности. Тот уставился на него, как на привидение, не в силах произнести ни звука, только молча пускал пузыри волшебной зубной пасты "блестящие клыки". Но Поттер не стал дожидаться, пока ДолгоПупс придет в себя, и вышел в холл - Гермиона, удивленно подняв брови, продолжила зачитывать длинный список занятий и заданий младшим студентам. Филч действительно с мрачным видом слонялся по спальням учеников, с нетерпением отыскать какой-либо запрещенный предмет развлечений - Симусу уже пришлось расстаться с взрывающимся мороженым из лавки Фреда и Джорджа. Весело подмигнув вышедшему из ванной Невиллу, Гарри вместе с остальными спустился на завтрак, надеясь, что сегодня домовые эльфы не заставят его давиться очередным творожным пудингом. В дверях он налетел на Драко, который, к великому неудовольствию Паркинсон, что-то шептал на ухо Джинни.

Что ты делаешь, Малфой? Приглашаешь ее прогулять арифмантику вместе с тобой?
Что ты, Поттер, я в красках расписываю нашу с тобой бурную ночь в моей спальне.

Колин Криви уже расставил перед своим кумиром приборы, заботливо предложив Гарри салфетку для молочного коктейля. "В один прекрасный момент, Поттер, я начну ревновать тебя к нему", - прошептала с улыбкой Гермиона. Гарри обнял ее правой рукой, а левым кулаком замахал перед носом Колина. Но Криви был не из тех, кто понимает все с первого слова: он дернул за руку Гарри и начал оживленную беседу о предстоящей завтрашней игре по квиддичу со Слизерином. Чертя вилкой на куриной котлетке всевозможные принципы защиты ворот, Колин все-таки заставил Гарри обратить на него внимание. Криви-старший был вратарем их команды и частенько спасал Гриффиндорцев от неизбежных казалось бы поражений ворот. Он выработал целую стратегию обманных положений, на которую частенько клевали Хуффльпуфцы и Ровенкловцы. Гарри настолько увлекся новой теорией защиты, практически зарывшись носом в тарелке Колина, что удар локтем Гермионы заставил его подпрыгнуть.
- Гарри, посмотри…
- Что? - Он с удивлением посмотрел на нее. - У тебя в котлете гвоздик?
- Нет, там…- Гермиона перевела взгляд на дверь. - Там Рон…
Гарри уставился на Уизли, словно видел его первый раз в жизни. У Рона не было и намека на порезы или шрамы, вечно торчащие как пакли рыжие волосы были аккуратно и стильно подстрижены, одет он был как маггл - новые джинсы и спортивную ярко голубую куртку. Тишину, повисшую после такого прибытия, нарушил лишь свист удивления со стороны слизеринского стола. Рон приветливо поднял брови, и, направившись к столу Гриффиндора, сел… на свободное место, которое обычно раньше занимал Колин Криви. Криви-младший, как и его старший брат, так же заботливо придвинул Рону тарелку, яростно требуя от стола двойную порцию "уставшему с дороги волшебнику". Гарри замер с нанизанной на вилку котлеткой. Нет, Рон поздоровался с ним и даже попытался смущенно улыбнуться, дело было не в этом: ОН НЕ СЕЛ ВМЕСТЕ С ГАРРИ И ГЕРМИОНОЙ.

Закрой рот, Поттер! Ты выглядишь как рыба, вытащенная из воды.
Драко, он… он не сел с НАМИ!…
А ты ждал, что Уизли бросится к тебе на шею?

Гарри проглотил застрявший в горле ком, неужели Рон не зарыл топор войны? А как же его письма? "Твой друг Рон"?
Он решительно поднялся и направился к Уизли:
- Рад тебя видеть, Рон. - смущенно проговорил Гарри. - Мне нужно многое тебе рассказать…
- Э-э-э,… Гарри,… я так проголодался, пока ехал в этом чертовом поезде, - Рон с надеждой уставился на вторую порцию завтрака. - Может, позже?
- Нет, сейчас. Криви принесет тебе добавку в спальню, правда ведь?
Младший усердно закивал головой.
Рон обреченно поднялся из-за стола, и под заинтересованные взгляды других студентов, поплелся за Поттером.
- Ты все еще злишься на меня? Прости, я… - сказал Гарри, когда они отошли на безопасное от чужих ушей расстояние.
- Гарри, это ты меня прости, в таком состоянии я выглядел как последняя дрянь, и тем более, не должен был тебе ничего говорить в таком виде. Мир? - спросил Рон и робко протянул вперед руку.
Это было чересчур. Гарри уже закопал в своих объятиях Уизли, слегка попискивающего от подобной сентиментальности. Они уже прогуливались по Хогвардской лужайке, наперебой рассказывая о последних событиях в школе и домашнем лечении Рона, как Гермиона встревожено окрикнула их.
- Что случилось, милая? - Гарри был настроен на шуточный тон разговора. - Малфой проковырял глазок в женском туалете?
Гермиона как-то странно взглянула на него и сунула ему в руку свежий выпуск "Ведьмополитена". Увидев заголовок, Рон побледнел и сжался в комок.
"Кража века! В Министерстве Волшебства похищена книга мертвых "НЕКРОНОМИКОН".
 

Фотогалерея