Предательство. Глава 2

Глава 2.

Драко тащил Рона в спальню Гриффиндора, ругаясь при этом на чем свет стоит. Ошеломляющее заклятие было не самым лучшим вариантом транспортировки ничего не соображающего Уизли. Мотающийся из стороны в сторону Рон так и норовил зацепить мантией за острые углы лестниц и доспехов рыцарей, при этом всякий раз, как только тот приближался к очередной картине, их возмущенные обитатели громко ругались и демонстративно затыкали носы. И было от чего. Он Рона несло спиртным за несколько метров, Драко уже давно мутило от запаха виски, единственной мечтой его стало поскорее швырнуть гриффиндорца в руки Гарри или Гермионы. Конечно, Драко и сам никогда особо не возражал, чтобы пропустить стаканчик-другой маслянистого эля или коктейля, но напиваться до такой степени ему претило. Он предпочитал находиться в ясном уме, чтобы в любой момент можно было сосредоточиться и принять решение. Драко взгромоздил Рона на последнюю лестницу перед портретом Толстой Тети и, держа Уизли на почтительном расстоянии от своей мантии, словно какую-то гадость, начал толкать его вперед. Удивительно, как этому рыжему сегодня "повезло", подумал Драко. Напиться до чертиков и не встретить ни одного преподавателя Хогвардса, а уж тем более, Снейпа - это действительно удача.
- Отмечаем чей-то день рождения? - сонно пробормотала Толстая тетя.
- Молочный коктейль, - скучно протянул Драко.
- Вот бы не отказалась, - радостно заметил портрет и бесшумно отъехал в сторону.
Преодолевая последнюю степень отвращения к Уизли, Малфой дотащил его до кресла и с силой швырнул в него. Рон приоткрыл глаза и застонал:
- Поаккуратнее, Малфой. Не лишай мир будущего писателя, кто еще сможет восхвалить великого Гарри Поттера.
- Ты противен мне, Уизли. От твоего перегара у меня кружится голова. Благодари Бога, что я не привел тебя по ошибке к Снейпу или МакГонагл, хотя, наверное, так и надо было поступить.
- Я хочу пить… - жалобно простонал Рон.
- Ассио! - в усмешке сказал Драко и резко взмахнул рукой в сторону кресла. Графин с соком с хлопком ударился о рыжую шевелюру Рона и выплеснул содержимое прямо на голову.
- Драко! - сверху торопливо спускалась Гермиона, а из спальни мальчиков высунулась взъерошенная голова Гарри.
- Прекрати сейчас же!
Драко передернул плечами и небрежно заметил:
- Он сам попросил воды, никто же не виноват, что он не в состоянии попасть в кувшин головой.
Но Гермиона его уже не слышала. Она подбежала к креслу и начала торопливо вытирать голову Рона своим полотенцем. На лице Уизли появилось счастливое выражение блаженства, хотя глаза его были уже закрыты, а горло издавало звуки, очень похожие на храп.
- Завтра напьюсь до поросячьего визга. Грейнджер, ты придешь ночью вытереть мою голову? - Драко не упустил шанса съязвить.
- Только попробуй, и я применю рвотное заклинание колдомедиков, - жестко отрезала Гермиона.
Драко покачал головой и направился к выходу. Свое обещание он выполнил, хотя никто ему особой благодарности не выразил.

Малфой! Спасибо!
Советую тебе, Поттер, порекомендовать своему Уизли хорошую команду по обрыву запоя. Доброй ночи.

Гарри спустился вниз и присел рядом с Гермионой перед креслом. Рон что-то мурлыкал себе под нос, изредка издавая какие-то гортанные звуки, похожие на отрыжку. Когда-то Гарри один раз сам был в таком состоянии - Малфой притащил его в подвальчик Хогсмида, чтобы накачать его спиртным. Интересно, со стороны он выглядел лучше или хуже Рона?
- Гарри! - его рассуждения были прерваны Гермионой. - С чего бы это он так?
- Не имею ни малейшего понятия, - он пожал плечами. - Может, снова неразделенная любовь?
Гермиона с упреком посмотрела на Гарри - под таким взглядом он смутился. Он мог только догадываться о причинах поведения Уизли, но никакой уверенности в нем не было.
Рон внезапно приоткрыл глаза и мутным взглядом уставился на Гарри и Гермиону.
- Мои драгоценные бывшие друзья, - промямлил он. - Неплохая ночь, неправда ли? Поттер, может, пропустишь со мной стаканчик, у меня в бутылке что-то еще плескалось.
Рон потянулся к карману мантии и вытащил виски. На дне действительно немного оставалось. Гарри с отвращением передернулся.
- Прекрати, Рон. Тебе уже достаточно.
Но Уизли уже открыл бутылку и тихонько взбалтывал содержимое. Гермиона в отчаянии схватила руку Рона.
- Перестань, Грейнджер! Надо выпить, мне не хватает смелости сообщить Поттеру хорошую новость, - Рон вцепился в виски.
- Отпусти его, Гермиона. - Гарри был в состоянии холодного бешенства. - Если у него хватает воли только под алкогольными парами, пусть пьет!
- Гарри!..
- Пусть пьет! - Заорал он. - Так что ты хотел сказать, Уизли?
Рон с каким-то чувством собственного превосходства посмотрел на Гарри и почти торжественно произнес:
- У меня есть кое-что для тебя, Гарри. Я тут пробегал мимо Запретного леса (или проползал?). Твои родители передают тебе приветы с того света… Твое здоровье, Поттер…

***

Симус был в отчаянии. Он не видел, что происходило в общем зале Гриффиндора в эту ночь, но, судя по лицу Уизли, спокойствием здесь и не пахло. Младшие школьники тихо перешептывались в разных углах своих спален, Невилл и братья Криви пытались выяснить хоть что-то у заплаканной Гермионы. Финниган уже облазил все закоулки Хогвардса, чтобы отыскать Гарри, но тот как сквозь землю провалился. От Рона добиться ничего не удавалось - он молча сидел в ванной комнате и не открывал никому дверь. Прекрасное солнечное утро было безнадежно испорчено. Симус в нерешительности сел в кресло и задумался. Гриффиндор сейчас был не в лучшем положении - каждое снятое очко отдаляло их от Ровенкло, претендента на кубок школы в этом году, а тут еще такое. Сколько очков они потеряют на этот раз?
- Симус, - молчание прервала Джинни. - Не переживай так, я уверена, что все образуется. Гарри и Рон не первый раз ссорятся. Конечно, до такого не доходило, но им ведь выпало не так уж мало в последнее время. Я знаю, что Гарри уже сожалеет о произошедшем, дай ему возможность остыть и придти в себя.
- Джинни, я вовсе не виню Гарри или Рона, - Симус был очень расстроен. - Но как на это посмотрят преподаватели и наши младшие учащиеся? Я ведь староста факультета, а в последнее время у нас не лучшие позиции. От Гермионы никакой помощи - она в последнее время так отдалилась от своих обязанностей.
Джинни взяла Симуса за руку.
- Не надо ее винить. Дай ей немного времени, она поможет им и все наладится.
- Хотелось бы верить, Джинни, хотелось бы. Может, хоть на завтрак Гарри придет…
Черт, Симус совсем забыл, что времени уже почти девять утра, а он и не вспомнил ни про завтрак, ни про занятия. Финниган молча поднялся и громко возвестил о распорядке дня для остальных учащихся.
Надежды Симуса не оправдались. На завтраке он так не увидел ни Гарри, ни Рона, вдобавок профессор МакГонагл достаточно подозрительно поинтересовалась причиной их отсутствия. Финнигану ничего не оставалось делать, как молча покачать головой, опустив глаза в пол. Гермиона молча запихивала в себя малиновый пудинг, бросая отчаянный взгляд на Драко. Драко… Как мог Симус забыть про этого самодовольного придурка? Нет, конечно, ради Гарри он смирился с частым присутствием Малфоя в их башне, ведь они теперь братья вроде как. Но уничтожить все воспоминания о проделках Драко и его бесстыжей совести, которую Симус, как ему казалось, видел насквозь, он не мог. Но поговорить с Малфоем все-таки надо было.
- Эй, Малфой, можно тебя на пару слов? - преодолевая отвращение к самому себе прокричал Симус.
- Это вы мне, уважаемый староста Гриффиндора? - Драко смотрел на него с нескрываемым любопытством. - Я весь во внимании. Вы так редко балуете меня своими вопросами.
Симус смутился. Конечно, ему следовало бы быть чуть приветливее с Малфоем, но…
- Ты не видел Гарри?
- Интересный вопрос. Разве он учится не на твоем факультете, Финниган?
- А разве он не твой брат? - Симус был непреклонен.
Драко чуть смутился, и Финниган заметил это. Симус знал, что между этими двумя постоянно присутствует невидимая связь и найти друг друга им не сложно.
- Э-э-э, Финниган, поищи его в ванной Меланхольной Миртл.

***

Гарри задыхался от наступившей тоски и боли. Наступило уже утро, а он никак не мог сосредоточиться на своих мыслях. После того, как Рон произнес последнюю свою фразу, в голове Гарри что-то щелкнуло, словно переключатель, и выпустило всю ненависть и злобу, которая годами накопилась в нем. Дело было не том, что Рон напомнил ему о родителях, и не в том, что это сделал именно Уизли. Жалость к своим родителям, что они пожертвовали собой ради него, и он НИКОГДА их не увидит и не поговорит с ними, всегда переполняла его душу. Даже если Рон и видел кого-то вчера вечером, почему это был не Гарри? Даже Малфой разговаривал с ними, когда…
"Твое здоровье, Поттер". Гарри схватил бутылку с виски и со всего размаха ударил ею об ненавистную рыжую голову Рона. Стекло разбилось на мелкие осколки, безжалостно вонзившись в лицо Уизли. Но Гарри не обращал уже никакого внимания: он без остановки бил Рона по всем частям тела, сбивая свои пальцы в кровь. Он поднял одной рукой голову Уизли и замахнулся другой…
- Гарри! Не надо! - Гермиона бросилась к нему.
- ОТОЙДИ!!! - проревел он. - Прочь!
Гермиона словно наткнулась на какую-то невидимую преграду и ее с силой отшвырнуло в угол комнаты. Она в ужасе сжала голову руками и застонала.
- Я хочу, чтобы ты умер, Уизли! - закричал Гарри и со всего размаха ударил его в лицо еще раз. Голова Рона откинулась назад, и на кровоточащем от ран и стекла лице появилась одна единственная слеза. Слеза Рона.
Это вернуло Гарри из небытия. Он с отвращением уставился на свою работу и его затошнило. Рон молча поднялся на своих подгибающихся ногах и, размазывая кровь по лицу, направился в ванную. Больше Гарри его не видел. Гермиона плакала в углу комнаты, изредка утирая слезы своей мантией. Гарри подошел к ней и зарылся головой в ее коленях. Прошла целая вечность, они о чем-то говорили, потом вместе плакали и снова говорили, рвались к Рону, который так и не выходил, затем Гарри осознал, что Гермиона его ни в чем не винит. Но ему стало страшно, а когда Гарри испытывал такое чувство, весь мир переворачивался.
Он понимал, что говорить о чем-либо с Роном в настоящий момент бесполезно. Не найдется никаких слов, чтобы объяснить его состояние в эту ночь. Поэтому уже несколько часов он находился здесь, в этой давно забытой ученицами ванной комнате. Даже Миртл деликатно оставила его в покое, увидев, что у Гарри нет никакого желания разговаривать.

Тебя объявили в розыск, Поттер. Скоро на каждом столбе Хогвардса будет висеть объявление: разыскивается Особо-Опасный-Мальчик.
Отстань, Малфой. Или я тебя заблокирую.
Какие мы злые! Поаакуратней там с моим Амулетом Жизни, не проглоти ненароком.
Еще одно слово…
Только три, Поттер. ТЕБЯ ИЩЕТ СИМУС.
И не вздумай ему сказать!..
И не подумаю. Он так зол, что готов снять с собственного факультета добрую сотню очков. Ты же не подложишь свинью Гермионе?

Действительно, Симус вполне на это способен - в подобных ситуациях он напоминал Перси. Финниган не очень любил серые оттенки, предпочитая делить мир на черное и белое, что ему частенько мешало в отношениях с другими людьми. Взять хотя бы Малфоя…
- Гарри! - в ванную ворвались Симус и Джинни. - Мы тебя ищем все утро. Ты в курсе, что Рон ушел?
- Куда? - равнодушно спросил Гарри. - В Запретный лес?
- Нет, - Джинни замолчала. - Он пошел к Дамблдору.

***

Драко переминался с ноги на ногу. На последний вопрос Дамблдора ему очень не хотелось отвечать, но директор Хогвардса буквально сверлил его своим тяжелым взглядом.
- Да, профессор. Когда я привел Уизли в спальню, шрамов на лице у него не было. Может, он споткнулся об лестницу?
- Я понимаю, Драко, - профессор нахмурился, - что мистер Поттер ваш друг и брат, однако учитывая обстоятельства, это не тот случай, чтобы защищать его.
Гарри безучастно смотрел в пол. Он не боялся исключения из школы - до экзаменов оставалось все три месяца, по большинству предметов он успевал, в конечном счете, можно сдать их экстерном в другой школе.
- Мистер Поттер, это вы избили Рона Уизли? - Дамблдор умоляюще посмотрел на него, и в этом взгляде Гарри прочел: скажи правду.
- Да, профессор. Я…
- Мистер Уизли передал мне письмо, - перебил его Дамблдор, - точнее, два письма. И попросил отдать тебе одно, в зависимости от твоего ответа. Тебе, Драко, тоже. Но он очень просил не читать их друг другу. Это, как он сказал, в память о ваших прежних отношениях.
Драко сунул пергамент в карман брюк и с любопытством взглянул на Гарри. Тот дрожащими руками потянулся за своим конвертом, но Дамблдор его на секунду остановил и мельком взглянул на руку. Нахмурившись, передал конверт и пожелал успехов на занятиях днем.
Гарри не был уверен, что хотел выполнить просьбу Рона, но Драко первым заблокировал внутреннюю связь с ним. Поэтому он разорвал конверт и стал читать:

Гарри!
Я рад, что ты нашел в себе силы и не соврал сегодня. Драко тоже молодец. Мне трудно было принять это решение, не поговорив с тобой. Считаю, что всем нам нужно сейчас успокоиться и побыть на расстоянии. Поэтому меня не будет в Хогвардсе примерно неделю. Мне нужно кое-что выяснить в моих догадках и разобраться в них самому, без Гермионы. Если ты сейчас держишь в руках это письмо, значит, я не ошибся. Значит, я в тебе никогда не ошибался. Прости, если сделал тебе вчера больно - я не должен был говорить с тобой в таком виде, но, если ты мне веришь, это правда. То, что я вчера тебе сказал. Это правда. Прости. И не обижай Гермиону. Скажи, что я улетел залечивать зубы к ее родителям.
Твой (зачеркнуто) Рон.
П. С. Пошли это письмо со Свином, я буду знать, что ты поступил честно.

Как-будто тонна груза свалилась с Гарриных плеч, он почувствовал, что его волшебное "я" наполнилось новой энергией, а жизнь приобрела краски. Гарри посмотрел на потолок - сверху падал снег, устилая Гриффиндорский холл своими хлопьями. Он ЗНАЛ, когда и почему это происходит, значит, он СМОГ, значит, он ПРОСТИЛ.
Кто-то нетерпеливо укусил его за палец - совенок Рона просто метался от желания отнести хозяину это письмо. Гарри привязал пергамент к лапке, но в тот же момент остановился и снова развернул его. И над зачеркнутым словом написал крупными буквами "ТВОЙ". "ТВОЙ ГАРРИ".

***

Гермиона раскрыла глаза, когда Гарри сообщил ей о письмах Рона и его "отпуске". Она, правда, тут же проворчала, что Рону без нее не справиться со своими догадками и задачками, но Гарри ее не осуждал - Гермиона всегда могла найти сложное решение любой проблемы: от вычисления предела двухстраничной функции до поиска булавки в стоге сена. Настроение у обоих немедленно поднялось, хотя Гарри так и подмывало спросить у Малфоя о содержании письма, адресованного ему. Неужели Рон и ему написал такое же трогательное письмо?

Нет, он признался мне в любви к моим плавкам. Он просто мечтает с меня их снять и …
Малфой!
… повесить вместо слизеринского флага. Не волнуйся, Поттер, черным снегом я в гостиной не швырялся.
Ну, хоть намекни, Малфой…
У меня пустой пергамент, смотри сам.

Драко молча протянул пергамент, и Гарри увидел абсолютно пустой листок бумаги.
- Действительно, пусто, - протянул разочарованно он.
- Пусто? Ах, да, пусто, - рассеянно пробубнил Драко. - Вы идете на занятия?
Но прежде чем войти в класс профессора Флитвика, у Гарри проскользнула мысль, что Малфой что-то скрыл от него. Дождавшись пока учащиеся рассядутся, маленький преподаватель взобрался на стол и торжественно прокричал:
- Мои дорогие! Сегодня мы начнем изучать самое последнее в вашей программе обучения волшебное искусство - искусство Аппарации. Или, говоря проще, умению мгновенно перемещаться из одной точки пространства в другую. Ну, например, вот так.
Раздался небольшой хлопок, и Флитвик исчез со стола, появившись практически сразу на противоположном шкафу с книгами. Во многих семьях волшебников это не считалось чем-то особенным, аппарировали практически все взрослые колдуны, но крошечный профессор сделал это так изящно и так смешно, уронив несколько свитков со шкафа, что многие разразились аплодисментами. Флитвик деликатно поклонился и тут же аппарировал обратно на стол.
- Но… профессор, нам ведь говорили, что в Хогвардсе нельзя аппарировать, - удивленно подняла брови Гермиона.
- Совершенно верно, мисс Грейнджер, - радостно запищал профессор. - Но мы с директором школы наложили на этот класс специальное заклятие, чтобы вы могли попробовать в пределах этой комнаты.
Казалось, крошечный профессор сам радовался такой возможности.
- Прежде всего, вы должны сосредоточиться и запомнить место предстоящей Аппарации. Внимательно всмотритесь в ту точку, куда хотите переместиться и запомните ее в деталях. Постарайтесь вникнуть в каждую из них, как-будто срастись с этим местом. Оглядите внимательно класс и найдите точку, куда вы попробуете аппарировать.
Несколько пар глаз начали шарить по пространству в комнате, внимательно осматривая каждый закоулок - никто не желал столкнуться с кем-либо нос к носу.
- Теперь дотроньтесь рукой до волшебной палочки и четко проговорите: "аппарейтед". Приготовьтесь сделать все вместе.

Интересно, если я представлю топик Паркинсон, куда я попаду?
К врачу, Малфой, тебя хватит сердечный удар, если ты столкнешься с ней лицом к лицу.
А за какое место нужно держаться, если нам с тобой не нужна палочка? Может,…
Не мешай, а то я аппарирую прямиком к твоему "месту".
А хотел бы, Поттер?
Заткнись!

Класс замер в ожидании команды Флитвика, нервно сжав палочки.
- На счет три. Раз,… два,… три!
Класс выдохнул одним залпом "Аппарейтед", и тотчас же раздались моментальные хлопки. Гермиона очутилась на подоконнике, Гарри на стуле около двери, Малфой чуть ли не верхом на статуе средневекового рыцаря, остальные разместились в разных частях класса, по счастливой случайности так и не столкнувшись ни с кем лбами.
- Прекрасно! - радостно пропищал голос Флитфика откуда-то сверху.
Студенты подняли голову и увидели, как маленький профессор покачивается на люстре. Картина была достаточно забавная.
- Невилл, попробуйте еще раз! - Гарри увидел, что Долгопупс единственный, кто так и не смог переместиться.
Невилл тяжело вздохнул и закрыл глаза. "Аппа…",- начал шептать он.
- Эй, Долгопупс! - Малфой замахал ему рукой.
- … рейтед, - закончил Невилл и, открыв глаза, уставился на Драко. Тот не преминул показать ему язык. Хлоп! Верхняя часть туловища Долгопупса обхватила Малфоя за шею, чтобы не свалиться вниз, а нижняя - переместилась на стол Флитвика. Все в оцепенении уставились на разные части Невилла, и только Драко орал, чтобы Долгопупс с него слез.
Флитвик что-то выкрикнул сверху, и ноги Невилла вернулись к его верхней части. Малфой не удержался и свалился под тяжестью своей ноши.
- Мистер Малфой, это вам прекрасный урок, чтобы в будущем не отвлекаться самому и никому не мешать. Минус балл со Слизерина.
- Профессор, - подняла руку Гермиона, когда все аппарировали на свои места, - если я правильно поняла, очень важно грамотно представлять место Аппарации. А если необходимо сделать это в незнакомую тебе ранее точку?
- Прекрасный вопрос, мисс Грейджер! Балл Гриффиндору!- Флитвик очень любил ее вопросы. - В таком случае вам на помощь придет арифмантика и ее волшебные формулы, которые вы начнете изучать в ближайшее время с профессором Вектор. А вот как их использовать, я расскажу на следующих занятиях. И запишите домашнее задание - несколько комнат будут доступны для Аппарации в следующий раз. Но я не скажу, какие. Поэтому постарайтесь напрячь память и представить хоть какое-нибудь место, чтобы выполнить задание.
Невилл, у которого с памятью всегда были проблемы, тяжело вздохнул и пробормотал:
- Надеюсь, это будет столовая или туалет для мальчиков.

***

Драко прикрыл занавеску около своей кровати, и, убедившись, что в спальне никого нет, снова достал письмо Рона. Почерк у Уизли был настолько размашистый, что окончания слов приходилось читать на обратной стороне.

Драко!
Спасибо, что помог мне вчера добраться до кресла, не дав замерзнуть около Запретного леса. Я не помню, что говорил тебе уже в башне, но знаю, что ты поверишь мне. Я видел родителей Гарри, это не бред и фантазия. И я знаю, что это было не просто так. Покажи Гарри второй листок пергамента, но не говори, что ты видел на нем. Притворись, что пергамент пуст. Пусть Гарри сам скажет. Сову, если Свин не вернется, попроси у Джинни. Только обязательно пришли ответ. Нам всем это очень важно.
Рон Уизли.
Драко перечитал письмо еще раз, затем взглянул на второй кусочек пергамента. На нем тем же почерком было нацарапано: "Драко и Гарри", надпись была сделана достаточно жирно, и было непонятно, почему Гарри ничего не увидел. Драко не хотелось впадать в панику из-за какого-то клочка бумаги, который вполне мог быть просто заколдован на определенного адресата. Учитывая характер Рона, Малфой мог с уверенностью сказать, что на подобные штучки Уизли вполне способен - взять хотя бы его отчаянную ревность Драко к Гермионе и Гарри. А если учесть события недавнего времени и то, что Рон отдалился (или его отдалили) от своих друзей, то он вполне мог пойти на отчаянный шаг, только бы привлечь к себе хоть немного внимания. Драко никогда не испытывал особой приязни к вечно нехоленому Уизли. Его одежда с плеча старших братьев и вечные дурацкие свитера мамаши раздражали Малфоя, плебейская манера говорить (у магглов вроде принято говорить "деревенщина") выводила его из себя уже на второй фразе, эмоции, которые буквально били фонтаном из Рона, бесили хладнокровного Драко. И если бы не Гарри, он и близко бы не подошел к Уизли. Джинни в этом плане имела гораздо выгодную позицию - она… просто нравилась Драко. "И почему у нее такие ненормальные братья?" - он задал вопрос сам себе.
Его размышления прервал Гордон Кейл, первокурсник его факультета:
- Мистер Малфой! Профессор Снейп просит вас отправить учащихся на обед и проконтролировать выполнение домашних заданий по его предмету. К нему срочно прибыла сова из министерства, и он отбыл в Лондон.
Драко спустился вниз и неохотно собрал учащихся факультета в холле. Вообще-то командовать ему нравилось, во вкус он вошел еще во времена Крабба и Гойла, когда заставлял их плясать под свою дудку практически каждую минуту. Но они были настолько тупы, что даже не осознавали этого. Когда был жив его отец, тот непрестанно твердил ему: "Мы созданы быть волшебниками: одни - сильными, другие - слабыми. Но если у тебя есть ум и воля, количество волшебства неважно". Люциус частенько любил доводить Драко до истерики, измываясь по любому удобному случаю. Может, поэтому Малфой-младший стал таким хитрым и изворотливым, как любимая змея его отца.

***
Гарри поднялся в холл Гриффиндора, чтобы переодеться после занятий по уходу за магическими существами. Чарли заставил их хорошенько попотеть, объясняя как правильно связывать драконов и заставлять хоть как-то повиноваться своему хозяину. Огнеупорное зелье пригодилось как нельзя кстати - маленькие дракончики осыпали учеников снопами огня и пепла, не желая подчиняться никому. Невилл при каждом выдохе дракона отскакивал назад и бросал начатую работу, поэтому Гарри приходилось выполнять все самому. В конце концов, израсходовав почти трехдневный запас дефицитного зелья, он разозлился на Долгопупса и поклялся больше с ним в паре не работать.
Гарри стянул промокшую насквозь футболку и запачканные в весенней грязи брюки, небрежно бросив их около кровати. Кучка одежды мгновенно исчезла - домовые эльфы знали свое дело, а после того, как в Хогвардсе снова поселился Добби, Гарри больше не беспокоился о таких вещах как, пардон, трусы и носки - последние всегда были чистыми и наглаженными, только в редких случаях почему-то непарными. Дверь в комнату приоткрылась, но Гарри не обернулся - следом за ним поднимался Невилл, чтобы в очередной раз поплакаться о своей нескладывающейся колдовской жизни.
- Гарри!
- Джинни, черт побери! Я переодеваюсь! - Гарри не успел отпрыгнуть за занавеску.
- И не мечтай меня смутить! У меня в доме шесть братьев, так что парней в трусах я насмотрелась достаточно! - Джинни деловито оглядела слегка порозовевшего Гарри. - У вас с Драко одна пара боксеров на двоих?
Гарри окончательно покраснел. С тех пор, как он поселился в особняке Малфоев вместе с Нарциссой и Сириусом, Драко первым делом вышвырнул почти все нижнее белье Гарри, которое, по его мнению, позорило особняк и смущало привидений. Он тогда нехотя согласился с ним, поскольку никогда не уделял никакого внимания подобным вещам. Драко, помнится, щедро вывалил половину шкафа и сортировал белье по принципу тебе-мне. Остановился он тогда всего лишь один раз, стараясь незаметно кинуть в свою горку какие-то совсем маленькие трусики.
- Эй, Малфой, это от твоей подружки на память? - загоготал тогда Гарри.
- Заткнись, Поттер - деревенщина. - На бледном лице Драко выступили чуть заметные розовые пятнышки. - Это для специальных случаев. Под атласные или просто тонкие брюки, чтобы резинки не были видны.
Гарри прервал воспоминания.
- Я видела на Драко такие же, у нас дома прошлой осенью, - хихикнула Джинни. - Ладно, я буду деликатной девочкой. Пока ты был на уроке у Чарли, Свин принес тебе письмо от Рона и еще какую-то коробочку. Я проверила ее на всякий случай (да нет, я не открывала, я могу чувствовать зло и через упаковку), вроде все в порядке. Только вот от кого?
С этими словами Джинни кинула ему пергамент и почти крохотную коробочку, симпатично обвязанную на рождественский мотив. Сгорая от нетерпения, он открыл ее и с недоумением уставился на маленький серебряный перстенек. Гарри улыбнулся. Для подарков на день рождения рано, Гермиона выбрала бы что-нибудь подороже, Рон не стал бы посылать его инкогнито, а Драко скорее подарил бы ему очередные шорты от Кельвина Кляйна. Может, Сириус? Тем не менее, Гарри не задумываясь одел его на безымянный палец левой руки, с удовольствием замечая, что перстень пришелся ему по размеру.

Гарри!
Спасибо, что прислал письмо так быстро. Я нисколько не сомневался, что это будет именно этот вариант. Со мной все в порядке, отъедаюсь дома и зализываю раны.

Гарри содрогнулся при воспоминании о своей жестокости.

Мама была в ужасе, когда я ей рассказал правду - ты уж извини. Она, правда, пообещала сама расцарапать мне лицо еще раз, если подобное повторится когда-нибудь, так что мне приходится не сладко. Гарри! Будь, пожалуйста, осторожен, мне сегодня приснился сон, содержимое которого я пока не могу тебе рассказать, но если ты почувствуешь себя не очень хорошо, зайди к Снейпу - Я ОЧЕНЬ ТЕБЯ ПРОШУ! ОЧЕНЬ! ПООБЕЩАЙ!
И попроси Драко прислать ответ, от этого лентяя я ничего не получил.
Передавай привет Гермионе и Джинни. Скоро буду.
Твой…

Подписи не было. Но Гарри без труда бы узнал этот почерк и манеру письма среди тысячи пергаментов. Рон что-то не договаривал, старательно обходя какую-то цель своего отсутствия в Хогвардсе. Ведь шрамы мадам Помфрей лечит и заживляет в течение пары минут, хотя Гарри был благодарен Рону за время, которое он дал ему, чтобы придти в себя. Им будет, о чем поговорить около камина в холле Гриффиндора.
За обедом место Рона занял Колин Криви - как посмеивался Драко, тайный поклонник красоты Гарри. Черт, не такой уж тайный. Колин сразу же засуетился, пододвигая тарелки и фрукты к нему.

Позвольте положить вам сосисочку, Поттер…
Малфой!
А эта котлетка так вкусна, так поджариста…
Ты отправил Рону ответ?
Какой же ты скучный, Поттер. Я приложил к своему письму еще пару флаконов бурбунового гноя, чтобы шрамы держались как можно дольше.
Прекрати, ты знаешь, что я в этом виноват.
По крайней мере, ему будет что показать своим детям и внукам. Знаменитый Гарри Поттер…

- Попрошу минуточку внимания! - Дамблдор поднялся из своего кресла. - Профессор Вектор с сегодняшнего дня в отпуске по крайне сложным семейным обстоятельствам. Поэтому временно кафедру арифмантических наук возглавит ее племянник, профессор Майкл Дулифф. Не смотря на свой юный возраст, его работы широко известны в определенных кругах, и я абсолютно уверен, что многие из вас найдут с ним общий язык и почерпнут много интересного из его уроков. Профессор Снейп как раз ведет мистера Дулиффа к нам.
Глаза Гермионы заблестели - уж кто-кто, а она всегда была жадна до любых новых знаний и возможностей. Тем более, профессор Вектор в последнее время часто отменяла свои занятия - ее мужу требовался постоянный уход и присутствие супруги дома. Дверь в зал резко открылась, и на пороге появился вечно недовольный Снейп с молодым человеком, который норовил спрятаться за черной мантией профессора зельеделия. Несколько сот пар глаз уставились на нового преподавателя, внимательно изучая каждое его движение. Снейп решительно направился к своему месту за столом, морщась каждый раз, когда Дулифф наступал ему на мантию. На вид новому профессору было лет двадцать пять, а, может, и меньше. Одет он был в черный свитер и яркие синие брюки, которые напрочь скрывали его обувь. Молодой человек был явно напуган и старался не смотреть вверх, пока не столкнулся носом со столом преподавателей. Дамблдор протянул ему руку и с восторгом прокричал:
- Добро пожаловать в Хогвардс, профессор Дулифф. Я уверен, что вам здесь понравится.
Несколько хлопков раздалось со столов Хуффльпуффа и Ровенкло - самых гостеприимных факультетов Хогвардса. Молодой человек чуть приподнял голову и с надеждой посмотрел на них.
- А он очень симпатичный, - пропела Парватти. - И так стильно одет.
Аплодисменты стали чуть увереннее, но Дулифф снова втянул плечи и уставился в пол. Смутная догадка охватила Гарри, и он поднял руку. Повисла тишина, Дамблдор с изумлением посмотрел на него, поскольку Поттер редко о чем-либо спрашивал.
- Да, Гарри?
- Простите, профессор… - он замялся.
- Вас что-то беспокоит?
- Но ведь он… профессор Дулифф… он ведь МАГГЛ!


 

Фотогалерея