Предательство. Глава 1

Глава 1.

В непроветриваемом кабинете превращений стояла невероятная жара. Профессор МакГонагл с удовольствием наблюдала, как будущие выпускники без особого труда превращают кусочки пергамента в зайцев, тушканчиков, и лисиц. Даже извечному неудачнику Невиллу удалось состряпать нечто похожее на ежа. Складывалось впечатление, что приход весны принес с собой свежую волшебную силу в каждого из учащихся.
- Мистер Финниган! Ваша лисица уже хватает ртом воздух, - с улыбкой заметила декан Гриффиндорского факультета. - Уж будьте так добры, постарайтесь научить ее дышать помедленнее.
- Профессор, она …хм… помирает от любви… - с озорным огоньком ответил Симус. - Все-таки весна, она и на нее действует.
- Да, если видит перед собой такого очаровательного кавалера, как вы, Финниган, - рассмеялась МакГонагл.
Хлоп! Рыжая бестия Симуса взорвалась синим пламенем, оставив в качестве напоминания о себе маленький лоскуток пергамента рыжего цвета.
- Позвольте вам напомнить, что на выпускных экзаменах трансфигурация должна длиться не менее тридцати минут. Если обратное превращение состоится хоть на секунду раньше, задание не будет зачтено. И не забудьте подготовить к следующему уроку заклинание совместимости живого и неживого предмета.
Даже в такой день профессор была неумолима.
- Да, завтра сбор будущих выпускников факультета Гриффиндора в моем кабинете в пять вечера. Симус, не забудьте напомнить одноклассникам.
Финниган хлопнул ресницами и рассмеялся:
- Как можно, профессор! Невилл! Одолжи напоминалку!
Но Невилл уже старательно закидывал рюкзачок себе на плечо - в двери уже показалась смешная рожица Клары.
- Что, Симус?.. - рассеянно пробормотал ДолгоПупс. - Напоминалку?... Возьми у меня в тумбочке… наверху…
- А фотографию Клары в купальнике можно? - загоготал Рон.
- Конечно, конечно… ЧТО? - Невилл уставился на Рона с широко раскрытыми глазами.
- Шутка, Долго-Думающий, шутка.
Парватти хихикнула.
- А моя фотография, Уизли, тебя не устроит? У меня есть прекрасная фотка в ночной рубашке…
Рон застонал. Парватти уже два месяца отчаянно строила ему глазки и приглашала погулять в Хогсмид. Не сказать, что она нехороша - вовсе нет. Парватти стала неплохо одеваться, она одна из немногих в Хогвардсе умела пользоваться маггловой косметикой, всегда была аккуратна в прическах, чем вызывала некоторое раздражение у профессора МакГонагл. (Строгий пучок декана Гриффиндора был признаком консерватизма пожилого преподавателя) Но Рон не испытывал к Парватти абсолютно ничего, даже никакого братского чувства любви, изредка делая фальшивую улыбку для вполне эгоистичной цели - списать очередное невыполненное домашнее задание. Даже это происходило не так часто: Гермиона стала просто невыносима в своих требованиях поддерживать честь факультета. "Рон Уизли", - вечно стонала Грейнджер. - "Ты прославишь наш факультет не только своей огненной шевелюрой, но и хронической неуспеваемостью по всем предметам". Гермиона…
Рон огляделся. В кабинете не осталось никого, кроме него и собирающей свитки профессора МакГонагл.
- Вы чем-то обеспокоены, мистер Уизли? Может, я вам смогу помочь?
- Что… профессор? Ах, нет, извините, я…
- Рон Уизли, позвольте напомнить вам, что экзамены через два месяца, а у вас серьезные проблемы с предметами зельеделия и арифмантики. Может быть, вы сможете оставить свои сердечные дела до выпускного вечера? Берите пример с мисс Грейнджер…
Рон снова застонал и тут же пробубнил:
- Я не мисс Грейнджер и не собираюсь становиться Девочкой-Которая-Знает-Все. Хватит с нас и одной.
- Мистер Уизли! Вы не очень-то лестны в своих рассуждениях о старосте факультета. Я могу привести вам и другой пример. Мистер Финниган. Заняв ваше место старосты, он неплохо справляется с обязанностями. По крайней мере, умеет отличать дело от … простите, сердечных глупостей.
- Вам этого не понять…
- Мистер Уизли! Я не так молода, чтобы выслушивать от вас подобные вещи! - голос профессора приобрел металлические оттенки. - Разговаривать в подобном тоне можете со своими друзьями в своей спальне.
Рон отчаянно сжал кулаки. Меньше всего ему хотелось обсуждать свои дружеские отношения с МакГонагл. Что-то наполнило его тоской и злобой на окружающих.
- Что вы можете знать о моих друзьях?..
- Мистер Уизли!..
- Вы даже представить себе не можете, какого это…
- Мистер Уизли!..
- Вы закопались в своих книгах и ТРАНСФИГУР-Как-их-там… Вы говорили, что факультет станет для нас семьей, что со своими переживаниями и проблемами мы можем всегда обратиться к вам. И где эта семья? Я ее не вижу. Ее нет и не было. И с вами никогда не будет.
Свиток с баллами за контрольную работу выскользнул из рук МакГонагл, что-то неуловимое мелькнуло в глазах профессора. Но что?
- Пять очков с Гриффиндора! - ледяным голосом прошептала декан.
Рон странно усмехнулся.
- И это все, что вы можете?
- Еще пять очков… будет все сто пять, если вы немедленно не покинете МОЙ КЛАСС.
Рон вскинул сумку на плечо и, пожав плечами, вышел из кабинета. Еще на пороге он хотел обернуться и сказать еще какую-нибудь колкость, но профессор отвернулась от него и молча направилась к столу. Бить в спину Рон не привык. Молча перебирая ногами, он поднялся в общий зал Гриффиндора и с разбегу плюхнулся в кресло. В зале никого не было - большинство сидело в библиотеке, меньшая часть гуляла на пригревающем весеннем солнышке. Зачем он так нагрубил декану? В конце концов, она абсолютно не виновата в его проблемах, да и помочь решить их не в ее компетенции - не может же она взмахнуть палочкой и сказать: "Уизли, будь счастлив!" А в чем оно, счастье? Скорее поймешь, в чем несчастье.
- В чем твое несчастье, Уизли? - спросил он сам себя. И внезапно понял. - У тебя нет друзей! Больше нет друзей!
Нет, с ним разговаривали, приглашали на вечеринки и посиделки, Симус таскал его в Хогсмид на кружечку сливочного пива. Гарри и Гермиона дружески хлопали его по плечу, вечно напоминая ему этим о ПРОШЛОМ. Джинни, конечно, любила его, но ведь он - ее брат. Как и Чарли, хотя последний больше внимания оказывал своим драконам и их потомству.
- Я знаю, что с тобой, Уизли, - проговорил он сам себе. - Ты одинок. Ты просто одинок. И в этом твое несчастье… Или счастье.
Рон поднялся с кресла и решительно направился к выходу. Путь ему был уже знаком - подвальчик Хогсмида. Там ему всегда рады и лекарство от его душевной боли всегда под рукой.
***
Снейп суетился над драгоценными компонентами своего очередного шедевра. Весь класс замер в ожидании - несмотря на общую (кроме слизеринцев) нелюбовь к профессору зельеделия, изучение состава огнеупорного зелья ждали с нетерпением. Чарли (профессор по уходу за магическими существами) допускал к следующему уроку только при наличии зачета и пробирки с соответствующим составом. И неудивительно - дракончики, несмотря на столь юный возраст, плевались огнем не меньше, чем на три метра. Поэтому никакой речи о попытках покормить или покататься на них и быть не могло. Даже Драко Малфой изменил своей привычке лениво растягиваться за столом и внимательно следил за каждым словом Снейпа.
- Перед тем, как я раздам компоненты, сдайте свои зачетные пергаменты, - с привычным раздражением в голосе прошипел Снейп. - У вас будет только одна попытка. Вы поняли меня, Долгопупс? Только одна. Компоненты, которые у меня есть, достаточно дефицитны и дороги, чтобы раскидываться ими. И я не собираюсь ждать тридцатой попытки, чтобы удовлетворить ваше любопытство. Малфой и Поттер подойдите сюда.
Гарри нехотя поднялся. Несмотря ни на что, общение, даже короткое, со Снейпом не вызывало в нем никакого удовольствия. Или Гарри натерпелся за несколько лет, или понял, что ничто и никогда не изменит раздраженного и язвительного профессора, однако чувство держаться на расстоянии от Снейпа укоренилось в нем навсегда. Малфой, напротив, с радостью вскочил с места и с резвостью первоклассника подскочил к декану Слизерина.
- Мистер Малфой, раздайте остальным бездарностям корни календулы, шеркона и веренища. - Снейп хищно улыбнулся. - Поттер, вы - ядовитые зубы гадюки, сушеные ногти вилл, гной лапы дракона и помет полярной совы. Предупреждаю, Поттер, - последний компонент на вес золота. Если просыпете, я накормлю вашу сову слабительным обыкновенным…

И заставлю держать блюдечко до тех пор, пока она…
Заткнись, Малфой!
Ты покормил ее сегодня? А то самому придется…
Заткнись!
Гарри аккуратно начал передавать однокурсникам противные компоненты. Неудивительно, что Снейп вечно раздражен - поработаешь с таким материалом, всю ночь будет сниться шкурка бурмсленга.
Каждый склонился над своим котелком, измельчая и всыпая каждый компонент в определенном порядке. Симус для точности температуры притащил маггловый градусник и постоянно макал его в котел.
- Смотри, как бы не треснул, - покачала головой Гермиона.
- Не переживай, подменю котел Невиллу, ему все равно не хочется к драконам, - подмигнул Симус.
- Ты не видел Рона?
- После трансфигураций - нет, - улыбнулся Финниган. - Может, ушел к Чарли канючить пару-тройку левых пробирок с огнеупорным составом?
Гермиона покачала головой. Она была у Чарли перед занятиями, чтобы забрать зачетные пергаменты своего факультета - Рон там не появлялся. Ее размышления прервал Снейп:
- Какого черта, Грейнджер? Сыпете толченые ногти мимо своего котла. Или вы собрались сварить зелье на полу? Минус балл. Поттер, вы наверняка заныкали пару ногтей на всякий случай - передайте своей старосте-неумехе.
Гарри тихонько хихикнул. Как ни странно, он действительно припрятал немного компонентов на всякий случай. Он подошел к Гермионе и протянул ей порошок.

Не узнаю тебя, Поттер, прямо хорошеешь на глазах.
Тебе тоже одолжить немного гноя, Малфой? Или воспользуешься своей слюной?
Бутылка пива, Поттер. Определенно, с меня. Решено - после экзаменов иду преподавать в колдовскую школу актерского мастерства. Моим учеником будет гордиться мир - Гарри Поттер, Мальчик-Который- Научился-Язвить.

Драко победоносно вскинул подбородок и торжественно всыпал в котел помет совы. Гарри с усмешкой посмотрел на своего сводного брата - они частенько мысленно перебрасывались репликами, да (и чего греха таить) и учили уроки пополам на двоих, если время поджимало. Гермиона жалобно посмотрела на Гарри - она не могла продолжить изготовление зелья без честно припрятанного им порошка ногтей вилл.
- Ты не видел Рона? - спросила Гермиона, благодарно принимая порошок.
- Нет, - с удивлением поднял брови. - А что с ним могло случиться?
- Не знаю, - хмуро пробормотала она. - По его милости, с нашего факультета сняли десять очков. Хотелось бы знать, за что.
- ПОТТЕР! - знакомый голос прорезал тихий шум булькающих котлов. - Обсудите планы на вечер со своей подругой после урока. Минус балл. Через две минуты я начну проверять ваши "шедевры".
Гарри не особо озаботился исчезновением Рона. В конце концов, Рон взрослый парень и может иметь право на личную жизнь. Не будут же они вечно спрашивать: "Что случилось, Рон", "Как у тебя дела, Рон", "Что тебя беспокоит, Рон". Тем более, Уизли ТАК поступил с ним. Нет, конечно, Гарри простил его и даже по-юношески посочувствовал в глубине души, но отрезанный ломоть назад к куску не приставишь, нужно слишком много времени, чтобы забыть, или хотя бы попытаться…

… закончить с огнеупорным зельем.
Малфой, ты не знаешь, где Уизли?
Наверное, красит волосы, говорят, в этом сезоне модны шатены…
Гарри рассмеялся и тотчас же забыл о Роне, поскольку Снейп буквально жег своим взглядом.
- Прекрасно, Поттер. Прекрасное время, чтобы позабавиться. С вас и начнем. Мистер Малфой, принесите из кабинета чистые пробирки.
Снейп взял со стола зачетный листок Гарри. Последний был уверен, что профессор зельеделия и без дегустации готов нарисовать ему незачет, да и в своем "шедевре" Гарри уверен не был.
- Итак… - Снейп вытянул вперед палочку и после того, как Гарри отхлебнул из своей пробирки, прошептал - "фаерджин". Ничего не произошло, вырвавшийся из палочки факел огня даже не опалил ресницы Гарри. Сколько сожаления отразилось в глазах Снейпа, и он, словно с внезапно появившейся судорогой в руке, написал "зачет".
Зачет сдали практически все, не считая Паркинсон и Маддока - огонь напрочь уничтожил воспоминания о красивых ресницах у первой и опалил пробивающийся пушок на губах у второго. Но Снейп не был бы самим собой, если бы не предоставил учащимся факультета Слизерина второй шанс. Но даже и после этого на столе профессора оставался один зачетный листок.
- Так, так, мистер… Уизли… Где же ваш дружок, Поттер? - скривился Снейп. - Хочет по блату проскочить с драконами? Мисс Грейнжер, вы в курсе?
- Нет, профессор, - ругая себя за язык прошептала Гермиона. Что ей помешало сказать "приболел"?
- Прекрасно, если мистер Рыжеголовый-прогульщик не предоставит мне веских и убедительных причин для отсутствия на сегодняшнем уроке, я сниму с Гриффиндора тридцать очков! - в голосе Снейпа звучали до боли знакомые нотки торжества.

***
- Боюсь, Минерва, мы ничем не можем ему помочь. Это не тот случай, когда можно применить волшебство и сделать его счастливым.
Дамблдор грустно опустил глаза. Профессор МакГонагл в отчаянии сжала палочку.
- Альбус! Я вижу, как он страдает, у меня просто разрывается сердце, когда я вижу, как он смотрит на них. Рано или поздно он просто их возненавидит…
- Мы все что-то любим и не любим в нашей жизни, но нельзя пытаться воздействовать на кого-либо, не дав шанс самому разобраться в своих проблемах.
- Вы считаете, Альбус, это… только его проблемы?
- Нет, Минерва, конечно же, нет. Но и им нужно осознать свои проблемы.
- История повторяется, Альбус?
- Похоже на это, профессор. Однако, я знаю, что вы можете сделать - дать им возможность осознать свои проблемы, но не предлагайте вариантов решения, они найдут его сами. Я знаю. С вашего позволения, давайте навестим профессора Вектора, это беспокоит меня больше.

***
- Как обычно, мистер Уизли? - озорная вилла подмигнула Рону. - Бодрящий Взрыв?
- Да, пожалуй.
Рон лениво осмотрелся. Справа за столиком сидели разгоряченные спиртным волшебники, отчаянно спорившие о перспективе маггловых разработок в области высоких технологий, причем каждый свой выпад они подкрепляли очередной кружечкой сливочного пива. Чуть вдали, около выхода находилась группка туристов, приехавших посмотреть филиальчик хохмагазина Фреда и Джорджа. Рон узнал это по коллекции знаменитых жвачек "пуд-язык" и "кричащих пирожных".
- Ваш коктейль, мистер Уизли!
- Спасибо, Лейла. - Рон с удовольствием отхлебнул из стакана белесоватой жидкости. Внутри тотчас же разлилось бодрящее тепло, а сознание прояснилось, как никогда. Неплохая вещь, если не злоупотреблять. Хотя… Рон достал из мантии пачку маггловых сигарет - они с Симусом частенько баловались здесь подобными вещицами. Рон вспомнил, как однажды Симус притащил какую-то огромную сигару и пускал дым кольцами, пока добрая половина посетителей в ужасе не разбежалась из бара. А Гарри один раз чуть не застукал их с сигаретами - он не выносил табачного дыма с детства. Черт, Гарри… Рон одним залпом осушил весь бокал и швырнул его на стойку.
- Повторить?
- Нет, двойной виски и тыквенный сок.
- Мистер Уизли, я понимаю, вы наш постоянный клиент, - пропела Лейла, - но это… достаточно крепкая вещь, а ваши братья могут прийти с минуту на минуту - у них зарезервирован столик для фуршета с группой польских торговцев. Может, лучше не рисковать…
- Рисковать?.. Что ты понимаешь в риске?.. - начал было Рон, но показное внимание (а, точнее, полное равнодушие) барменши его остановило. - Лейла, дай мне бутылку виски, и я обещаю тебе убраться отсюда немедленно.
Дверь с шумом распахнулась, и в проеме показались извечные соперники в шутках и розыгрышах Фред и Джордж. В руках они несли огромный визгливый торт с взрывающимися от попытки их задуть свечами. Они с восторженными криками бросились своему столику, наперебой выкрикивая заказы хмурому официанту с блокнотом. Тот молча водил пером по пергаменту, изредка задавая вопросы о количестве блюд.
- Ты тоже здесь, Рональд? - с удивлением воскликнул Джордж. - Составишь компанию?
- Э-э-э… нет, - Рон забыл, что в руке была непотушенная сигарета.
- Покуриваем, братец? - лилейным голосом пропел Фред. - Папа будет в восторге. Не забыть бы отправить ему сову утром.
- Только попробуй, - прошипел Рон. - Я расскажу, кто и как ограбил свинью-копилку в прошлое рождество. Там, кажется, был памятный галлеон от Перси, его первой зарплаты в министерстве.
- Договорились! - в восторге закричал Джордж. - Люблю с тобой иметь дело. Забудем про эту… как-ее-там… гадость, а ты молчишь про галлеон.
Близнецы тут же отвлеклись - в бар вошли их гости из Польши. Несколько молодых людей в модных мантиях, переговариваясь на незнакомом Рону языке, радостно поприветствовали братьев. Рону захотелось влиться в эту радостную компанию, забыть о своих проблемах и почувствовать себя не лишним в этой жизни, быть веселым и счастливым, но, судя по доносившимся словам от их столика, там вовсю уже кипел спор о предстоящей сделке. Это сразу же охладило порыв Рона.
- Мистер Уизли, - Лейла протягивала ему пакет. - Ваш заказ, я его упаковала. Думаю, так будет лучше.
- Э-э-э, спасибо. - Рон молча расплатился и вышел из бара.

***
Гермиона кусала ногти.
- Где его носит, черт побери?!
- Гермиона, успокойся. - Гарри уже начало раздражать такое внимание к персоне Рона. - Может, он хочет побыть один. Неужели, тебя волнуют эти несчастные тридцать очков?
- Сорок, - поправила она. - Дело не в этом, Гарри. Раньше Рон никогда не исчезал так. Что могло с ним случиться?
- Малфой предположил, что он красит волосы. Может, неудачный цвет? - попробовал отшутиться Гарри.
- Очень смешно, Поттер, - с грустью сказала Гермиона. - Что-то не так, я чувствую это. И дело не в темных силах, а в обычных человеческих отношениях.
Гарри подернул плечом.
- Он в баре, наверное, в Хогсмите. Там вроде его братья сегодня вечеринку устраивают.
- Давай проверим? - Гермиона с надеждой заглянула в его глаза.
- И не подумаю. Не собираюсь шпионить за Уизли по каждому его глупому исчезновению. В конце концов, он не маленький. Вдруг еще окажется, что он тискает Парватти в кустах или объясняется в любви Снейпу.
- Гарри! - удивленно подняла брови Гермиона. - Ты никогда раньше…
- Раньше?! - глаза Гарри заблестели. - Раньше Рон никогда не делал мне больно! Он никогда не скрывал от меня ничего, он…
- Ты не смог простить его, - прошептала Гермиона.
Гарри смутился.
- Я простил его, но это не значит, что я готов НАВСЕГДА забыть прошлое.
- Гарри!
- Гермиона, наш разговор бессмыслен. Хочешь идти искать этого… иди. Лично я иду спать. И если ты остаешься, одень теплую мантию - ночью весеннее солнце не светит.
Не дожидаясь ответа, он поцеловал ее и быстрым шагом ушел наверх.
Гермиона озадаченно посмотрела ему вслед. Нет, она не винила его в черствости и равнодушии, но в свои семнадцать Гарри уже испытал так много, что глупое (наверняка именно так) исчезновение Рона не казалось ему большой проблемой. Она не винила в ПРОШЛОМ Рона, в конце концов, каждый имеет право на ошибки и свои чувства. Если он любил ее, она не могла ничего с этим поделать, лишь наблюдать, как кто-то страдает от своего чувства.
- Грейнджер! Какое волнение из-за кривоногого рыжего придурка! - Фигура Малфоя отделилась от стены. И как ему только удается сливаться с темными стенами и оставаться незамеченным, когда это ему необходимо?
- Подслушиваешь, Малфой? - насмешливо протянула она.
- Подслушиваю? Вы орали на весь коридор, перебудили половину Хогвардских картин. Неужели столько шуму из-за Уизли? - Малфой усмехнулся.
- Рона нет уже восемь часов, я волнуюсь. Да и как староста должна знать, где он.
- Бедный Уизли! Даже в туалет нельзя без спросу. Ты там не смотрела? Он так смотрел сегодня на бифштексы…
- Прекрати, Малфой! Ты можешь не язвить хоть минуту?
- Хех, смотря по обстоятельствам, Грейнджер. Вот сегодня, например,..
- Драко! - с тоской прошептала Гермиона. - Тебе не понять, мы почти семь лет вместе… Мне кажется, что я знаю его всю жизнь, все его привычки, замашки, слова…
- Короткую пижаму и нестиранные носки, - в глазах Драко промелькнул задорный огонек.
- Долго репетировал с Гарри? Вы с ним теперь не разлей вода, Рону вы места не нашли…
Огонек в глазах Драко погас. Он медленно выпрямился и холодным голосом произнес:
- Отправляйтесь спать, Грейнджер. Я не хочу, чтобы с Гарри у вас опять возникли проблемы. Он ждет вас.
- Ждет меня? Он уже спит.
- Ждет. Я знаю, я чувствую. Идите.
Драко развернулся и быстрым шагом пошел к выходу.
- Но Рон… - Гермиона была в отчаянии.
- Идите спать, - нетерпеливо бросил Драко. - Я найду Уизли.

***
Гарри не находил себе места. Он знал, что поступает не совсем правильно, если не сказать больше. Он тосковал по Рону, но по тому, которого знал год назад. Гарри никогда не был центром их компании - всего лишь Мальчик-Который-Выжил, Гермиона претендовала на роль мозгового центра, а вот Рон, с его душой нараспашку, с его неумением скрывать свои эмоции и настроение, с его желанием не давать в обиду никого из друзей, и был ядром. Рон занял ту нишу, которую не смог восполнить Драко. Даже обоюдная неприязнь, как подозревал Гарри, основывалась именно на этом - Рон отчаянно боролся за свое место, ревнуя Малфоя к нему и Гермионе. Но как забыть то, что произошло? Как помочь им обоим сделать это? Как уничтожить и выжечь воспоминания? Каким нужно воспользоваться заклятием? Неужели этой пропасти так и суждено остаться в их отношениях? Неужели Мальчик-Который-Выжил станет Мальчиком-Который-Не сможет-Забыть?
Голова Гарри гудела от бесконечных вопросов. Ответов на них не было

Что мне делать?
Открой дверь Гермионе. Она поднимается наверх.
Малфой?
Нет, служба экстренного реагирования в конфликтных ситуациях.
Ты читал мои мысли?!
Ты не блокировал меня, что еще оставалось делать?

Дверь распахнулась и в комнату вошла Гермиона. Гарри бросился к ней. Она подняла на него свои грустные глаза.
- Ты не спишь?
- Любимая, прости, я знаю, что поступил как последний идиот. Мне трудно, помоги, дай мне возможность разобраться самому. Рон мне как брат, я знаю, что с ним происходит что-то не то.
- Гарри, я очень устала…
- Прости, я обидел тебя. Я знаю, что Рон для тебя значит, что он значит для всех нас, для меня, тебя, Драко…

Поттер!
Заткнись Малфой!

Гарри заблокировал свои мысли.
- Но, Гарри, - Гермиона явно была расстроена. - Почему ты не хочешь дать ему шанс? Мы прошли через многое, чтобы научиться доверять друг другу, ведь он не стал скрывать свое отношение ко мне, рассказал тебе все как есть… то есть как все было…
Гарри прижался лицом к волосам Гермионы.
- Я тоскую без него, - прошептал он. - Мы начнем все сначала. Ты, я, он, Драко. Мы сильные - и мы все осилим. Я иду за ним, слышишь, любимая, иду…
- Не надо, Малфой уже ищет его.
Гарри включил сознание.

Найди его, Малфой, пожалуйста, найди…

***
Сколько прошло времени? Рон посмотрел на часы. Два утра. Он стоял на краю Запретного леса, молча поеживаясь от воспоминаний своего первого путешествия в этот ад. Сколько ему тогда было? Одиннадцать? Пауки, единороги, вампиры и прочая нечисть - все всплывало в затуманенном алкоголем мозгу. Рон приложился к бутылке - виски действительно имело сногсшибательное действие. Видела бы его сейчас мать с отцом или хотя бы Перси. Вот Гарри легче, его приемные родители никогда не задавались вопросами о воспитании - Дурслеям было на него начхать, а Сириусу достался уже взрослый крестник. Гарри…
- Можно занять ваше купе, а то все места уже заняты…
- Конечно, проходите.
- Так вы Гарри Поттер, тот самый?..
- Тот самый.
Тот самый. Очередная порция виски обожгла Рону горло. Если бы я сам себя не знал, то мог бы сказать, что умираю от любви к Поттеру, хихикнул про себя Уизли. Странное чувство свободы охватило его, словно кто-то сбросил с него оковы или тяжесть. Семь лет, те долгие семь лет их дружбы вдруг перестали беспокоить его. Рон посмотрел на почти опустевшую бутылку. У него сложилось ощущение, что он выполнил какие-то обязательства перед Поттером, исполнил свою роль в семилетнем спектакле Хогвардской постановки, а теперь настала пора переодеться и смыть грим. Теперь у него нет никаких долгов перед Гарри, почему бы и не наладить свою жизнь ОТДЕЛЬНО от НИХ? Ему всего семнадцать, сколько еще людей он встретит на своем пути, скольким он сможет помочь и рассказать о себе, о мальчике-который-следовал-за-НИМ?
Рон подмигнул бутылке:
- Буду писать мемуары о похождениях Гарри Поттера и предсказывать его дальнейшие шаги.
- Неплохая идея, Уизли!
Рон неторопливо повернул голову и протянул бутылку Малфою.
- Будешь моим редактором?
- Увольте, Уизли, - Драко смотрел на него с отвращением, впрочем, как и всегда.
- Пришел по просьбе нашего героя? Он теперь слишком занят, чтобы заниматься такой мелочью, как я.
- Не терзайся, Уизли. Я просто обхожу территорию в поисках нового рода пьяных магических существ. Чарли будет рад.
- Минутку, - Рон достал сигарету и закурил. - Я похож на дымящего дракона?
- Скорее на нажравшуюся свинью с рыжей щетиной…
- Спасибо, Малфой, я тебя тоже очень сильно люблю.
Бутылка выпала из рук Рона. Он лег на траву и закрыл глаза.
- Не порти мне вечер, Малфой. Я освободился от своих обязанностей. Ты можешь их теперь взвалить на себя.
Драко приблизился к Рону и больно дернул его за плечо.
- Вставай, пьяный дракон. Тебя ждут Гермиона и Гарри.
- К черту их, Малфой. У меня новые друзья. Где моя бутылка?
- Не заставляй меня, Уизли! Клянусь, я обещал доставить тебя в Хогвардс, но не давал гарантий относительно температуры твоего тела.
- Отвали, Малфой. Твой Гарри умер для меня, УМЕР!
Рон вдруг уставился на опушку леса. Какие-то две фигуры молча смотрели на него и тихо качали головой.
- Уизли!!! Даю тебе пять секунд…
Рон не шевелился. Он не мог вспомнить эти лица, хотя раньше видел их не один раз. И прежде, чем Драко произнес слова Ошеломляющего заклятия, он понял: на него смотрели Лили и Джеймс Поттеры.


 

Фотогалерея