Гарри Поттер и тайная комната

89

дневник мистеру Малфою?»

«Конечно, Гарри, – ответил Дамблдор. – Но поторопись. Помни, тебе ещё нужно успеть на праздник…» Гарри схватил дневник и выбежал из комнаты. Огибая угол, он услышал повизгивания Добби. В предвкушении того, что будет, если его план сработает, Гарри быстро снял ботинок, стянул влажный и грязный носок, а затем засунул в него дневник. Потом он помчался по тёмному коридору. Он догнал их на верхних ступенях лестницы.

«Мистер Малфой, – он тяжело дышал, останавливаясь. – У меня здесь кое-что для вас». И он вложил в руку Люция Малфоя пахучий носок.

«Что за…?» Мистер Малфой сорвал носок с дневника, отшвырнул его в сторону и злобно посмотрел сначала на истерзанную книгу, затем на Гарри.

«В один прекрасный день тебя ждёт такой же незавидный конец, как и твоих родителей, Гарри Поттер, – вкрадчиво сказал он. – Они были такими же неисправимыми идиотами». И он развернулся, чтобы уйти.

«Пойдём Добби. Я сказал, пойдём!» Но Добби не двигался. Он держал в лапках отвратительный, склизкий носок и смотрел на него так, как если бы у него в руках было бесценное сокровище.

«Хозяин дал мне носок, – изумленно сказал эльф. – Хозяин дал его Добби».

«Что? – рассвирепел мистер Малфой – Что ты сказал?»

«Получил носок, – повторил Добби, ещё не веря в своё счастье. – Хозяин швырнул это, а Добби поймал, и Добби – Добби – свободный». Люций Малфой замер, уставившись на эльфа. Потом он повернулся к Гарри.

«Ты лишил меня слуги, мальчишка!» Но Добби крикнул:

«Ты не посмеешь навредить Гарри Поттеру!» Раздался громкий хлопок, и мистера Малфоя отбросило назад. Он полетел по лестнице, трижды стукнулся о ступеньки и грохнулся в самом низу. Он поднялся, мертвенно-бледный, достал волшебную палочку, но Добби угрожающе устремил на него длинный палец.

«Теперь ты должен уйти, – свирепо сказал он. – Ты не тронешь Гарри Поттера. Тебе придётся уйти». У Люция Малфоя не осталось выбора. Кинув последний, очень сердитый взгляд на Гарри и эльфа, он запахнулся в свою мантию и удалился.

«Гарри Поттер освободил Добби! – пронзительно пискнул эльф, с обожанием глядя на Гарри. В глазах его, похожих на сферы, отражался лунный свет из ближайшего окна. – Гарри Поттер освободил Добби!»

«Не стоит благодарности, Добби, – усмехаясь, сказал Гарри. – Только пообещай мне никогда больше не пытаться спасти мою жизнь». Безобразное коричневое лицо эльфа внезапно расплылось в широкой зубастой улыбке.

«У меня только один вопрос, Добби, – сказал Гарри, в то время как Добби дрожащими руками теребил его носок. – Ты говорил мне, что всё это не относится к Тому-Кто-Не-Должен-Быть-Назван? Ну…?»

«Это была подсказка, сэр, – сказал Добби. Его глаза расширились, будто это было просто и очевидно. – Я же давал вам подсказку. Тёмного Лорда было можно свободно называть по имени до того, как он его сменил, понимаете?»

«Ясно, – сказал слабо Гарри. – Ну, я лучше пойду. У нас праздник, и мою подругу Эрмиону должны были уже разбудить…» Добби протянул руки и обнял Гарри где-то на уровне талии.

«Гарри Поттер – очень-очень великий из всех, кого Добби знал, – всхлипнул он. – Прощай, Гарри Поттер!» И с громким треском Добби исчез. Гарри повидал в Хогвартсе уже немало праздников, но такого здесь не было никогда. Ученики, одетые в пижамы, сидели за столами до утра. Гарри даже не знал, что было лучше: Эрмиона, бежавшая к нему с криками:

«Ты справился! Ты справился!», Джастин, спешивший от стола Хаффлпаффа, чтобы пожать ему руку и извиниться за свои подозрения, или появившийся в половине третьего Хагрид; он с такой силой хлопнул Гарри и Рона по плечам, что они уткнулись в свои тарелки с вкусностями; или его с Роном четыреста очков в пользу Гриффиндора, которые помогли выиграть Кубок Колледжей второй раз подряд; профессор Мак-Гонагалл, объявившая, что в виду исключительных обстоятельств все экзамены отменяются («О, нет!» – воскликнула Эрмиона); или Дамблдор, сообщивший, что, к сожалению, в следующем году профессор Локхарт преподавать не сможет, так как ему нужно восстановить память. К аплодисментам, последовавшим за этой новостью, присоединилось и несколько учителей.

«Ай-яй-яй, как ему не стыдно, – намазывая джемом пончик, заметил Рон. – А ведь он уже почти начал мне нравиться».

Окончание летнего семестра пролетело как в тумане. Хогвартс возвращался к нормальной жизни, только с небольшими изменениями – занятия по защите от Тёмных Сил были отменены («Но мы же и так получили кучу практических навыков», – убеждал недовольную Эрмиону Рон), а Люций Малфой был снят с должности попечителя. Драко уже больше не расхаживал по школе так важно, как будто он её купил. Напротив, он выглядел обиженным и надутым. А Джинни Висли, наоборот, опять была совершенно счастлива. Слишком скоро наступило время путешествия домой на Хогвартском экспрессе.

Гарри, Рон, Эрмиона, Фред, Джордж и Джинни сидели в одном купе. У них оставалась ещё нескольких последних часов, когда им ещё разрешалось творить магию перед тем, как придется забыть о ней на все каникулы. Они сыграли в подрывного дурака и взорвали последнюю оставшуюся у Фреда и Джорджа хлопушку из набора фейерверков Флибустьера. Ещё они немножко потренировались в заклинании:

«Разоружармус!». Особенно здорово получалось у Гарри. Они уже подъезжали к вокзалу Кинг Кросс, когда Гарри вспомнил нечто важное.

«Джинни, а что это Перси делал такого, что ты видела и не должна была никому рассказывать?»

«Ах, это? – сказала, хихикая, Джинни. – Ну…

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 89 - 89 из 90


Фотогалерея