Гарри Поттер и тайная комната

71

и класс изумленно воззрился на него. Все остальные преподаватели выглядели серьёзнее, чем обычно, но Локхарт явно пребывал в хорошем расположении духа.

«Ну-ка улыбнитесь, – сияя, воскликнул он. – Почему у всех такие вытянутые лица?» Ученики обменялись недоуменными взглядами, но никто не ответил.

«Вы – не – понимаете, – произнес Локхарт медленно, будто разговаривая с идиотами. – Опасность миновала. Преступник удалён».

«Кто он?» – громко воскликнул Дин Томас.

«Мой дорогой молодой человек, министр магии не забрал бы Хагрида, если бы на сто процентов не был уверен, что он виновен», – сказал Локхарт тоном человека, объясняющего, что один и один равно двум.

«Но он забрал», – громче Дина объявил Рон.

«Я смею думать, что знаю об аресте Хагрида больше, чем вы, мистер Висли», – произнес Локхарт самоуверенно. Рон начал было говорить, что он так не считает, но остановился на середине предложения, как раз когда Гарри сильно пнул его под партой.

«Мы там не были, помнишь?» – прошептал Гарри. Но отвратительная радость Локхарта, его намеки, что он всегда знал о преступных наклонностях Хагрида, его уверенность, что теперь всё закончилось, сильно раздражала Гарри. Ему хотелось запустить «Заклинанием зомби» прямо в сияющее лицо Локхарта. Он переборол себя, нацарапав Рону записку:

«Давай сегодня ночью». Рон прочитал записку, и, пребывая в раздумьях, бросил взгляд в сторону пустовавшего места Эрмионы. Это, вероятно, укрепило его решимость, и он кивнул. В гриффиндорской гостиной в эти дни было людно, потому что гриффиндорцам после шести податься было некуда. К тому же им было о чём переговорить, так что гостиная зачастую не пустела до полуночи. Сразу же после обеда Гарри вынул из чемодана плащ-невидимку и вечер провёл сидя на нём, ожидая, когда комната опустеет. Фред и Джордж предложили Гарри и Рону сыграть несколько партий в подрывного дурака, Джинни, очень подавленная, сидела на стуле Эрмионы, глядя на них. Гарри и Рон нарочно проигрывали, пытаясь скорее закончить игру, но всё же засиделись до полуночи, когда Фред, Джордж и Джинни наконец ушли спать. Гарри и Рон подождали, пока не захлопнутся двери спален, и только тогда завернулись в плащ и пробрались сквозь портретный ход. Это было ещё одно нелёгкое путешествие по замку, минуя учителей. Наконец они дошли до вестибюля, отодвинули засов на входной двери, приоткрыли её, стараясь не скрипеть, и ступили на землю, залитую лунным светом.

«Конечно, – вдруг заговорил Рон, когда они шагали по тёмной траве. – Мы можем пойти в лес и не обнаружить пауков. Может быть, они шли не туда. Я понимаю, было похоже, что они движутся как бы в общем направлении…» Он замолчал с надеждой. Они дошли до хижины Хагрида. Тёмные окна придавали ей грустный и брошенный вид. Когда Гарри толкнул дверь и сбросил плащ, Клык, увидев их, сошёл с ума от радости. Беспокоясь, что пес своим хриплым и громким лаем может перебудить всех в замке, они быстро сунули ему помадку из жестяной банки на каминной полке. К тому времени, когда ему удалось разлепить челюсти, он уже успокоился.

Гарри оставил плащ на столе Хагрида. В смоляной темноте леса невидимость была бесполезна.

«Пошли, Клык, мы идём гулять», – сказал Гарри, притоптывая, и счастливый Клык вырвался из дома, ринулся к опушке и поднял ногу у большого платанового дерева. Гарри достал волшебную палочку, прошептал:

«Иллюмос!» – и на конце палочки возник крошечный огонек, достаточный, чтобы найти тропинку и пауков.

«Хорошо придумано, – сказал Рон. – Я бы тоже посветил себе, но ты же знаешь, она может или взорваться, или ещё что-нибудь…» Гарри схватил Рона за плечо, указывая на траву. Два одиноких паука поспешно удалялись от света палочки в тень деревьев.

«Ну ладно, – Рон вздохнул, смиряясь с неизбежным. – Я готов. Пошли». Таким порядком, с Клыком, бегающим вокруг них и обнюхивающим листья и корни деревьев, они вступили в лес. Около двадцати минут при свете палочки Гарри они шли за бегущими по тропинке пауками, не разговаривая, напряжённо прислушиваясь к шорохам, но не слыша ничего, кроме треска сломанных веток и шелеста листьев. Когда деревья стали настолько густыми, что их кроны совсем закрыли звезды в вышине, и палочка Гарри одиноко светила в море тьмы, они заметили, что пауки-проводники покинули тропинку. Гарри остановился, пытаясь рассмотреть, куда ушли пауки, но повсюду, за исключением их маленького огонька, стояла непроглядная темень. Он никогда не был в такой чаще. В прошлый раз Хагрид строго-настрого наказывал им не сходить с тропинки. Но теперь он был за много миль отсюда, вероятно, сидел в камере в Азкабане, и, кроме того, он сказал им идти за пауками. Что-то влажное коснулось руки Гарри, и он отпрыгнул назад, наступив Рону на ногу, но это был всего лишь нос Клыка.

«Как ты думаешь, что нам делать?» – спросил Гарри у Рона, различая лишь его глаза, отражающие свет палочки.

«Раз уж мы сюда пришли…» – сказал Рон.

И они двинулись вслед за пауками вглубь леса. Им пришлось идти медленнее, так как на пути встречались корни деревьев и пни, еле видимые в окружающей темноте. Гарри чувствовал на своей руке горячее дыхание Клыка. Они не раз останавливались, чтобы Гарри мог нагнуться и отыскать пауков в свете палочки. Казалось, они шли уже больше получаса, их мантии цеплялись за низкие ветки и заросли ежевики. Спустя некоторое время они заметили, что местность понижается, хотя деревья были густы, как и прежде. Вдруг Клык резко залаял, так что Гарри

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 71 - 71 из 90


Фотогалерея