Гарри Поттер и тайная комната

52

бежит прямо к змее, и кричит:

«Оставь его в покое!» И внезапно – непонятно почему – змея утратила интерес к Джастину, изогнулась, как толстый чёрный садовый шланг и уставилась на Гарри. Гарри почувствовал, как страх покидает его. Он знал наверняка, что теперь змея не нападёт ни на кого. Откуда это ему стало известно, он не смог бы объяснить. Он посмотрел на Джастина, надеясь увидеть удивление, радость или даже благодарность в его глазах, но увидел лишь злобу и страх.

«В какие игры ты тут играешь?» – крикнул Джастин и, прежде чем Гарри смог ответить, пулей вылетел из зала. Снэйп выступил вперёд, взмахнул палочкой, и змея исчезла в маленьком облаке чёрного дыма. Снэйп тоже смотрел на Гарри с очень неожиданным выражением – это был пронизывающий изучающий взгляд. Он не понравился Гарри. Зловещий шёпот разносился по залу. Затем кто-то потянул Гарри за мантию:

«Пойдём, – раздался возле уха голос Рона. – Ну же, пошли». Рон потащил его из зала, Эрмиона спешила за ними. Когда они проходили по залу, люди сторонились, давая дорогу, словно боялись прикоснуться к ним. Гарри не понимал, что происходит, и ни Рон, ни Эрмиона ничего не объясняли ему, пока они не пришли в пустую гостиную Гриффиндора. Там Рон усадил Гарри в кресло и сказал:

«Ты – Заклинатель. Почему ты ничего не сказал нам?»

«Я – кто?» – спросил Гарри.

«Заклинатель! Ты можешь разговаривать со змеями!»

«Я знаю, – сказал Гарри. – То есть я хочу сказать, это происходит со мной уже второй раз в жизни. Когда-то я натравил удава на своего кузена Дадли. Это было в зоопарке. В общем, это длинная история. Он пожаловался мне, что никогда не видел Бразилию, а я сказал ему, что он может быть свободен. Но тогда я ещё не знал, что я волшебник».

«Удав сказал тебе, что никогда не видел Бразилию?» – восторженно произнёс Рон.

«Ну и что? – сказал Гарри. – Я уверен, что многие люди здесь могут сделать то же самое».

«Нет, не могут, – ответил Рон. – Это очень редкий дар. Это плохо, Гарри».

«Что – плохо? – спросил Гарри, чувствуя, что начинает злиться. – Да что с вами со всеми? Послушайте, если бы я не сказал этой змее отстать от Джастина…»

«А-а, так вот что ты ей приказал?»

«А ты что имеешь в виду? Ты же там был. Ты мог слышать меня…»

«Я только слышал, как ты говорил на языке Заклинателей, – сказал Рон, – на языке змей. Ты мог говорить что угодно. Джастин подумал, что ты его разыгрываешь или что-то делаешь со змеёй… Это выглядело ужасно…» Гарри вытаращился на него.

«Я разговаривал на другом языке?! Но я не понимаю, как я могу говорить на языке и не знать, что я на нём разговариваю?» Рон покачал головой. Оба они, и Рон, и Эрмиона, выглядели так, словно кто-то умер. Гарри не мог понять, что такого ужасного произошло.

«Не могли бы вы объяснить мне, что страшного в том, что я остановил огромную злую змею, которая собиралась откусить Джастину голову? – спросил он. – Какое имеет значение, как я это сделал, если Джастин был спасен и не присоединился к Безголовому Охотничьему Клубу?»

«Имеет значение, – наконец промолвила Эрмиона охрипшим голосом. – Потому что Салазар Слитерин был знаменит именно своей способностью разговаривать со змеями. Вот почему символом Слитерина является змея». Гарри разинул рот.

«Точно, – сказал Рон. – И теперь вся школа будет думать, что ты его пра-пра-пра-пра-правнук или что-то в этом роде».

«Но это же не так», – с ужасом, которого он сам не смог бы объяснить, произнес Гарри.

«Теперь это будет очень трудно доказать, – сказала Эрмиона. – Он жил тысячу лет тому назад. И, судя по тому, что мы знаем, ты вполне можешь быть его родственником».

Этой ночью Гарри долго не мог заснуть. Через открытые занавески он наблюдал, как снег падает на землю, и размышлял… Может ли он быть потомком Салазара Слитерина? В конце концов, он ничего не знает о семье своего отца. Десли запрещали ему задавать вопросы о его родственниках-магах. Шепотом Гарри постарался сказать что-нибудь на языке Заклинателей. Но слова не вспоминались. Наверное, надо столкнуться лицом к лицу со змеёй, чтобы заговорить.

«Но я же в Гриффиндоре, – думал Гарри, – Сортировочная Шляпа не поместила бы меня сюда, если бы во мне текла кровь Слитерина…»

«Да, – сказал противный тоненький голосок в его голове, – но Сортировочная Шляпа хотела направить тебя в Слитерин, разве ты не помнишь?» Гарри повернулся на другой бок. Завтра он увидится с Джастином и объяснит ему, что не хотел натравить змею, а наоборот, отзывал её.

«Уж это-то, – думал Гарри, комкая подушку, – каждому дураку должно быть понятно».

Однако на следующее утро снег, который не переставая валил всю ночь, засыпал всё вокруг, и урок травоведения был отменён. Профессор Росток захотела утеплить мандрагору. Это была сложная операция, которую она не могла доверить никому. Очень важно было поскорее вырастить мандрагору, чтобы вылечить Миссис Норрис и Колина Криви. Гарри вслух переживал из-за истории со змеёй, греясь у камина в гостиной Гриффиндора, а Рон и Эрмиона убивали свободное время, играя в волшебные шахматы.

«Ради всего святого, Гарри, – раздражённо сказала Эрмиона, когда один из слонов Рона сбросил с доски её коня, – ну пойди и найди Джастина, раз уж это так важно для тебя». Гарри поднялся, вылез через дыру портрета и отправился на поиски Джастина. В замке было темнее, чем обычно бывает днем, потому что окна укрыл толстый слой снега. Дрожа от холода, Гарри прошёл мимо классов, где проходили занятия, прислушиваясь к тому, что

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 52 - 52 из 90


Фотогалерея