Гарри Поттер и тайная комната

42

спросил Рон, – Послушай, мы и пальцем не прикасались к этой кошке!»

«Я Джинни так и объяснил, – свирепо сказал Перси, – но она всё ещё боится, что вас исключат. Это просто немыслимо, я в жизни не видел её такой расстроенной. Она выплакала все глаза. Вам следует подумать и о ней. Все первогодки просто шокированы этим делом…»

«Тебе нет дела до Джинни, – сказал Рон, чьи уши начали постепенно краснеть. – Ты боишься, что мои проделки помешают тебе стать главным…»

«Пять баллов с Гриффиндора, – заорал Перси, указывая на свой значок префекта. – И надеюсь, что это послужит тебе уроком. И больше никаких расследований! Или я напишу маме!» И он удалился. Его затылок был того же цвета, что и уши Рона.

Вечером Гарри, Рон и Эрмиона постарались занять в гостиной места как можно дальше от Перси. Рон всё ещё был в плохом настроении, пытаясь завершить свою домашнюю работу по колдовству. Когда он попробовал стереть кляксы своей волшебной палочкой, она случайно подожгла пергамент. Дымясь почти так же, как и его домашняя работа, Рон захлопнул «Стандартную книгу заклинаний (вторую часть)» и отшвырнул её в сторону. К удивлению Гарри, Эрмиона последовала его примеру.

«Кто бы это мог быть? – тихо спросила она, словно продолжая только что прерванный разговор. – Кому потребовалось запугать всех сквибов и магглов в Хогвартсе?»

«Давай подумаем, – произнес Рон, изображая недоумение. – Кто из тех, кого мы знаем, считает, что магглы – это отбросы?» Он посмотрел на Эрмиону. Она смотрела на него в нерешительности.

«Если ты имеешь в виду Малфоя…»

«Конечно, именно его! – сказал Рон. – Ты же сама слышала, как он сказал

«Вы будете следующими!». Да ладно, стоит лишь взглянуть на его крысиную морду, как сразу же становится понятно, что это он».

«Малфой – Наследник Слитерина?» – скептически сказала Эрмиона.

«А ты посмотри на его семейку, – сказал Гарри, тоже захлопывая книгу. – Из них каждый учился в Слитерине, и он сам постоянно хвастает этим. Они запросто могли бы стать последователями Слитерина. Его отец, во всяком случае, для этого достаточно противен».

«Тогда ключ от Потайной Комнаты находился у них на протяжении столетий! – сказал Рон. – Они передавали его из поколения в поколение, от отца к сыну…»

«Ну, – сказала Эрмиона осторожно, – я думаю, это не лишено основания».

«Но как мы докажем это?» – мрачно заметил Гарри.

«Должен же быть какой-то способ, – медленно протянула Эрмиона, понизив голос до шепота и бросив через всю комнату быстрый взгляд на Перси. – Конечно, это будет сложно… и опасно, очень опасно. Мы нарушим около пятидесяти школьных правил, я думаю…»

«Если через месяц-другой ты пожелаешь нам что-нибудь объяснить, ты ведь дашь нам знать, правда?» – раздражённо сказал Рон.

«Хорошо, – холодно ответила Эрмиона. – Вот что нам нужно сделать. Мы должны пройти в гостиную Слитерина и задать Малфою пару вопросов. Но он не должен понять, что это мы».

«Но это невозможно», – сказал Гарри, а Рон засмеялся.

«Нет, возможно, – сказала Эрмиона. – Всё, что нам потребуется, это немного многосущного зелья».

«А это что такое?» – одновременно спросили Рон и Гарри.

«Снэйп упоминал о нём на уроке несколько недель тому назад…»

«Ты что, думаешь, нам больше нечем заняться на алхимии, кроме как слушать Снэйпа», – возмутился Рон.

«Оно превращает тебя в кого-нибудь другого. Только представьте! Мы можем превратиться в трёх учеников из Слитерина. Никто и не поймет, кто мы на самом деле. А Малфой, возможно, скажет нам что-нибудь. Может быть, он и сейчас болтает об этом в гостиной Слитерина, только мы не слышим».

«Эта многосущность звучит немного пугающе, – нахмурясь, произнес Рон. – А что, если мы так и останемся в облике слитеринцев?»

«Его действие заканчивается спустя некоторое время, – отмахнулась Эрмиона. – Но вот раздобыть рецепт будет довольно трудно. Снэйп говорил, он находится в книге под названием „Самые сильнодействующие снадобья“, и она, кажется, захоронена где-то в недрах Запретного Отдела библиотеки.

«Вам необходимо письменное разрешение от учителя…»

«Да, трудно придумать, для чего нам могла бы понадобиться эта книга, – сказал Рон, – если мы не собираемся делать никаких зелий».

«Я думаю, – сказала Эрмиона. – можно сказать, что нас просто интересует теория. Можно попробовать».

«Да ладно, ни один учитель на это не пойдет, – сказал Рон. – Не такие уж они и тупые…»

Глава десятая. Шальной бладжер

После катастрофы с эльфами профессор Локхарт больше не приносил в класс живых тварей. Вместо этого он читал им выдержки из своих книг, а некоторые наиболее драматические отрывки подчас изображал в лицах и помочь ему в этих инсценировках обычно вызывал Гарри; за это время Гарри пришлось сыграть простого трансильванского крестьянина, которого Локхарт вылечил от Пузырчатого Проклятья, простуженного снежного человека и вампира, который после того, как с ним разобрался Локхарт, не мог есть ничего, кроме салата латука.

На следующем уроке по защите от Темных Сил Локхарт опять выставил Гарри перед классом, на этот раз в качестве оборотня. Если бы Гарри не было очень нужно удерживать Локхарта в добром расположении духа, он бы отказался.

«Отличный громкий вой, Гарри… в точности такой… и тогда, если вы только поверите, я бросился… вот так… прижал его к полу… так что одной рукой я его удерживал… а другой рукой я приставил ему к горлу палочку… и я собрал остатки сил и сотворил чрезвычайно сложное заклинание очеловечивания, а он издал

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 42 - 42 из 90


Фотогалерея