Гарри Поттер и узник Азкабана

96

виноватым перед Думбльдором, что предал его доверие… Он принял меня в школу, чего не сделал бы ни один директор, но при этом не подозревал, что я нарушаю правила, установленные для общей безопасности — и моей, и других. Он не знал, что по моей вине трое моих приятелей нелегально стали анимагами. Но почему-то всякий раз, когда мы садились планировать наши похождения на следующий месяц, чувство вины исчезало… И я до сих пор такой же… Лицо Люпина застыло, в голосе зазвучало презрение к себе:

— Весь этот год я боролся сам с собой, раздумывая, сказать Думбльдору или нет о том, что Сириус — анимаг. Так и не сказал. Почему? Потому что я трус. Потому что тогда мне пришлось бы признаться, что я обманывал его доверие, когда учился в школе, и что другие по моей вине… а доверие Думбльдора для меня — всё. Он помог мне, когда я был мальчиком, он помог мне, когда я стал взрослым — дал мне работу, в то время как все остальные избегали меня. Мне удалось убедить себя, что Сириус проникает в замок с помощью чёрной магии, которой научился от Вольдеморта, что его умение превращаться в зверя не имеет с этим ничего общего… так что, в определённом смысле, Злей всё это время был прав относительно меня.

— Злей? — хрипло переспросил Блэк, впервые за всё время отводя взгляд от Струпика. — А при чём тут Злей?

— Он тоже в школе, Сириус, — мрачно пояснил Люпин. — Тоже работает учителем. — Он посмотрел на Гарри, Рона и Гермиону.

— Профессор Злей учился вместе с нами в школе. Он всячески возражал против моего назначения на пост преподавателя защиты от сил зла. Весь этот год он предостерегал Думбльдора, чтобы тот не доверял мне. На это у Злея есть свои причины… Понимаете, Сириус сыграл с ним злую шутку, в результате чего Злей чуть не погиб. Я тоже в этом участвовал… Блэк насмешливо хмыкнул.

— Так ему и надо, — презрительно скривился он. — Нечего было высматривать да вынюхивать… всё хотел выведать, чем же это мы занимаемся… надеялся, что нас исключат…

— Злодеуса очень интересовало, куда я пропадаю каждый месяц. — Люпин обращался к Гарри, Рону и Гермионе. — Понимаете, мы были одногодки и… м-м-м… не очень любили друг друга. Особенно Злей не любил Джеймса. Я думаю, он завидовал его успехам в квидише… В любом случае, однажды вечером Злей увидел, как мы с мадам Помфри шли по двору — она вела меня к Дракучей иве перед самым моим превращением. Сириус решил, что будет — скажем так — забавно намекнуть Злею, что нужно лишь надавить длинной палкой на узел на стволе, и он сможет пробраться за мной следом. Разумеется, Злей именно так и собирался поступить — если бы он добрался сюда, то встретился бы лицом к лицу с самым настоящим оборотнем — но твой отец, прослышавший о нашей проделке, побежал за Злеем и вытащил его, с большим риском для собственной жизни… Злей, однако, видел меня краем глаза в конце тоннеля. Думбльдор запретил ему даже заикаться об этом, но с того времени Злей знает, кто я такой…

— Так вот почему Злей не любит вас, — протянул Гарри, — он думает, что вы тоже участвовали в розыгрыше?

— Совершенно верно, — донёсся ледяной презрительный голос из-за спины Люпина. Злодеус Злей стаскивал с себя плащ-невидимку, нацелив палочку на оборотня.

Глава 19. Слуга лорда Вольдеморта

Гермиона завизжала. Блэк вскочил на ноги. Гарри словно ударило мощным разрядом электрического тока.

— Я нашёл это у основания Дракучей ивы, — сказал Злей и отбросил в сторону плащ, не забывая следить за тем, чтобы остриё волшебной палочки указывало прямо в грудь Люпину. — Очень полезная вещь, Поттер, благодарю вас… Злей немного запыхался, но на лице его отражался тщательно скрываемый триумф.

— Вам, должно быть, интересно узнать, как я догадался, что вы здесь? — глаза Злея сверкали. — Я только что был в вашем кабинете, Люпин. Вы забыли принять вечернюю порцию зелья, и я решил отнести её вам. Очень удачно… для меня, я хочу сказать. На вашем столе лежала небезызвестная карта. Один взгляд на неё дал ответы на все мои вопросы. Я увидел, как вы пробежали по ведущему сюда тоннелю и скрылись из виду.

— Злодеус… — начал Люпин, но Злей перебил его, повысив голос:

— Я столько раз говорил директору, что именно вы, Люпин, помогали Блэку пробираться в замок! И вот доказательство. Однако, я даже предположить не мог, что вы осмелитесь использовать этот старый дом в качестве убежища…

— Злодеус, вы ошибаетесь, — убедительно сказал Люпин. — Вы не знаете всего — я могу объяснить — Сириус здесь не за тем, чтобы убить Гарри…

— Азкабан сегодня получит сразу двух узников, — глаза Злея загорелись отчаянным фанатизмом. — Хотел бы я посмотреть на реакцию Думбльдора, когда он узнает… Знаете, Люпин, он был так уверен, что вы безопасны… ручной оборотень…

— Вы ведёте себя глупо, — мягко произнёс Люпин. — Неужели обида детских лет стоит того, чтобы из-за неё помещать в Азкабан невинного человека? БАМ! Тонкие, змеевидные верёвки выстрелили из волшебной палочки Злея и обмотали рот, запястья и щиколотки Люпина; он потерял равновесие и упал на пол, не в силах пошевелиться. С яростным рыком Блэк кинулся к Злею, но Злей нацелил палочку Блэку между глаз и прошептал:

— Только дай мне повод… Дай мне повод и, клянусь, я сделаю это. Блэк остановился как вкопанный. Трудно было сказать, чьё лицо выражает большую ненависть. Гарри парализовало. Он не знал, что делать, кому верить. Он оглянулся на Рона с Гермионой. Рон пребывал в точно таком же замешательстве и машинально сражался с вырывающимся

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 96 - 96 из 116


Фотогалерея