Гарри Поттер и узник Азкабана

86

На следующее утро Огрид председательствовал на экзамене с самым отсутствующим видом. Его мысли витали где-то очень далеко. Он принёс в кабинет большой чан только что накопанных скучечервей и объявил, что для успешной сдачи экзамена необходимо, чтобы по прошествии часа скучечерви оставались живыми. Поскольку скучечерви развивались наилучшим образом, будучи предоставлены сами себе, то экзамен оказался более чем лёгким, а кроме того, Гарри, Рон и Гермиона получили возможность как следует поговорить с Огридом.

— Конька затосковал, — поведал он, склонившись возле Гарри якобы для того, чтобы проверить, жив ли ещё его скучечервь. — Слишком долго взаперти… Зато… послезавтра узнаем, как дело повернётся… так или иначе…

После обеда были снадобья. Этот экзамен стал настоящим несчастьем. Как Гарри ни старался, он не смог заставить запутывающее зелье загустеть, и Злей с мстительным удовлетворением нацарапал в своём блокнотике нечто, подозрительно похожее на ноль. В полночь была астрономия, на вершине самой высокой башни; в среду утром — история магии, где Гарри пришлось припомнить всё, что когда-то рассказал ему о средневековых сожжениях ведьм Флоран Фортескью, и пожалеть, что сейчас, в этой душной комнате, никто не подаст ему шоколадно-орехового мороженого. В среду после обеда их ждала гербология — в теплице под жарко припекающим солнцем — потом, с обожжёнными шеями, назад в гостиную — мечтать о том, что завтра в это же время экзамены наконец закончатся. Предпоследним экзаменом, в четверг утром, была защита от сил зла. Профессор Люпин придумал весьма необычный способ проверить их знания; он устроил во дворе на солнышке нечто вроде полосы препятствий. Ребятам надо было пройти по глубокой луже, в которой прятался загрыбаст, потом по рытвинам с красношапами, проложить путь по болоту, игнорируя отвлекающие манёвры финтиплюхов, а потом залезть в старый сундук и сразиться с вризраком.

— Отлично, Гарри, — пробормотал Люпин, когда сияющий Гарри вылез из сундука. — Высший балл. Окрылённый собственным успехом Гарри слонялся вокруг и смотрел, как сдают экзамен Рон и Гермиона. Рон проходил препятствия очень удачно, пока не позволил финтиплюху обмануть себя и не провалился по пояс в трясину. Гермиона тоже всё делала очень хорошо, пока не дошла до вризрака. Проведя в сундуке минуту, она с криком выскочила наружу.

— Гермиона! — воскликнул поражённый Люпин. — Что случилось?

— П-п-профессор Макгонаголл! — задыхаясь, прошептала Гермиона, тыча пальцем на сундук. — Она говорит… что я провалила все экзамены! Её насилу успокоили. Когда она наконец взяла себя в руки, друзья втроём отправились обратно в замок. Рон никак не мог угомониться и всё посмеивался над вризраком Гермионы, но все шуточки прекратились, когда ребята подошли к парадной лестнице. Там стоял Корнелиус Фудж и обозревал окрестности. Он слегка вспотел в своей полосатой мантии. При виде Гарри Фудж вздрогнул.

— Привет, Гарри! — воскликнул он. — Только что с экзамена, как я понимаю? Почти закончили?

— Да, — ответил Гарри. Гермиона и Рон, не бывшие накоротке с министром магии, неловко застыли в отдалении.

— Приятный день, — Фудж бросил взгляд на озеро. — Жаль… жаль… Он глубоко вздохнул и посмотрел на Гарри.

— Я здесь по неприятному делу, Гарри. Комитет по уничтожению опасных созданий требует, чтобы при казни взбесившегося гиппогрифа присутствовал независимый свидетель. Поскольку мне так и так нужно было в «Хогварц», проверить, какова ситуация с Блэком, меня попросили выступить в этом качестве.

— Это что же, значит, аппеляция уже состоялась? — вмешался в разговор Рон, сделав шаг вперёд.

— Нет, нет, она будет сегодня после обеда, — Фудж с любопытством глянул на Рона.

— Тогда, может быть, вам вовсе не придётся присутствовать при казни! — решительно заявил Рон. — Может, гиппогрифа освободят! Раньше, чем Фудж успел ответить, из дверей замка вышли два колдуна. Один был такой древний, что, казалось, с каждой минутой сморщивался всё больше; другой — рослый и крепкий, с тонкими чёрными усиками. Гарри догадался, что это представители комитета по уничтожению опасных созданий — древний колдун прищурился в направлении хижины Огрида и проскрипел старческим голосом: «Святое небо, я уже слишком стар для подобных вещей… Уже два часа, не так ли, Фудж?»

Черноусый трогал собственный ремень; Гарри опустил глаза и увидел, что тот водит широким большим пальцем по сверкающему лезвию топора. Рон хотел что-то сказать, но Гермиона крепко ткнула его под рёбра и подбородком показала на двери в замок.

— Чего ты не дала мне сказать? — сердито спросил Рон, когда они уже пришли на обед в Большой зал. — Ты их видела? Они уже и топор приготовили! Это несправедливо!

— Рон, твой папа работает в министерстве, ты не должен разговаривать с его начальником в таком тоне! — воскликнула Гермиона. Она тоже была ужасно расстроена. — Если Огрид на этот раз не будет терять головы и правильно представит все доказательства, то, может быть, Конькура не казнят…

Однако, Гарри видел, что она не верит в собственные слова. Вокруг шумели школьники, радостно предвкушавшие скорое окончание экзаменов, но Гарри, Рон и Гермиона, вне себя от беспокойства за Огрида и Конькура, не могли разделить их радость. У Гарри и Рона последним экзаменом было прорицание, у Гермионы — мугловедение. Они вместе взошли по мраморной лестнице; Гермиона оставила мальчиков на первом этаже, а Гарри с Роном поднялись на седьмой, где многие ребята

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 86 - 86 из 116


Фотогалерея