Гарри Поттер и узник Азкабана

55

народ, было дымно, шумно и тепло. За стойкой приятных форм дамочка с красивым лицом обслуживала группу каких-то буянов.

— Это мадам Росмерта, — сказал Рон. — Я пойду, возьму усладэль, ладно? — добавил он, слегка покраснев.

Гарри с Гермионой прошли в заднюю часть помещения к свободному маленькому столику между окном и очаровательной ёлочкой, стоявшей возле камина. Через пять минут появился Рон с тремя громадными кружками в руках. От горячего усладэля шёл пар.

— Счастливого Рождества! — Рон поднял свою кружку.

Гарри сделал глубокий глоток. Божественный напиток мгновенно согрел изнутри каждую частичку тела. Неожиданный сквозняк взъерошил Гарри волосы — дверь в «Три метлы» снова отворилась. Гарри глянул поверх кружки и поперхнулся. На пороге паба в вихре снежинок появились профессора Макгонаголл и Флитвик. Следом вошёл Огрид, увлечённо беседовавший с невысоким дородным господином в котелке цвета липы и полосатой мантии — министром магии Корнелиусом Фуджем. Рон с Гермионой без промедления надавили ладонями Гарри на макушку, чтобы он слез с табурета и спрятался под столом. Сидя там на корточках с пустой кружкой в руках, Гарри, обкапанный усладэлем, следил, как ноги учителей и министра подошли к стойке бара, постояли немного, а затем развернулись и направились к нему. Откуда-то сверху донёсся шепот Гермионы: «Мобилиарбус!» Рождественская ёлочка приподнялась на несколько дюймов над полом, проплыла вбок и с мягким шелестом приземлилась прямо напротив их стола, скрыв ребят от посторонних глаз. Сквозь густые нижние ветви Гарри увидел, как ножки четырёх пар стульев отодвинулись от соседнего стола, а после этого до него донеслось кряхтение и пыхтение — учителя и министр рассаживались за столом. Подошли ещё чьи-то ноги в блестящих бирюзовых туфлях на высоких каблучках. Женский голос сказал:

— Ледникола…

— Это мне, — раздался голос профессора Макгонаголл.

— Четыре пинты глинтмёда…

— Спасибочки, Росмерта, — поблагодарил Огрид.

— Вишнёвый сироп с содовой со льдом и зонтиком…

— М-м-м! — только и смог промычать профессор Флитвик, причмокнув губами.

— Стало быть, красносмородиновый ром ваш, министр.

— Благодарю, Росмерта, дорогуша, — ответил голос Фуджа. — Приятно видеть тебя снова, милая. Не выпьешь с нами? Возьми себе что-нибудь и присоединяйся…

— Сердечно благодарна, министр.

Гарри проводил глазами сверкающе каблучки, отошедшие и вновь вернувшиеся. Сердце доставляло массу неудобств, колотясь в самом горле. Почему ему не пришло в голову, что для учителей сегодня такая же последняя суббота семестра, как и для учеников? Долго ли они собираются тут сидеть? Ему же нужно время на то, чтобы пробраться обратно в «Рахатлукулл», если он вообще хочет вернуться в школу сегодня вечером… Стоящая рядом нога Гермионы нервно дёрнулась.

— Так какими же судьбами в наших краях, министр? — любезно поинтересовался голос мадам Росмерты. Гарри было видно, как нижняя часть плотного тела Фуджа развернулась на стуле.

Видимо, он проверял, не подслушивает ли кто-нибудь их разговор. Затем он ответил тихо:

— Сама понимаешь, дорогая — Сириус Блэк. Надо думать, ты в курсе, что произошло в школе на Хэллоуин?

— Доходили слухи, — призналась мадам Росмерта.

— Ты что, по всему пабу раззвонил, Огрид? — укоризненно спросила профессор Макгонаголл.

— А вы думаете, министр, что Блэк всё ещё где-то здесь? — прошептала мадам Росмерта.

— Уверен, — коротко бросил Фудж.

— А вы знаете, что дементоры уже два раза обыскивали всю деревню? — с некоторым напряжением в голосе спросила мадам Росмерта. — Всех посетителей распугали… Это очень плохо для бизнеса, министр.

— Росмерта, милая, мне они точно так же не нравятся, — с неловкостью признал Фудж. — Но это необходимая мера предосторожности… как ни ужасно, но что поделаешь… Я только что встречался с их представителями. Они страшно злы на Думбльдора — почему он не пускает их на территорию школы.

— И правильно делает, — резко вмешалась профессор Макгонаголл. — Как мы будем учить детей, если вокруг будут кружить эти чудовища?

— Правильно, правильно! — скрипнул крошечный Флитвик, чьи ноги не доставали до пола на добрый фут.

— И тем не менее, — возразил Фудж, — они здесь для того, чтобы защитить вас от ещё больших неприятностей… Мы все знаем, на что способен Блэк…

— А знаете, я до сих пор не могу поверить, — задумчиво протянула мадам Росмерта.

— Уж на кого-кого, а на Сириуса Блэка никогда бы не подумала, что он способен переметнуться к силам зла… Я же хорошо помню его ещё мальчиком, когда он учился в «Хогварце». Если бы в то время мне кто-то сказал, кем вырастет Блэк, я подумала бы, что этот кто-то перебрал глинтмёда.

— Ты не знаешь и половины его грехов, Росмерта, — хрипло сказал Фудж. — О худшем из того, что он натворил, почти никто не знает.

— О худшем? — с живым любопытством переспросила мадам Росмерта. — Вы хотите сказать, хуже убийства тех несчастных людей?

— Именно это я и хочу сказать, — подтвердил Фудж.

— Я не верю. Что же может быть хуже?

— Ты говоришь, что помнишь его школьником, Росмерта, — пробормотала профессор Макгонаголл. — А ты помнишь, кто был его лучшим другом?

— Конечно, — ответила Росмерта и коротко рассмеялась. — Не разлей вода! Я их столько раз видела здесь вместе — ооо, как же они меня смешили! Вот была парочка клоунов, Сириус Блэк и Джеймс Поттер! Гарри с грохотом уронил кружку. Рон пнул его ногой.

— Именно, — сказала профессор Макгонаголл. — Блэк и Поттер. Заводилы.

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 55 - 55 из 116


Фотогалерея