Гарри Поттер и узник Азкабана

52

что он был им очень благодарен. Ко всеобщему (кроме Гарри) восторгу, на самый последний уикенд семестра был назначен поход в Хогсмёд.

— Мы сможем купить там подарки к Рождеству! — обрадовалась Гермиона. — Маме с папой обязательно понравятся эти мятные зубные ниткерсы, которые мы видели в «Рахатлукулле»! Смирившись с мыслью, что он будет единственным третьеклассником, который не пойдёт в Хогсмёд, Гарри одолжил у Древа каталог «Ваша новая метла» и решил, что будет весь день изучать его. На тренировках он пользовался школьной метлой, древней-предревней «Падающей звездой», она летала медленно и при этом ужасно дрыгалась; определённо нужно было купить свою. В субботу утром, в день посещения Хогсмёда, Гарри попрощался с Роном и Гермионой, обмотанными шарфами и мантиями, а затем в одиночестве поднялся по мраморной лестнице и направился к грифиндорской башне. За окнами валил снег, в замке было очень-очень тихо.

— Пссст! Гарри! Он обернулся. Посреди коридора третьего этажа, из-за статуи горбатой одноглазой ведьмы, выглядывали физиономии Фреда и Джорджа.

— Вы что тут делаете? — с любопытством спросил Гарри. — Почему вы не пошли в Хогсмёд?

— Перед тем как уйти, мы решили преподнести тебе подарочек к празднику, — Фред загадочно подмигнул. — Зайди-ка сюда… Он кивнул головой на дверь в пустой класс слева от одноглазой статуи. Гарри вслед за близнецами зашёл внутрь. Джордж аккуратно прикрыл за собой дверь, а потом обернулся с совершенно лучезарным видом.

— Заранее поздравляем тебя с Рождеством, Гарри! Вот подарок! — объявил он. Фред изящным жестом извлёк из-под мантии и положил на парту нечто. Это был большой, квадратный, очень потрёпанный лист пергамента. На нём ничего не было написано. Гарри, заподозрив, что имеет дело с одной из шуточек близнецов, уставился на бумагу.

— Ну, и что это такое?

— А это, Гарри, секрет нашего успеха, — Джордж любовно похлопал по пергаменту.

— Конечно, это безумие, отдавать тебе такую ценность, — сказал Фред, — но мы вчера вечером подумали и решили, что тебе нужнее.

— В любом случае, мы давно выучили это наизусть, — продолжил Джордж, — и теперь передаём тебе. Нам, вообще-то, уже не нужно.

— И зачем же мне нужен кусок пожелтевшего пергамента? — Гарри всё ещё был настроен скептически.

— Кусок пожелтевшего пергамента! — воскликнул Фред, закрывая глаза с такой гримасой, будто Гарри нанёс ему смертельное оскорбление. — Объясни ему, Джордж.

— Ну… когда мы были в первом классе, Гарри — молодые, беззаботные, наивные… Гарри фыркнул. Какими-какими, а наивными Фред с Джорджем никогда не были.

— Ну, наивнее, чем сейчас… мы как-то влипли в одну историю с Филчем…

— Мы взорвали в коридоре навозную бомбу, а он из-за этого почему-то так распереживался…

— … что загнал нас в свой кабинет и, как всегда, начал угрожать…

— … взысканием…

— …расчленением…

— …а мы… не могли не заметить, что в одном из шкафов приоткрыт ящик… с наклейкой «Конфискованное. Крайне опасное.»

— Только не говорите… — губы Гарри постепенно расползались в улыбке.

— А что нам оставалось делать? — воскликнул Фред. — Джордж отвлёк его — кинул ещё одну бомбу — а я быстро выдвинул ящик и схватил — вот это.

— Понимаешь, всё это только звучит криминально, — пояснил Джордж, — мы думаем, что Филч даже не понял, как с этим обращаться. Впрочем, он, наверно, подозревал, что это такое, а то бы не стал конфисковывать.

— А вы знаете, как с этим обращаться?

— О, да! — Фред довольно хмыкнул. — Эта малышка научила нас большему, чем все учителя в школе, вместе взятые.

— Вы пытаетесь меня надуть, — сказал Гарри, недоверчиво глядя на потрёпанный пергамент.

— Думаешь? — спросил Джордж.

Он вытащил волшебную палочку, легко коснулся пергамента и произнёс: «Торжественно клянусь, что не затеваю ничего хорошего.» Мгновенно, тонкие чернильные линии побежали по пергаменту от той точки, где палочка касалась бумаги. Линии переплетались друг с другом, пересекались, заползали в каждый уголок; затем вверху расцвели большие витые зелёные буквы, сложившиеся в слова: Господа Луни, Червехвост, Мягколап и Рогалис, организаторы общества вспомоществования колдунам-каверзникам, с гордостью представляют Карту Мародёра Карта Мародёра являлась подробнейшим планом замка и прилегающей территории.

Однако, самой замечательной особенностью карты были двигавшиеся по ней крохотные чернильные точки. Каждая точка была помечена микроскопической надписью. Потрясённый, Гарри склонился над картой. Меченая точка в левом верхнем углу показывала, что профессор Думбльдор меряет шагами свой кабинет; кошка смотрителя, миссис Норрис, крадётся по второму этажу; полтергейст Дрюзг болтается в трофейной. Гарри всё внимательнее изучал знакомые переходы и коридоры, и его глазам открылось кое-что интересное.

На карте были изображены такие места, где он никогда не бывал. И многие проходы, кажется, вели…

— Прямиком в Хогсмёд, — подтвердил Фред, проводя пальцем по одному такому пути.

— Всего их семь. Значит, так. Филч знает про вот эти четыре, — он показал на карте: — но мы совершенно уверены, что только нам одним известно про вот эти.

Сюда, за зеркало на четвёртом этаже, не ходи. До прошлой зимы проход действовал, но теперь обвалился. Полностью блокирован. Кроме того, как нам кажется, никто никогда не пользовался вот этим, потому что у входа растёт Дракучая ива. А вот этот, вот здесь, ведёт прямо в погреб «Рахатлукулла». Здесь-то мы сто раз шлялись. И, как ты, может быть, заметил,

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 52 - 52 из 116


Фотогалерея