Гарри Поттер и узник Азкабана

45

нечто похожее на предупреждение.

— Кажется практически невероятным… что Блэк мог проникнуть в школу без чьей-то помощи, помощи изнутри. Помнится, я ясно выразил свои опасения, когда вы назначили…

— Я не верю, что кто-либо из живущих в замке стал бы помогать Блэку, — отрезал Думбльдор, и тон его был таков, что Злей не решился возразить. — Я должен переговорить с дементорами, — продолжил Думбльдор. — Я обещал известить их, когда мы завершим поиски.

— А они не хотели помочь, сэр? — поинтересовался Перси.

— О, разумеется, — холодно ответил Думбльдор. — Боюсь, однако, что дементорам не суждено переступить порог этого замка до тех пор, пока я являюсь директором школы.

Перси немного сконфузился. Думбльдор, шагая бесшумно и быстро, покинул зал. Злей, с выражением глубокой обиды на лице, постоял немного, провожая директора глазами; затем тоже удалился. Гарри искоса поглядел на Рона и Гермиону. Глаза у обоих были открыты и отражали звёздный потолок.

— О чём это они? — проговорил Рон одними губами.

На протяжении нескольких следующих дней в школе не говорили ни о чём другом, кроме как о Сириусе Блэке. Теории, объяснявшие его проникновение в замок, становились всё более и более абсурдными; Ханна Аббот из «Хуффльпуффа» всю гербологию объясняла каждому, кто соглашался её послушать, что Блэк, скорее всего, превратился в цветущий куст. Растерзанный холст Толстой Тёти сняли со стены и заменили портретом Сэра Кэдогана и его жирного серого пони. Это не вызвало ни у кого особой радости. Сэр Кэдоган проводил большую часть времени, вызывая окружающих на дуэли, а оставшееся посвящал изобретению несусветно сложных паролей, которые к тому же менял по два раза на дню.

— Он совершеннейший псих, — сердито пожаловался Симус Финниган Перси. — Нельзя заменить его на кого-нибудь другого?

— Никто из картин не согласился на эту работу, — объяснил Перси. — Они боятся повторить участь Толстой Тёти. Сэр Кэдоган единственный проявил храбрость и добровольно вызвался нам помочь.

У Гарри, однако, хватало своих бед, помимо Сэра Кэдогана. За ним пристально следили. Учителя придумывали всякие предлоги, чтобы сопровождать его по коридорам, а Перси Уэсли (следуя, как подозревал Гарри, наставлениям своей матери) повсюду ходил за ним хвостом, напоминая величественную сторожевую собаку. В довершение ко всему, профессор Макгонаголл призвала Гарри в свой кабинет с таким трагичным видом, что мальчик решил, будто кто-то умер.

— Нет смысла продолжать скрывать это от вас, Поттер, — изрекла она очень серьёзно. — Я знаю, что для вас это будет шоком, но Сириус Блэк…

— Я знаю, что он охотится за мной, — устало ответил Гарри. — Я случайно слышал, как папа Рона говорил об этом его маме. Мистер Уэсли работает в министерстве магии. Эти слова ошеломили профессора Макгонаголл. Минуту-другую она молча смотрела на Гарри, а затем сказала:

— Понятно. Что ж, в таком случае, Поттер, вы поймёте, почему мне кажется, что вам следует прекратить вечерние тренировки. Находиться вечером на поле, когда рядом одна лишь ваша команда — это очень рискованно, Поттер…

— Но в субботу — первый матч! — возмутился Гарри. — Мне необходимо тренироваться, профессор!

Профессор Макгонаголл пристально изучила его лицо. Гарри знал, насколько сильно она сама заинтересована в успехе гриффиндорской команды; ведь изначально именно она предложила его в качестве Ищейки. Он ждал, затаив дыхание.

— Хмм… — профессор Макгонаголл встала и выглянула в окно. Квидишное поле было еле видно из-за дождя. — Что ж… одному небу известно, как я хочу, чтобы наш колледж наконец-то выиграл кубок… но всё равно, Поттер… мне будет спокойнее, если на поле будет присутствовать кто-то из учителей. Я попрошу мадам Самогони наблюдать за тренировками.

Чем ближе подходил день первого квидишного матча, тем хуже становилась погода. И всё же, несмотря ни на что, несгибаемая гриффиндорская команда под бдительным оком мадам Самогони тренировалась усерднее, чем когда-либо. На последней тренировке перед субботним матчем Оливер Древ сообщил своим подопечным неприятные новости.

— Мы не будем играть со «Слизерином»! — выкрикнул он с очень сердитым видом. — Ко мне только что приходил Флинт. Мы будем играть с «Хуффльпуффом».

— Почему? — спросил дружный хор.

— Флинт утверждает, что у их Ищейки всё ещё не в порядке рука, — сказал Древ, гневно играя желваками. — Но, на самом деле, всё ясно. Они не хотят играть в плохую погоду. Кроме того, надеятся, что она снизит и наши шансы… Целый день дул сильный ветер и лил дождь, а при последних словах Древа раздался отдалённый раскат грома.

— Ничего страшного с рукой Малфоя нет! — рассвирепел Гарри. — Он притворяется!

— Я знаю, но как это докажешь, — горько отозвался Древ. — А ведь мы отрабатывали движения, исходя из того, что будем играть со «Слизерином»; у хуффльпуффцев совсем иная манера игры. К тому же у них новый капитан, он же Ищейка, Седрик Диггори… Ангелина, Алисия и Кэтти вдруг захихикали.

— Что? — повернулся к ним Древ, нахмурившись — он не одобрял несерьёзного поведения.

— Это такой высокий, красивый, да? — спросила Ангелина.

— Сильный и молчаливый, — добавила Кэтти, и девочки снова прыснули.

— Молчаливый, потому что не может связать двух слов, — нетерпеливо вмешался Фред. — Не знаю, о чём ты беспокоишься, Оливер, хуффльпуффцы — слабаки! Последний раз, когда мы с ними играли, Гарри поймал Проныру в пять минут, помнишь?

— Тогда были совершенно другие условия! — воскликнул

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 45 - 45 из 116


Фотогалерея