Гарри Поттер и узник Азкабана

18

хорошо, — лёгким тоном добавила миссис Уэсли. — Вы себе представляете, сколько у нас у всех багажа? Красиво бы мы выглядели в мугловом метро… Вы, кстати, всё упаковали?

— Рон ещё не собрал свои новые вещи, — с видом терпеливого и долгого страдания наябедничал Перси. — Он свалил их мне на кровать.

— Тогда иди и собери всё как следует, Рон, потому что утром не будет времени, — повысив голос, крикнула миссис Уэсли на другой конец стола.

Рон скорчил Перси рожу. После ужина все почувствовали, что объелись и хотят спать. Один за другим дети расходились по комнатам, чтобы проверить, всё ли собрано. Рон с Перси остановились в соседнем с Гарри номере. Он как раз запер свой сундук, когда услышал за стенкой сердитые голоса, и пошёл взглянуть, в чём дело. Дверь номера двенадцать была распахнута. Перси громко кричал:

— Он был здесь, на тумбочке, я снял его, чтобы отполировать…

— Я его не трогал, понял? — орал в ответ Рон.

— Что случилось? — поинтересовался Гарри.

— Мой значок пропал, — пожаловался Перси, круто оборачиваясь.

— Ну, так и крысотоник тоже пропал, — сказал Рон, выбрасывая вещи из своего сундука, — может, я его оставил в баре…

— Никуда не пойдёшь, пока не найдёшь мой значок! — завопил Перси.

— Я пойду поищу тоник, я уже упаковал вещи, — сказал Гарри Рону и отправился вниз.

Гарри находился на подходе к бару, где уже погасили свет, когда вдруг услышал из гостиной ещё два сердитых голоса. Секунду спустя он узнал эти голоса — они принадлежали мистеру и миссис Уэсли. Гарри застыл. Ему не хотелось, чтобы те поняли, что он слышал, как они ссорятся. Тут до него донеслось его собственное имя. Тогда он подошёл поближе к двери в гостиную.

— Нет никакого смысла скрывать от него, — горячо говорил мистер Уэсли. — У Гарри есть право знать правду. Я пытался убедить в этом Фуджа, но он воспринимает Гарри как младенца. А парню уже тринадцать…

— Артур, правда напугает его! — пронзительно воскликнула миссис Уэсли. — Ты что, действительно хочешь, чтобы мальчик пошёл в школу с этим ужасным знанием, с этим камнем на душе? Ради всего святого! Он ничего не знает и он счастлив!

— Я не хочу, чтобы он стал несчастен, я хочу, чтобы он был настороже! — возразил мистер Уэсли. — Ты же знаешь, какие они, и Гарри, и Рон, вечно лезут куда не надо — они уже дважды оказывались в Запретном лесу! Но в этом году такого нельзя допустить! Мне дурно делается при мысли о том, что могло с ним случиться, когда он убежал из дому! Если бы не «ГрандУлёт», я готов поклясться, что бедняга был бы мёртв раньше, чем министерство нашло бы его!

— Но он не мёртв, с ним всё в порядке, так какой смысл…

— Молли, все говорят, что Сириус Блэк сумасшедший, но, заметь, у него хватило ума сбежать из Азкабана, а ведь считается, что это невозможно. Прошло уже три недели, а никто не нашёл и следа Блэка, и неважно, что там рассказывает Фудж корреспондентам «Прорицательской» — мы подошли к поимке Блэка не ближе, чем к изобретению самозаклинающей волшебной палочки! Мы знаем лишь одно — за кем охотится Блэк…

— Но в «Хогварце» Гарри будет в полной безопасности…

— А раньше мы думали, что Азкабан абсолютно надёжная крепость. Если Блэк сумел вырваться из Азкабана, он сумеет проникнуть в «Хогварц».

— Но ведь никто не знает наверняка, что Блэку нужен именно Гарри… Раздался деревянный треск — Гарри был уверен, что мистер Уэсли стукнул кулаком по столу.

— Сколько раз тебе повторять, Молли! В прессе не объявляют, потому что Фудж этого не хочет. Но в ту ночь, когда Блэк сбежал, Фудж побывал в Азкабане. Стражник рассказал, что Блэк давно уже разговаривает во сне. И всегда одно и то же: «Он в „Хогварце“… он в „Хогварце“… Блэк не в своём уме, Молли, и он хочет убить Гарри. По моему мнению, он считает, что, если убить Гарри, то Сама-Знаешь-Кто вновь обретёт силу. В ту ночь, когда Гарри победил Сама-Знаешь-Кого, Блэк всё потерял, и у него было целых двенадцать лет, чтобы подумать об этом в Азкабане…

Воцарилось молчание. Гарри ещё ближе склонился к двери, жадно желая услышать ещё что-нибудь.

— Разумеется, Артур, ты должен поступать так, как считаешь нужным. Только не забывай об Альбусе Думбльдоре. По-моему, ничто не может угрожать Гарри, пока Думбльдор — директор школы. Ведь ему, как я полагаю, обо всём известно?

— Конечно, известно. Нам пришлось спрашивать у него разрешения на то, чтобы поставить стражников Азкабана около всех входов на школьную территорию. Он, разумеется, не был дико счастлив, но согласился.

— Не был счастлив? Но почему, ведь они помогут поймать Блэка?

— Думбльдору не нравятся азкабанские стражники, — тяжёло проговорил мистер Уэсли. — Да и кому они нравятся?… Однако, когда речь идёт о таком колдуне как Блэк, нужно объединяться с теми, кого в остальных случаях избегаешь.

— Если они обеспечат безопасность Гарри…

— …то я больше не скажу против них ни единого плохого слова, — устало сказал мистер Уэсли. — Поздно, Молли, пора ложиться…

Гарри услышал, как двигаются стулья. Насколько мог тихо, он поспешил спрятаться. Дверь в гостиную отворилась, и, спустя несколько минут, до него донёсся звук шагов — супруги Уэсли поднимались вверх по лестнице.

Бутылочка крысотоника лежала под столом, за которым они ужинали. Гарри подождал, пока не захлопнулась дверь в комнату мистера и миссис Уэсли, и понёс свою находку наверх. Фред и Джордж притаились в тени на лестничной площадке, корчась от смеха — они подслушивали, как Перси разоряет комнату в поисках значка.

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 18 - 18 из 116


Фотогалерея