Гарри Поттер и узник Азкабана

116

продолжают искать меня, но здесь им это не удастся. Я собираюсь показаться на глаза паре-тройке муглов, как можно дальше от «Хогварца», чтобы с замка сняли охрану. Есть кое-что, чего я не сумел тебе сказать во время нашей короткой встречи. Это я прислал тебе «Всполох»…

— Ха! — выкрикнула Гермиона с видом триумфатора. — Видите? Я же говорила, что это от него!

— Да, но он не был заговорён! — ехидно отозвался Рон. — Ой! — крошечный совёнок, радостно ухавший у него в кулаке, цапнул его за палец, видимо, выражая этим свою преданность. Косолапсус отнёс мой заказ на почту. Я назвался твоим именем, но велел взять деньги из моего сейфа в «Гринготтсе». Считай это подарком на день рождения за все тринадцать лет, что у тебя не было крёстного. Я бы также хотел извиниться за то, что, должно быть, напугал тебя в прошлом году, когда ты сбежал из дома. Я только хотел взглянуть на тебя перед тем, как двинуться на север, но, думаю, мой вид встревожил тебя.

Я прилагаю ещё кое-что, это, как мне кажется, сделает следующий год в «Хогварце» более весёлым, чем этот. Если понадоблюсь, пиши. Твоя сова обязательно найдёт меня. Скоро напишу ещё. Сириус

Гарри с нетерпением заглянул в конверт. Там лежал ещё один листок пергамента. Он пробежал текст глазами и довольное тепло разлилось по всему телу, как будто он залпом выпил целую бутылку усладэля. Я, Сириус Блэк, крёстный отец Гарри Поттера, настоящим разрешаю ему посещать Хогсмёд по выходным.

— Думбльдору этого будет достаточно! — счастливым голосом воскликнул Гарри. Он снова посмотрел на письмо.

— Погодите-ка, тут ещё P.S…. Может быть, твой друг Рон захочет оставить у себя этого совёнка, ведь это моя вина, что он лишился крысы. Рон вытаращил глаза. Микроскопическая птичка восторженно ухала.

— Оставить у себя? — неуверенно повторил он. Некоторое время он внимательно рассматривал совёнка; потом, к величайшему удивлению Гарри и Гермионы, сунул его под нос Косолапсусу.

— Как ты считаешь? — спросил Рон у кота. — Настоящий? Косолапсус заурчал.

— А этого достаточно для меня, — радостно сказал Рон, — беру.

Всю дорогу до Кингс-Кросс Гарри читал и перечитывал письмо Сириуса. Он сжимал его в руке даже тогда, когда они с Роном и Гермионой прошли через барьер на платформе девять три четверти. Гарри сразу же увидел дядю Вернона. Тот старался держаться подальше от мистера и миссис Уэсли и подозрительно на них посматривал. Когда миссис Уэсли обняла Гарри, худшие опасения дяди оправдались.

— Я позвоню насчет чемпионата! — проорал Рон вслед Гарри. К этому времени Гарри уже простился с ним и с Гермионой и покатил тележку с сундуком и Хедвигой к дяде Вернону, который поздоровался с племянником в своей обычной манере.

— А это ещё что? — рыкнул он, уставившись на конверт, зажатый в руке у Гарри. — Если это ещё какое-нибудь разрешение, чтобы я подписал, то я…

— Это не разрешение, — весело ответил Гарри, — это письмо от моего крёстного.

— Крёстного? — фыркнул дядя Вернон. — Нет у тебя никакого крёстного!

— Нет, есть, — легким тоном отозвался Гарри. — Он был лучшим другом моих родителей. Он, правда, осуждён за убийство, но он удрал из колдовской тюрьмы и теперь в бегах. Но он всё равно мне пишет… чтобы знать, как я живу… всем ли доволен… И, широко ухмыльнувшись при виде ужаса, отразившегося на физиономии дяди, Гарри вместе с грохочущей клеткой направился к выходу с вокзала, навстречу лету, гораздо более счастливому, чем прошлое.

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 111 112 113 114 115 116 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 116 - 116 из 116


Фотогалерея