Гарри Поттер и узник Азкабана

115

был не единственный, кто переживал увольнение профессора Люпина. Весь класс был безутешен.

— Интересно, кто у нас будет на следующий год? — мрачно поинтересовался Симус Финниган.

— Может, вампир? — оптимистически предположил Дин Томас.

Однако, не только уход Люпина висел на душе у Гарри тяжким грузом. Он не мог забыть о предсказании профессора Трелани. Он постоянно гадал, где-то теперь Петтигрю, нашёл ли он уже прибежище у Вольдеморта. А больше всего его угнетала перспектива вернуться к Дурслеям. Особенно после того, как в течении, может быть, получаса, счастливейшего получаса, он верил, что отныне будет жить с Сириусом, лучшим другом его родителей… Это было бы самое лучшее, что только могло бы с ним случиться — если, конечно, не считать возвращения самих родителей. Поэтому, хотя отсутствие новостей о Сириусе само по себе являлось хорошей новостью, так как означало, что тому удалось благополучно скрыться в безопасном месте, Гарри не мог не чувствовать себя несчастным при мысли о доме, который мог бы у него быть, о том, что теперь это невозможно… Результаты экзаменов объявили в последний день семестра. Гарри, Рон и Гермиона благополучно сдали все предметы. Гарри поразился, что ему удалось сдать зелья. У него были глубокие подозрения, что Думбльдору пришлось вмешаться, чтобы Злей не провалил его намеренно. Последнюю неделю отношение Злея к Гарри попросту пугало. Раньше Гарри не мог себе и представить, что неприязнь Злея способна возрасти, однако это произошло. При виде Гарри уголки тонкого рта Злея начинали неприятно подёргиваться, а пальцы сжимались так, словно он жаждал обхватить ими горло мальчика. Перси благополучно достался высший П.А.У.К.; Фред с Джорджем вполне удовлетворительно сдали на С.О.В.У. Гриффиндорский колледж, в основном благодаря великолепному выступлению на матче за квидишный кубок, выиграл кубок школы вот уже третий год подряд. По этой причине пир в честь окончания учебного года проходил в малиново-золотых декорациях, и гриффиндорский стол был самым шумным и весёлым из всех. Даже Гарри отбросил на время мысли о возвращении к Дурслеям и ел, пил, болтал и смеялся вместе со всеми. Следующим утром, когда «Хогварц Экспресс» подъезжал к станции, Гермиона поделилась с Гарри и Роном потрясающей новостью.

— Утром, до завтрака, я была у профессора Макгонаголл. Я решила бросить мугловедение.

— Как же так, ты ведь сдала экзамен на триста двадцать процентов! — воскликнул Рон.

— Да, — вздохнула Гермиона, — но я просто не переживу ещё один такой год. Этот времяворот, он чуть не свёл меня с ума. Я сдала его. А без мугловедения и прорицания у меня снова будет нормальное расписание.

— Я всё-таки не понимаю, как же ты даже нам ничего не рассказала, — проворчал Рон. — Мы же считаемся твои друзья.

— Я обещала, что не расскажу никому, — свирепо отрезала Гермиона. Она обернулась к Гарри, который смотрел, как «Хогварц» скрывается за горой. Пройдёт целых два месяца, прежде чем он снова увидит замок…

— Гарри, пожалуйста, развеселись! — грустно попросила Гермиона.

— Да я в порядке, — быстро ответил Гарри. — Просто задумался о каникулах.

— Я тоже о них думал, — сказал Рон. — Гарри, ты должен приехать пожить у нас. Я договорюсь с предками и позвоню тебе. Я теперь умею обращаться с фелитоном…

— С телефоном, Рон, — поправила Гермиона. — Вот уж кому не помешало бы мугловедение… Рон пропустил её слова мимо ушей.

— Этим летом — чемпионат мира по квидишу! Как тебе это, Гарри? Приезжай к нам, и мы сможем вместе поехать! Папе обычно удаётся достать билеты на работе. Предложение Рона действительно очень ободрило Гарри.

— Постараюсь… Дурслеи наверняка будут рады от меня отделаться… особенно после того, что я сделал с тётей Маржи… Чувствуя себя значительно лучше, Гарри поиграл с друзьями в хлопушки, а потом, когда приехала тележка с едой, купил себе весьма солидный обед — где не было ничего шоколадосодержащего. И всё же, то, что сделало его по-настоящему счастливым, случилось уже к вечеру…

— Гарри, — спросила вдруг Гермиона, глядя куда-то за его плечо. — Что это такое там, за окном?

Гарри обернулся и посмотрел в окно. За стеклом прыгало, то появляясь, то исчезая, что-то очень маленькое и серенькое. Гарри привстал, чтобы получше рассмотреть, и понял, что это крошечный совёнок с письмом, слишком большим для него. Совёнок был такой маленький, что его постоянно сносило воздушный потоком и переворачивало в воздухе. Гарри поскорее открыл окно, протянул руку и схватил птичку. По ощущениям он как будто взял в руки очень пушистого Проныру. Гарри осторожно втянул руку внутрь. Совёнок уронил письмо на Гаррино сидение и стал метаться по купе, до крайности довольный, что удачно справился с доставкой. Хедвига неодобрительно щёлкнула клювом с видом оскорблённой добродетели. Косолапсус сел на сидении и неотрывно следил за совёнком огромными жёлтыми глазами. Рон, заметив это, отловил совёнка и спрятал его от греха подальше. Гарри взял письмо. Оно было адресовано ему. Гарри разорвал конверт и завопил: «Это от Сириуса!»

— Что?! — возбуждённо закричали Рон с Гермионой. — Читай вслух! Дорогой Гарри, Надеюсь, ты получишь моё письмо раньше, чем приедешь к дяде с тётей. Не знаю, как они относятся к совиной почте. Мы с Конькуром теперь прячемся, не буду говорить, где, на случай, если этот совёнок попадёт в чужие руки. Сомневаюсь, достаточно ли он надёжен, но ничего лучше я не нашёл, а он горел желанием получить работу.

Думаю, дементоры

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 111 112 113 114 115 116 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 115 - 115 из 116


Фотогалерея