Гарри Поттер и узник Азкабана

114

серьёзно произнёс Думбльдор. Люпин слегка переместил подмышкой аквариум, чтобы обменяться рукопожатием с Думбльдором. Затем, последний раз кивнув Гарри и быстро улыбнувшись, Люпин вышел из кабинета. Гарри сел на пустой учительский стул, мрачно глядя в пол. Он услышал, как закрывается дверь и поднял голову. Думбльдор не ушёл.

— Ты почему такой грустный, Гарри? — тихо спросил он. — Ты должен гордиться собой после того, что ты вчера сделал.

— А что толку, — с горечью проговорил Гарри. — Петтигрю сбежал.

— Что значит, что толку? — всё так же тихо возразил Думбльдор. — Очень даже много толку, Гарри. Ты помог раскрыть правду. Ты спас невиновного человека от ужасной судьбы. Ужасной. Это слово что-то всколыхнуло в памяти. Более великий и более ужасный, чем когда-либо прежде… Предсказание профессора Трелани!

— Профессор Думбльдор! Вчера, на экзамене по предсказаниям, профессор Трелани была какая-то… какая-то странная.

— В самом деле? — поднял брови Думбльдор. — Э-э-э… Более странная, чем обычно, ты хочешь сказать?

— Да… У неё сделался такой глубокий голос, глаза закатились и она сказала… сказала, что до полуночи слуга Вольдеморта отправится искать своего господина…. И ещё она сказала, что этот слуга поможет ему вернуться к власти.

— Гарри уставился на Думбльдора. — А потом она вроде бы опять стала нормальной и уже не помнила ничего из того, что говорила. Это что — было настоящее предсказание? Думбльдора впечатлил этот рассказ — хотя и не очень сильно.

— Знаешь, Гарри, мне кажется, что да, — задумчиво произнёс он. — Кто бы мог подумать? Теперь количество сделанных ею настоящих предсказаний равняется двум. Надо повысить ей зарплату…

— Но… — Гарри в ужасе поглядел на директора. Как он может оставаться таким спокойным? — Это же я не дал Сириусу и профессору Люпину убить Петтигрю! Я буду виноват, если Вольдеморт вернётся!

— Ничего подобного, — бесстрастно ответил Думбльдор. — Разве твой опыт обращения с времяворотом ничему тебя не научил? Последствия наших поступков всегда так сложны, так противоречивы, что предсказать будущее действительно очень трудно… Профессор Трелани, благослави её небо, есть живое тому подтверждение… Ты совершил очень благородный поступок, Гарри, когда спас жизнь Петтигрю.

— Но что, если он поможет Вольдеморту обрести власть!..

— Петтигрю обязан тебе жизнью. Ты отправил к Вольдеморту посланника, который перед тобой в неоплатном долгу… Когда один колдун спасает жизнь другому, между ними возникает особая связь… И я сильно ошибусь, если скажу, что Вольдеморту нужен слуга, всем обязанный Гарри Поттеру.

— Я не хочу связи с Петтигрю! — заявил Гарри. — Он предал моих родителей!

— Таков закон волшебства, Гарри, самый загадочный, самый непостижимый. Поверь мне… придёт время, и ты будешь рад, что спас жизнь Петтигрю. Гарри не мог себе такого представить. Думбльдор прочёл его мысли.

— Я очень хорошо знал твоего отца, Гарри, и в «Хогварце», и потом, — мягко проговорил он. — Он бы тоже спас Петтигрю, у меня в этом нет сомнений. Гарри поднял глаза. Думбльдор не станет смеяться — ему можно сказать…

— Я подумал, что это папа создал моего Заступника. Я имею в виду, когда я увидел сам себя на другом берегу… я подумал, что вижу его.

— Весьма простительная ошибка, — тихо отозвался Думбльдор. — Думаю, тебе скоро надоест это слышать, но ты и в самом деле невероятно похож на Джеймса. Вот только глаза… у тебя глаза твоей матери. Гарри потряс головой.

— Глупо, что я подумал, что это он, — пробормотал он, — я же знал, что он умер.

— Неужели ты думаешь, что мёртвые, те, кого мы любили, когда-нибудь покидают нас? Не о них ли, яснее, чем когда-либо, вспоминаем мы в минуты тяжких испытаний? Твой отец живёт в тебе, Гарри, и сильнее всего проявляется тогда, когда ты нуждаешься в нём. А как бы иначе ты смог создать именно этого Заступника? Прошлой ночью Рогалис снова ступал по этой земле. Прошло некоторое время, прежде чем Гарри осознал то, что сказал Думбльдор.

— Вчера Сириус рассказал мне, что они все стали анимагами, — улыбнулся Думбльдор. — Необыкновенное достижение — а также и то, что им удалось сохранить это от меня в секрете. А потом я вспомнил, какой необычный вид принял твой Заступник, когда он повалил мистера Малфоя на квидишном матче с «Равенкло». Знаешь, Гарри, вчера ночью ты, в некотором роде, действительно видел своего отца… Ты нашёл его внутри себя. И Думбльдор ушёл, оставив Гарри наедине с его непростыми мыслями.

Кроме Гарри, Рона, Гермионы и профессора Думбльдора, никто в «Хогварце» не знал доподлинно, что случилось с Сириусом, Конькуром и Петтигрю. До конца семестра Гарри довелось услышать много различных версий на этот счёт, но ни одна из них и близко не подходила к истинным событиям. Малфой исходил яростью по поводу Конькура. Он был убеждён, что Огрид нашёл способ тайно переправить гиппогрифа в безопасное место и больше всего злобился оттого, что их с отцом обдурил какой-то дворник. Перси Уэсли, между тем, много чего имел сказать в отношении побега Сириуса.

— Если я получу работу в министерстве, я внесу много новых предложений по усилению мер магической безопасности! — говорил он единственному человеку, который его слушал — Пенелопе Кристаллуотер. Несмотря на великолепную погоду, несмотря на царившую в замке радостную атмостферу, несмотря даже на то, что им удалось совершить невозможное и помочь Сириусу сбежать, Гарри ещё ни разу не заканчивал учебный год в худшем настроении. Он, конечно,

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 111 112 113 114 115 116 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 114 - 114 из 116


Фотогалерея