Гарри Поттер и узник Азкабана

111

и снова искал червяков.

— Как ты думаешь, он уже там? — Гарри сверился с часами. Глядя на замок, он стал отсчитывать окна вправо от Западной башни.

— Смотри! — шепнула Гермиона. — Кто-то вышел из замка! Гарри уставился в темноту. По двору, направляясь к входным воротам, торопливой походкой шёл человек. Что-то блеснуло у него на поясе.

— Макнейр! — воскликнул Гарри. — Палач! Он идёт за дементорами! Пора, Гермиона… Гермиона положила руки на спину Конькуру. Гарри помог ей вскарабкаться, потом поставил ногу на нижнюю ветку куста и сел перед ней. Он перекинул верёвку вокруг шеи гиппогрифа и привязал к ошейнику с другой стороны, соорудив таким образом уздечку.

— Готова? — шёпотом спросил он Гермиону. — Держись за меня… Каблуками он пришпорил Конькура.

Конькур взмыл в чёрное небо. Почувствовав, как под ним мощно раскрылись огромные крылья, Гарри обхватил бока гиппогрифа коленями. Гермиона крепко держала Гарри за талию; было слышно, как она бормочет: «О, нет — мне это не нравится — мне это совсем не нравится»… Гарри погонял Конькура. Они гладко скользили вверх вдоль стен замка…. Гарри сильно потянул за уздечку с левой стороны, и Конькур повернул. Гарри пытался считать окна, быстро проносившиеся мимо…

— Вот оно! — крикнул он, изо всех сил натянув поводья. Конькур замер, если не считать того, что он постоянно подпрыгивал вверх-вниз на несколько футов — чтобы оставаться в воздухе, гиппогриф должен был то и дело взмахивать огромными крыльями.

— Он там! — на взлёте вверх Гарри заметил в окне Сириуса. Он потянулся и, когда Конькур опустил крылья, громко постучал в стекло. Блэк поднял глаза. У него отвалилась челюсть. Он вскочил со стула, подбежал к окну и попытался открыть его, но окно было закрыто.

— Отойди! — крикнула Гермиона и вытащила палочку, не переставая держаться за робу Гарри левой рукой.

— Алоомора! Окно открылось.

— Как?… Как?… — ослабевшим голосом вопрошал Блэк, таращась на гиппогрифа.

— Забирайся — времени мало, — Гарри крепко вцепился в гладкую шею Конькура, пытаясь удержать его на месте. — Тебе надо выбираться оттуда — дементоры на подходе — Макнейр пошёл за ними. Блэк взялся двумя руками за оконную раму и с силой протолкнул вперёд голову и плечи. Хорошо, что он был такой худой. Буквально за пару секунд он сумел перекинуть ногу на спину Конькуру и перелезть на гиппогрифа позади Гермионы.

— Давай, Конькур, вверх! — приказал Гарри, тряхнув верёвкой. — Вверх на башню — давай! Один мощный взмах крыльев — и они взмыли к вершине Западной башни. Конькур с шумом приземлился на зубчатую стену, и Гарри с Гермионой сразу же соскочили с него.

— Сириус, тебе лучше поторопиться, — выговорил запыхавшийся Гарри. — Они вот-вот войдут в кабинет Флитвика и увидят, что тебя нет. Конькур рыл землю и мотал остроклювой головой.

— А что с тем мальчиком? С Роном? — хрипло спросил Сириус.

— С ним всё будет в порядке. Он пока без сознания, но мадам Помфри говорит, что вылечит его. Быстрее же — лети… Но Блэк продолжал смотреть на Гарри.

— Смогу ли я когда-нибудь отблагодарить…

— ЛЕТИ! — хором закричали Гарри и Гермиона. Блэк развернул Конькура головой в открытое небо.

— Мы ещё увидимся, — сказал он. — Ты… настоящий сын своего отца, Гарри…

Он пришпорил бока Конькура. Гарри с Гермионой отпрыгнули в сторону от гигантских раскрывающихся крыльев…. Конькур взлетел… Гарри провожал его взглядом. Гиппогриф и его седок становились всё меньше и меньше… Луна закрыла облако… Они исчезли из виду.

Глава 22. Снова совиная почта

— Гарри! Гермиона тянула его за рукав, глядя на часы: — У нас ровно десять минут на то, чтобы пробраться в палату и чтобы никто нас не увидел — раньше, чем Думбльдор запрёт дверь…

— Да-да, — сказал Гарри, неохотно отводя взгляд от неба, — пошли…

Ребята проскользнули в дверцу и стали спускаться по узкой винтовой лестнице, пробитой в стене башни. Оказавшись внизу, они вдруг услышали голоса, распластались по стенке и прислушались. Голоса принадлежали Фуджу и Злею. Они быстро шли по ближайшему коридору.

— … надеюсь, Думбльдор не станет чинить препятствий, — говорил Злей, — Поцелуй будет запечатлён незамедлительно?

— Сразу, как только Макнейр приведёт дементоров. Вообще, вся эта история с Блэком в высшей степени загадочная. Не могу вам передать, до чего мне хочется сообщить в «Прорицательскую», что мы наконец-то взяли его… Осмелюсь предположить, Злей, они захотят взять у вас интервью… И, когда малыш Гарри придёт в себя, он, видимо, тоже захочет в подробностях рассказать репортёрам о том, как вам удалось спасти его… Гарри сжал зубы. Промелькнуло довольное, ухмыляющееся лицо Злея — они с Фуджем прошли мимо того места, где прятались Гарри с Гермионой. Ребята для верности подождали пару минут и помчались в противоположном направлении. Вниз по лестнице, потом ещё по одной лестнице, потом ещё по одному коридору — а потом послышалось гадкое хихикание.

— Дрюзг! — пробормотал Гарри, хватая Гермиону за запястье. — Быстро отсюда! Они метнулись влево, в пустой кабинет, и как раз вовремя. Дрюзг проскакал мимо по воздуху, пребывая в прекраснейшем расположении духа и радостно хохоча.

— Какой же он ужасный, — шёпотом сказала Гермиона, стоя с прижатым к двери ухом.

— Уверена, он такой довольный потому, что дементоры должны вот-вот прикончить Сириуса… — Она сверилась с часами. — Гарри, осталось три минуты! Они подождали, пока торжествующий голос Дрюзга замер в отдалении, затем осторожно выскользнули из комнаты

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 111 112 113 114 115 116 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 111 - 111 из 116


Фотогалерея