Гарри Поттер и узник Азкабана

110

она, бросаясь отвязывать Конькура. — Скорей! Куда же нам бежать? Где спрятаться? Дементоры вот-вот будут здесь…

— Давай к Огриду! — решил Гарри. — Там сейчас никого нет — побежали! И они побежали — так быстро, как только могли. Конькур трусил за ними. Сзади доносился вой оборотня… Вот и хижина. Гарри подскочил к двери и рывком распахнул её. Гермиона и Конькур влетели внутрь; Гарри запрыгнул следом и запер дверь. Немецкий дог Клык громко залаял.

— Шшш, Клык, это мы! — Гермиона подбежала к собаке и почесала ей за ушами, чтобы успокоить. — Чуть не попались! — обратилась она к Гарри.

— Да уж… Гарри посмотрел в окно. Изнутри было гораздо труднее понять, что происходит снаружи. Конькур был счастлив снова оказаться дома. Он лёг перед камином, довольно сложил крылья и приготовился вздремнуть.

— Знаешь, я лучше выйду на улицу, — неуверенно заговорил Гарри. — Отсюда не видно, что там творится, мы не будем знать, пора или нет… Гермиона посмотрела на него с подозрением.

— Я не буду вмешиваться, — спешно пообещал Гарри. — Просто, если мы не будем знать, что там происходит, то как мы поймём, что пора лететь за Сириусом?

— Да… Ты прав… Ну, тогда я подожду здесь, с Конькуром… Только, Гарри… будь осторожен — всё-таки оборотень… и дементоры…

Гарри вышел во двор и обогнул хижину. Он услышал, как вдалеке заскулила собака. Значит, дементоры уже окружают Сириуса… Сейчас они с Гермионой побегут к нему… Гарри поглядел на озеро. Сердце отбивало барабанную дробь в груди… Тот, кто послал Заступника, появится с минуты на минуту… Какую-то долю секунды он стоял в нерешительности перед дверью в хижину. Вас не должны видеть. Но он и не хотел, чтобы его видели. Он сам хотел увидеть… Он должен знать… Появились дементоры. Они возникали из темноты, отовсюду, скользили вдоль озера… Они удалялись от Гарри, двигались к противоположному берегу… Ему даже не понадобиться приближаться к ним… Гарри побежал. В голове не было других мыслей, кроме мысли об отце… Если это был он… если это и вправду он… он должен знать, должен выяснить… Он подбегал всё ближе и ближе к озеру, но пока никого не было видно. На другом берегу вспыхивали бледные серебряные искры — его собственные попытки создать Заступника… У самого края воды рос куст. Гарри прыгнул за него и, сквозь листву, стал внимательно оглядываться по сторонам. Серебряные вспышки внезапно прекратились. Он задрожал от испуга и возбуждения — сейчас, в любой момент…

— Давай же! — бормотал он, озираясь. — Где же ты? Папа, давай!.. Однако, никто не появлялся. Гарри поднял голову и посмотрел на другой берег, на кольцо дементоров. Один из них уже снимал капюшон. Спасителю пора быть здесь — но почему-то на этот раз никого не было… И тут до него наконец дошло — он всё понял. Он видел не отца — он видел самого себя… Гарри молниеносно вылетел из-за куста и достал палочку.

— ЭКСПЕКТО ПАТРОНУМ! — заорал он.

И тогда из кончика волшебной палочки с силой вырвалось — нет, не бесформенное туманное облачко, а ослепительно сияющее серебряное животное. Гарри прищурился, пытаясь понять, кто это. Похоже на коня. Он бесшумным галопом поскакал прочь от Гарри по чёрной поверхности озера. Гарри увидел, как конь наклоняет голову и наступает на червями кишащих дементоров… Конь принялся скакать кругами, защищая лежащие на земле неподвижные тела. Дементоры стали отступать, рассеиваться, исчезать в темноте… И вот их уже нет. Заступник повернулся. Он лёгким галопом бежал обратно к Гарри по гладкой воде. Это был не конь. И не единорог. Это был олень. Его тело сияло так же ярко, как луна на небесах… он возвращался к Гарри. Олень остановился на берегу. Его копыта не оставляли на влажной земле ни малейшего следа. Он смотрел на Гарри огромными серебряными глазами. Очень медленно, он склонил свою рогатую голову. И тогда Гарри понял…

— Рогалис, — прошептал он.

Но, когда он потянулся трясущимися пальцами к прекрасному созданию, оно исчезло.

Гарри остался стоять, протягивая руки. Затем его сердце пропустило удар — он услышал позади себя стук копыт. Он стремительно обернулся — и увидел Гермиону. Она мчалась к нему, таща за собой Конькура.

— Что ты наделал? — гневно выкрикивала она. — Ты же собирался только следить!

— Я всего-навсего спас нам всем жизнь… — ответил Гарри. — Иди сюда — сюда, за куст — я объясню. И снова Гермиона выслушала его рассказ с разинутым ртом.

— Тебя кто-нибудь видел?

— Да! Ты что, не слушаешь? Я видел сам себя, но подумал, что я — это папа! Так что всё в порядке!

— Гарри, я не могу поверить… Ты создал Заступника, который отогнал всех этих дементоров! Это же высшая магия!..

— Понимаешь, на этот раз я был уверен, что смогу, — объяснил Гарри, — потому что однажды уже сделал это… В том, что я говорю, есть хоть какой-то смысл?

— Не знаю… Гарри, посмотри на Злея! Сквозь куст они всмотрелись в противоположный берег. Злей пришёл в себя. Он наколдовал носилки и погрузил на них безжизненные тела Гарри, Гермионы и Блэка. Четвёртые носилки, на которых, вне всякого сомнения, лежал Рон, уже плавали сбоку. Затем, выставив перед собой палочку, Злей погнал носилки в замок.

— Ну что, почти пора, — напряжённо сказала Гермиона, посмотрев на часы. — У нас примерно сорок пять минут до того, как Думбльдор запрёт дверь. Нужно спасти Сириуса и пробраться назад в палату, пока никто не понял, что нас нет…

Они ждали, наблюдая за отражением облаков, бегущим по озёрной глади. Соседний куст шелестел на ветру. Конькур соскучился

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 110 - 110 из 116


Фотогалерея