Гарри Поттер и узник Азкабана

106

какое-нибудь необычное решение. Однако… последняя надежда пропала.

— Что нам нужно, — медленно проговорил Думбльдор и перевёл голубые глаза с Гарри на Гермиону, — так это время.

— Но… — начала Гермиона. И вдруг её глаза округлились. — О!

— Вот что, слушайте внимательно, — Думбльдор говорил очень медленно и очень отчётливо. — Сириус заперт в кабинете профессора Флитвика на седьмом этаже. Тринадцатое окно справа в Западной башне. Если всё пройдёт удачно, вам сегодня удастся спасти не одну невинную жизнь. Но запомните, оба. Вас не должны видеть. Мисс Грэнжер, вам известен закон — вы знаете, что поставлено на карту… Вас — не — должны — видеть. Гарри совершенно не понимал, что происходит. Думбльдор развернулся на каблуках. Дойдя до двери, он оглянулся.

— Я собираюсь запереть дверь. Сейчас, — он поглядел на часы, — без пяти минут полночь. Мисс Грэнжер, достаточно трёх оборотов. Удачи.

— Удачи? — повторил Гарри, когда за Думбльдором закрылась дверь. — Трёх оборотов? О чём это он? Что мы должны сделать? Гермиона, не отвечая, теребила ворот, вытаскивая из-под него очень длинную, очень тонкую золотую цепочку.

— Гарри, — настоятельно позвала она. — Быстрее! Гарри в полнейшем замешательстве придвинулся к ней. Она уже достала цепочку. На ней висели крохотные, блестящие песочные часы.

— Вот… Она обвила цепочкой и его шею.

— Готов? — спросила она беззвучно.

— Что это такое? — Гарри совершенно растерялся.

Гермиона трижды повернула песочные часы. Тёмная палата растворилась в воздухе. У Гарри возникло ощущение, что он с огромной скоростью летит назад. Мимо неслись размытые цветовые пятна и предметы непонятных форм, в ушах стучало, он хотел закричать, но не услышал собственного голоса… Вдруг он почувствовал под ногами твёрдую почву, и всё пришло в норму. Они с Гермионой стояли в пустом вестибюле. Из открытых парадных дверей на мощёный пол лился поток золотого солнечного света. Гарри дико воззрился на Гермиону. Цепочка врезалась ему в шею.

— Гермиона, что?…

— Быстро сюда! — Гермиона схватила Гарри за руку и потащила через вестибюль к чулану для мётел. Открыв его, она втолкнула Гарри внутрь меж вёдер и швабр и захлопнула за собой дверцу.

— Что?… Как?… Гермиона, что всё это значит?

— Мы переместились во времени, — прошептала Гермиона в темноте, снимая цепочку с шеи Гарри. — На три часа назад… Гарри нащупал собственную ногу и с силой ущипнул её. Стало очень больно. Это вроде бы исключало возможность того, что он спит и видит чудовищно странный сон.

— Но…

— Шшш! Тихо! Кто-то идёт! Наверно — мне кажется — это мы! Гермиона прижала ухо к дверце.

— Шаги… Кто-то идёт по вестибюлю… Да, я думаю, это мы идём к Огриду!

— Ты хочешь сказать, — прошептал Гарри, — что здесь в чулане мы, и там тоже мы?

— Да, — Гермиона не отлипала от дверцы. — Я уверена, что это мы. По звуку там не больше трёх человек… и мы идём медленно, ведь мы в плаще-невидимке… Она замолчала, прислушиваясь.

— Мы спускаемся по ступенькам во двор… Гермиона села на перевёрнутое ведро с крайне тревожным видом. Но Гарри всё-таки хотелось бы получить от неё ответы на некоторые вопросы.

— Откуда у тебя эти… часы?

— Это называется времяворот, — шепнула Гермиона, — мне его дала профессор Макгонаголл в самый первый день учебного года. Я пользовалась им весь год, чтобы успевать на все занятия. Профессор Макгонаголл взяла с меня клятву, что я никому не скажу. Ей пришлось обращаться в министерство с различными прошениями, чтобы мне разрешили им пользоваться. Ей самой пришлось поклясться, что я образцовая ученица и что я никогда и ни за что не буду перемещаться во времени ни с какими иными целями, кроме учёбы… Я поворачивала его назад, чтобы у меня было дополнительное время… Так мне удавалось бывать на нескольких уроках одновременно. Но…

— Гарри, я не понимаю, чего от нас хочет Думбльдор. Что мы должны сделать? Почему он сказал вернуться назад на три часа? Каким образом это может помочь Сириусу? Гарри взглянул на её еле видное в темноте лицо.

— Значит, в это время что-то случилось, и он хочет, чтобы мы это изменили, — проговорил он. — Но что? Три часа назад мы пошли к Огриду…

— Сейчас три часа назад, и мы идём к Огриду, — сказала Гермиона, — мы только что слышали, как мы ушли… Гарри наморщил лоб, мозги гудели от сосредоточения.

— Думбльдор сказал… Сказал, что мы можем спасти не одну невинную жизнь… — И тут он понял. — Гермиона, мы должны спасти Конькура!

— Но… как это поможет Сириусу?

— Думбльдор сказал… сказал, где находится окно — окно кабинета Флитвика! Где заперт Сириус! Мы подлетим к окну на Конькуре и спасём Сириуса! А потом Сириус улетит на Конькуре — они спасутся вместе! Насколько Гарри мог видеть, Гермиона пришла в ужас.

— Если нам удастся проделать это так, чтобы нас никто не заметил, это будет чудо!

— Надо постараться, что ещё делать, — Гарри встал и прижал ухо к дверце.

— Вроде бы никого… Пошли…

Гарри распахнул дверцу чулана. В вестибюле было пусто. Насколько возможно быстро и бесшумно, они выбрались из чулана и сбежали вниз по каменным ступеням. Тени удлинились, лучи заходящего солнца снова золотили верхушки деревьев Запретного леса.

— Если кто-нибудь выглянет сейчас из окна… — пискнула Гермиона, беспомощно оглядываясь на замок.

— Рискнем, — решительно сказал Гарри. — Давай прямо в лес, ладно? Спрячемся за деревом и будем следить…

— Ладно, только давай обойдём за теплицами! — беззвучно произнесла Гермиона. — Нужно держаться подальше

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 106 - 106 из 116


Фотогалерея