Гарри Поттер и узник Азкабана

102

выскочил вперёд.

Блэк соорудил из воздуха тяжёлые наручники; вскоре Петтигрю уже стоял, и его левая рука была прикована к правой руке Люпина, а правая — к левой руке Рона. Лицо Рона выражало твёрдую решимость. Правду об истинной сущности Струпика он воспринял как личное оскорбление. Косолапсус легко спрыгнул с кровати и, гордо задрав бутылочный ёрш хвоста, первым вышел из комнаты.

Глава 20. Поцелуй дементора

Никогда прежде Гарри не доводилось участвовать в столь безумном шествии. Возглавил процессию Косолапсус, первым начавший спускаться по лестнице; далее, похожие на некое шестиногое существо, следовали Люпин, Петтигрю и Рон. За ними зловеще плыл по воздуху Злей, задевающий кончиками пальцев за каждую ступеньку. Сириус поддерживал его в вертикальном положении с помощью его же собственной волшебной палочки. Гарри с Гермионой тащились в арьергарде. Забраться в тоннель оказалось нелегко. Люпину, Петтигрю и Рону пришлось развернуться боком; Люпин, ко всему прочему, не мог ни на мгновение отвести палочки от Петтигрю. Гарри проследил, как они единым конгломератом неуклюже втиснулись в узкий вход. Косолапсус по-прежнему шёл первым. Гарри полез сразу вслед за Блэком, который управлял плывущим впереди Злеем. Злей постоянно задевал болтающейся головой о низкий потолок. У Гарри создалось впечатление, что Блэк не предпринимал никаких действий, чтобы предотвратить это.

— Знаешь, что это означает? — отрывисто спросил Блэк у Гарри посреди тоннеля. — То, что мы сдадим Петтигрю властям?

— То, что вы будете свободны, — ответил Гарри.

— Да… — кивнул Блэк. — Но, помимо этого… я ведь, кроме всего прочего… не знаю, говорили ли тебе когда-нибудь… я твой крёстный.

— Да, я знаю, — отозвался Гарри.

— Твои родители назначили меня твоим опекуном, — продолжил Блэк, — на случай, если с ними что-нибудь случится… Гарри ждал. Неужели Блэк собирается сказать именно то, что он думает?

— Я, конечно, пойму, если ты не захочешь уезжать от дяди с тётей, — неуверенно проговорил Блэк. — Но… ну… может быть, ты хотя бы обдумаешь… Как только с меня снимут обвинение… вдруг ты захочешь… жить в другом месте… В самой сердцевине тела Гарри произошёл мощный взрыв.

— Что? Жить с вами? — он нечаянно ударился головой о каменный выступ на потолке.

— Уехать от Дурслеев?

— Я так и думал, что ты не захочешь, — быстро перебил Блэк. — Я понимаю, я просто хотел… я…

— Вы с ума сошли? — голос Гарри сделался таким же надтреснутым, как и у Блэка. — Я хочу уехать от Дурслеев! Ещё как хочу! А у вас есть свой дом? Когда мне можно туда переехать?

Блэк круто развернулся и посмотрел на него; Злей заскрёб макушкой по потолку, но Блэку, похоже, было на это совершенно наплевать.

— Ты хочешь этого? — переспросил он. — Ты серьёзно?

— Ещё как серьёзно! — воскликнул Гарри.

И в первый раз увидел на этом измученном лице искреннюю улыбку. Оно мгновенно и абсолютно неправдоподобно изменилось. Сквозь неподвижную маску вдруг проглянул человек на десять лет моложе, человек, в котором можно было узнать весельчака со свадебной фотографии. Больше до самого выхода из тоннеля они не разговаривали. Косолапсус первым шмыгнул наружу; он, судя по всему, прижал лапой узел у основания ствола, потому что, когда вылезли Люпин, Петтигрю и Рон, хлестания веток не было слышно. Блэк «вывел» Злея и отступил к стене, пропуская вперёд Гарри и Гермиону. Наконец, из тоннеля вышли все. Во дворе школы было очень темно; светились лишь далёкие окна замка. Без единого слова процессия двинулась дальше. Петтигрю, как и раньше, дышал со свистом и периодически поскуливал. У Гарри в голове всё гудело. Он покидает Дурслеев!.. Он будет жить с Сириусом Блэком, лучшим другом родителей!.. Просто голова кружится… Только представить себе, что будет с Дурслеями, когда он им скажет, что уезжает жить к опасному преступнику, которого они видели по телевизору!..

— Одно неверное движение, Питер, — раздался предупреждающий голос Люпина.

Направив палочку вбок, учитель следил, чтобы она указывала на грудь Петтигрю. В молчании следовали они по двору. По мере приближения к замку становилось всё светлее. Злей неестественно плыл впереди Блэка, то и дело стукаясь подбородком о грудь. Вдруг шествие залило лунным светом. Злей ткнулся в Люпина, Петтигрю и Рона — они резко остановились. Блэк замер. Он выкинул в сторону руку, чтобы остановить Гарри и Гермиону. Гарри посмотрел на силуэт Люпина. Тот весь окостенел. Затем его руки и ноги задрожали мелкой дрожью.

— О, Бо… — задохнулась Гермиона. — Он не выпил зелье! Он опасен!

— Бегите, — шёпотом приказал Блэк. — Бегите! Быстро! Но Гарри не мог убежать — ведь к Петтигрю и Люпину был прикован Рон! Гарри бросился к другу, но Блэк обхватил его поперёк туловища и оттащил назад.

— Я сам! БЕГИТЕ! Раздался ужасающий вой.

Голова Люпина стала удлиняться, тело тоже. Плечи сгорбились. На лице и на руках быстро отрастала шерсть, ладони превратились в когтистые лапы. Рыжая шерсть Косолапсуса встала дыбом; кот попятился… Оборотень припал на задние лапы и защёлкал зубами. В это время Сириус, стоявший рядом с Гарри, пропал. Вместо него появился огромный, медведеподобный пёс. Он бросился к оборотню, который к этому времени успел вывернуться из наручников, схватил его за горло и потащил прочь от Рона и Петтигрю. Пёс и оборотень сцепились мёртвой хваткой, пасть к пасти, раздирая друг друга когтями… Гарри как заворожённый следил за схваткой. Он боялся за её исход и не замечал ничего вокруг.

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 102 - 102 из 116


Фотогалерея