Гарри Поттер и узник Азкабана

101

боли, отдернул сломанную ногу от Петтигрю. Петтигрю развернулся на коленях, споро проковылял к Гермионе и схватил подол её робы.

— Добрая девочка… умная девочка… ты… ты не позволишь им… Помоги мне… Гермиона вырвала подол из цепких ручек Петтигрю и в ужасе отшатнулась к стене. Петтигрю, дрожащий всем телом, повернул голову к Гарри.

— Гарри… Гарри… ты так похож на своего папу… так похож…

— КАК ТЫ СМЕЕШЬ ОБРАЩАТЬСЯ К ГАРРИ? — взревел Блэк — КАК ТЫ СМЕЕШЬ СМОТРЕТЬ ЕМУ В ГЛАЗА? КАК СМЕЕШЬ УПОМИНАТЬ ПРИ НЁМ ДЖЕЙМСА?

— Гарри, — прошептал Петтигрю и пополз к мальчику, протягивая руки. — Гарри, Джеймс не хотел бы моей смерти… Джеймс понял бы меня… Он проявил бы милосердие… Блэк и Люпин подошли к Петтигрю, схватили его за плечи и швырнули на пол. Петтигрю сидел, сжавшись от страха, умоляюще подняв глаза.

— Ты продал Лили с Джеймсом Вольдеморту, — сказал Блэк. Он тоже дрожал всем телом. — Ты не отрицаешь этого? Петтигрю разразился слезами. Он представлял собой омерзительное зрелище — огромный, лысеющий младенец, корчущийся на полу.

— Сириус, Сириус, а что мне оставалось делать? Чёрный Лорд… ты даже не представляешь… у него есть такое оружие, о котором ты представления не имеешь… Я испугался, Сириус, я никогда не был храбрецом, как ты или Рем или Джеймс. Я не хотел, чтобы так вышло… Тот-Кто-Не-Должен-Быть-Помянут заставил меня…

— НЕ ЛГИ! — прогрохотал голос Блэка. — ТЫ СНАБЖАЛ ЕГО ИНФОРМАЦИЕЙ ЦЕЛЫЙ ГОД ПЕРЕД ГИБЕЛЬЮ ЛИЛИ И ДЖЕЙМСА! ТЫ БЫЛ ЕГО АГЕНТОМ!

— Он… он побеждал повсюду! — задохнулся Петтигрю. — Ч… чего бы я добился, если бы отказался?

— Чего бы ты добился, если бы стал бороться с самым страшным из когда-либо существовавших злодеев? — Лицо Блэка горело жестокой яростью. — Спас бы невинные жизни, Питер!

— Ты не понимаешь! — заскулил Петтигрю. — Он бы убил меня, Сириус!

— ЗНАЧИТ, НАДО БЫЛО УМЕРЕТЬ! — кричал Блэк. — УМЕРЕТЬ, А НЕ ПРЕДАВАТЬ СВОИХ ДРУЗЕЙ! СДЕЛАТЬ ТО, ЧТО И МЫ БЫ СДЕЛАЛИ РАДИ ТЕБЯ! Блэк и Люпин стояли плечом к плечу, подняв палочки.

— Ты должен был понимать, — спокойно произнёс Люпин, — что, если Вольдеморт не убьёт тебя, то убьём мы. Прощай. Гермиона закрыла лицо ладонями и отвернулась к стене.

— НЕТ! — заорал Гарри. Он выбежал вперёд и загородил собой Петтигрю, глядя прямо в нацеленные палочки. — Вы не можете убить его, — сказал он еле слышно, — не можете. Оба, и Блэк, и Люпин, были потрясены.

— Гарри, из-за этого жалкого червя у тебя нет родителей, — рявкнул Блэк. — Этот кусок дерьма спокойно бы смотрел, как ты умираешь, и пальцем бы не пошевелил. Ты слышал его признание. Его вонючая шкура для него дороже всей твоей семьи.

— Я знаю, — Гарри задыхался от волнения. — Но давайте отведём его в замок. Передадим его дементорам… Его посадят в Азкабан… только не убивайте его.

— Гарри! — Петтигрю обвил руками колени мальчика. — Ты… спасибо тебе… я не заслуживаю такой милости… спасибо…

— Уйди! — Гарри с отвращением оторвал от себя руки Петтигрю. — Я делаю это не для тебя. Я делаю это потому… потому что мой папа вряд ли захотел бы, чтобы его друзья стали убийцами… из-за тебя.

— Никто не пошевелился и не издал ни звука, кроме Петтигрю, из груди которого вырывался свист. Блэк с Люпином переглянулись. Затем, единым движением, опустили волшебные палочки.

— Твоё слово здесь решающее, Гарри, — сказал Блэк. — Но подумай… подумай, что он натворил…

— Пусть его посадят в Азкабан, — повторил Гарри. — Если кто-то заслуживает этого, так это именно он… Сзади доносился свист от дыхания перепуганного Петтигрю.

— Очень хорошо, — решил наконец Люпин. — Отойди в сторону, Гарри. Гарри замер в нерешительности.

— Я должен связать его, — объяснил Люпин. — Больше ничего, клянусь. Гарри отошёл. Из кончика волшебной палочки Люпина вылетели верёвки и, в следующий миг, Петтигрю уже извивался на полу, связанный по рукам и ногам и с кляпом во рту.

— Только попробуй превратиться, Питер, — прорычал Блэк, держа Петтигрю на прицеле волшебной палочки, — и мы тебя убьём. Согласен, Гарри?

Гарри глянул на жалкую фигурку на полу и кивнул — так, чтобы Петтигрю это видел.

— Что ж, — голос Люпина зазвучал очень по-деловому, — Рон, я не умею лечить кости так, как это делает мадам Помфри, поэтому, мне кажется, самым разумным будет, если мы пока наложим тебе на ногу шину.

Он быстро подошёл к Рону, склонился над ним, постучал по сломанной ноге палочкой и пробормотал: «Ферула.» Бинты обвились вокруг ноги Рона, накрепко привязав её к шине. Люпин помог ему подняться; Рон осторожно ступил на больную ногу и даже не поморщился.

— Гораздо лучше, — сказал он. — Спасибо.

— А как быть с профессором Злеем? — тихонько спросила Гермиона, глядя на распростёртую по полу фигуру.

— С ним ничего серьёзного, — Люпин склонился над Злеем и пощупал пульс. — Просто вы проявили чрезмерный… энтузиазм. Он всё ещё без сознания. М-м-м… наверное, будет лучше, если мы не станем оживлять его до прибытия в замок. Мы понесём его таким образом… Он проговорил: «Мобиликорпус.» Злей, к шее, запястьям и коленям которого будто бы привязали невидимые верёвки, мгновенно оказался воздвигнут в вертикальное положение. Голова неприятно болталась, как у огромной марионетки. Он висел в нескольких дюймах над землёй, ноги безжизненно раскачивались. Люпин поднял плащ-невидимку и запихнул его в карман.

— Двоих из нас надо приковать к вот этому вот, — Блэк пхнул Петтигрю носком ботинка. — Чтобы наверняка.

— Это буду я, — сказал Люпин.

— И я, — Рон со свирепым видом

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 101 - 101 из 116


Фотогалерея