Гарри Поттер и Принц-полукровка

89

но Думбльдор препятствовал этому — что, как я сказал, совершенно понятно.

Гарри по-прежнему не раскрывал рта и ждал.

— Столько слухов! — тихо воскликнул Скримжер. — Конечно, мы оба знаем, как у нас умеют все переврать… странные разговорчики о пророчестве…. о том, что ты — Избранный…

Вот это уже ближе к делу, подумал Гарри, вот почему мы здесь.

— …полагаю, вы обсуждали это с Думбльдором?

Гарри напряженно задумался, не зная, солгать или нет. Он смотрел на маленькие следы гномов на клумбах и разворошенное место, где Фред поймал нынешнее украшение елочной верхушки. Наконец, Гарри решить сказать правду… или часть правды.

— Да, обсуждали.

— Вот как, вот как… — забормотал Скримжер. Гарри видел уголком глаза, что министр прищурился и внимательно на него смотрит, а потому притворился, будто донельзя заинтересован гномом, который высунул голову из-под заледеневшего рододендрона. — Что же говорит Думбльдор?

— Извините, но это наша с ним тайна, — ответил Гарри.

Он старался быть крайне любезен, и Скримжер в ответ проговорил тоже очень легким и дружелюбным тоном:

— Разумеется, разумеется, я и не хочу, чтобы ты выдавал… ни в коем случае… и потом, разве это так важно, Избранный ты или нет?

Гарри внимательно обдумал его слова и только потом вымолвил:

— Не понимаю, что вы хотите сказать, министр.

— То есть, конечно же, для тебя это чрезвычайно важно, — хохотнул Скримжер. — Но для колдовского сообщества… дело в эмоциях, верно? В том, во что люди верят.

Гарри молчал. Он начал смутно понимать, куда клонит министр, но не собирался помогать ему подойти к сути. Гном рылся у корней рододендрона, разыскивая червяков; Гарри не отрывал от него взгляда.

— Понимаешь, люди верят, что ты — Избранный, — продолжал Скримжер. — Считают тебя героем… каким ты, избранный или нет, несомненно, являешься! Сколько раз ты уже противостоял Тому-Кто-Не-Должен-Быть-Помянут? Впрочем, неважно, — не дожидаясь ответа, заторопился министр, — главное, что для многих ты, Гарри, символ надежды. Некто, кому, возможно, самой судьбой предназначено уничтожить Того-Кто-Не-Должен-Быть-Помянут… это не может не укреплять моральный дух. Я уверен, когда ты это поймешь, то сочтешь своей, скажем так, обязанностью примкнуть к министерству и поднять общественное настроение.

Гном нашел червяка и теперь тянул изо всех сил, стараясь вытащить его из мерзлой земли. Гарри молчал так долго, что Скримжер перевел взгляд на гнома и произнес:

— Забавные ребята, да? Ну, что скажешь, Гарри?

— Я не вполне понимаю, чего вы хотите, — медленно заговорил Гарри. — «Примкнуть к министерству»… что это значит?

— Ничего особо обременительного, уверяю тебя, — ответил Скримжер. — Например, если ты будешь время от времени показываться в министерстве, это произведет должное впечатление. Кстати, там у тебя будет масса возможностей побеседовать с Гавейном Робардсом, который сменил меня в кабинете авроров. Долорес Кхембридж говорит, ты мечтаешь стать аврором. Что же, это очень легко устроить…

Гарри почувствовал, как в душе стремительно закипает ярость: неужто Долорес Кхембридж оставили в министерстве?

— То есть, попросту говоря, — сказал он таким тоном, словно желал всего лишь прояснить пару неясных моментов, — вы хотите создать впечатление, будто я работаю в министерстве?

— Это укрепило бы боевой дух нации, Гарри, — в голосе Скримжера звучало явное облегчение оттого, что Гарри так быстро согласился. — Избранный печется о нас и все такое прочее… народу нужна надежда, ощущение, что дело делается…

— Но ведь если я буду мелькать в министерстве, — сказал Гарри, пока еще вежливо, — люди могут решить, что я одобряю вашу политику?

— Ну, — Скримжер слегка нахмурился, — да; в частности, поэтому мы хотим…

— Нет, вряд ли что-то получится, — мило улыбнулся Гарри. — Видите ли, мне ужасно не нравятся некоторые ваши действия. Например, арест Стэна Стражера.

Скримжер молчал, мгновенно напрягшись.

— Я и не ждал, что ты поймешь, — произнес он чуть погодя, скрывая свой гнев намного хуже, чем Гарри. — Суровые времена требуют суровых решений. Тебе всего шестнадцать…

— Думбльдору намного больше, но и он не считает, что Стэн должен сидеть в Азкабане, — перебил Гарри. — Вы сделали Стэна козлом отпущения, а из меня хотите сделать амулет.

Они долго и сурово смотрели друг на друга. Потом Скримжер изрек без тени теплоты:

— Ясно. Ты предпочитаешь — как твой герой Думбльдор — полностью размежеваться с министерством?

— Я не хочу, чтобы мной пользовались, — сказал Гарри.

— Другой счел бы своим долгом послужить министерству!

— Да, а кто-то еще счел бы вашим долгом сажать в Азкабан только настоящих преступников! — Возмущение Гарри нарастало с каждой секундой. — Вы такой же, как Барти Сгорбс. Неужели министерство ничего не может сделать как надо? У вас либо Фудж, который притворялся, что все чудесно, пока людей не начали убивать у него под носом, либо вы, который бросает в тюрьму невиновных и хочет изобразить, будто на него работает Избранный!

— Так ты не Избранный? — резко оборвал Скримжер.

— Кажется, вы говорили, что это неважно? — горько рассмеялся Гарри. — Вам, во всяком случае.

— Так говорить не следовало, — быстро сказал Скримжер. — Это было бестактно…

— Нет, всего-навсего честно, — возразил Гарри. — Одна из немногих правдивых вещей, которые я услышал. Вам безразлично, умру я или выживу, важно только, чтобы я помог убедить общественность, будто вы побеждаете

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 89 - 89 из 168


Фотогалерея