Гарри Поттер и Принц-полукровка

72

На следующий день первым уроком была гербология. Утром, за завтраком, Гарри, опасаясь чужих ушей, не смог рассказать Рону и Гермионе о занятии с Думбльдором, но потом, когда они шли через огород к теплицам, коротко ввел друзей в курс дела. Пронзительный ветер, не стихавший все выходные, наконец успокоился, и кругом снова висел странный туман, из-за которого дорога к теплице заняла несколько больше времени, чем обычно. В этом семестре шестиклассникам предстояло изучать свирепней. Ребята выбрали себе сучковатый пень, встали вокруг него и начали натягивать защитные перчатки.

— Фу, даже думать противно: маленький Сами-Знаете-Кто, — шепотом проговорил Рон. — Но я все равно не понимаю, зачем Думбльдор тебе это показывает. То есть, оно, конечно, страшно интересно и прочее, но зачем?

— Кто его знает, — ответил Гарри, вставляя зубной щит. — Он говорит, это очень важно и поможет мне выжить.

— А по-моему, здорово, — серьезно сказала Гермиона. — Тебе необходимо выяснить о Вольдеморте как можно больше. Надо же знать его слабости.

— Кстати, как прошел последний ужин у Дивангарда? — поинтересовался Гарри, из-за щита очень невнятно.

— Знаешь, довольно хорошо, — Гермиона надела защитные очки. — Он, конечно, нудил про своих знаменитых учеников и буквально стелился перед Маклаггеном из-за его необыкновенных связей, но зато очень вкусно накормил и познакомил с Гвеног Джонс.

— Гвеног Джонс? — Рон ошалело уставился на нее сквозь очки. — Та самая? Капитанша «Граальхедских гарпий»?

— Совершенно верно, — кивнула Гермиона. — Правда, я лично думаю, что она слишком задается, но…

— Хватит болтать! — строго прикрикнула профессор Спаржелла, которая быстрым шагом ходила между учениками. — Вы отстаете; все уже приступили к работе, а Невилль добыл первый стручок!

Ребята оглянулись. Действительно, Невилль, с окровавленной губой и жуткими царапинами на щеке, сжимал в руках неприятно пульсирующий зеленый плод величиною с грейпфрут.

— Все, все, профессор, приступаем! — сказал Рон, а когда Спаржелла отвернулась, тихо добавил, обращаясь к Гарри: — Надо было наложить Маффлиато.

— Нет, не надо! — тут же возмутилась Гермиона. Она всегда очень бурно реагировала на упоминания о Принце-полукровке и его заклинаниях. — Ладно, все… пора начинать…

Она обреченно посмотрела на мальчиков. Все трое тяжело вздохнули и решительно кинулись на сучковатый пень.

Тот моментально ожил; из верхушки выстрелили длинные колючие плети, похожие на ежевичные, и принялись исступленно хлестать по воздуху. Одна ветвь вцепилась в волосы Гермионы, но Рон геройски отогнал ее секатором. Гарри, изловчившись, захватил пару стеблей и связал их вместе; в сердцевине извивающихся как щупальца веток образовалось отверстие. Гермиона храбро сунула туда руку по самый локоть, но отверстие закрылось, поймав ее в ловушку. Гарри с Роном начали тянуть и ломать ветви, размыкая «челюсти», и Гермиона сумела выдернуть руку. В горсти она сжимала стручок, такой же, как у Невилля. Колючие ветви мгновенно убрались внутрь, и сучковатый пень сразу превратился в мертвый, абсолютно безобидный на вид кусок дерева.

— Когда у меня будет свой сад, я такую гадость заводить не стану, — объявил Рон, резким движением сдвигая очки на лоб и вытирая потное лицо.

— Дайте миску, — попросила Гермиона. Она старалась держать пульсирующий плод как можно дальше от себя и с омерзением бросила его миску, которую протянул Гарри.

— Нечего нос воротить, выжимайте их, выжимайте, они лучше всего, когда свежие! — крикнула профессор Спаржелла.

— В общем, — сказала Гермиона, продолжая прерванный разговор с такой невозмутимостью, словно сражения с пнем не было вовсе, — Дивангард хочет устроить рождественский вечер, и тебе, Гарри, на этот раз не отвертеться: он попросил меня выяснить, какие дни у тебя свободны, чтобы ты точно мог прийти.

Гарри застонал. Рон, который пытался расколоть стручок, сжимая его обеими руками, выпрямился и, надавив изо всех сил, недовольно буркнул:

— Эта вечеринка тоже для любимчиков?

— Для Диван-клуба, да, — подтвердила Гермиона.

Стручок выскользнул из пальцев Рона, отлетел, ударился в окно теплицы, срикошетил, попал в голову профессору Спаржелле и сбил с нее старую залатанную шляпу. Гарри пошел подобрать стручок; когда он вернулся, Гермиона говорила:

— Слушай, это не я придумала название «Диван-клуб»…

— «Диван-клуб», — презрительно повторил Рон с гримасой, достойной Драко Малфоя. —Просто позор какой-то. Ладно, желаю хорошо повеселиться. Может, тебе охмурить Маклаггена, тогда Дивангард назначит вас королем и королевой Диванючек…

— Нам разрешили пригласить гостей, — сказала Гермиона и непонятно почему жгуче покраснела. — Я хотела позвать тебя, но раз, по-твоему, это настолько глупо, то не буду!

Гарри внезапно пожалел, что стручок не улетел намного дальше: тогда сейчас он не оказался бы рядом с Роном и Гермионой. Они оба его не замечали; он схватил миску и принялся воевать со стручком, стараясь создать как можно больше шума, но, к несчастью, все равно слышал каждое слово из разговора своих друзей.

— Ты хотела позвать меня? — спросил Рон совсем другим голосом.

— Да, — гневно бросила Гермиона. — Но если ты больше хочешь, чтобы я охмурила Маклаггена…

Повисла пауза. Гарри энергично долбил совком по тугому стручку.

— Совсем не хочу, — очень тихо пробормотал Рон.

Гарри, промахнувшись, попал совком по миске; она разбилась.

— Репаро, — сказал он, беспорядочно

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 72 - 72 из 168


Фотогалерея