Гарри Поттер и Принц-полукровка

70

на другой, словно пытаясь поймать хоть один из них на вранье.

— Колдовства? — шепотом повторил он.

— Точно так, — подтвердил Думбльдор.

— А то, что я умею… это колдовство?

— А что ты умеешь?

— Все что угодно, — возбужденно выдохнул Реддль. Краска, поднявшись по шее, вползла на его впалые щеки; он был словно в горячке. — Двигаю вещи, не трогая их руками. Заставляю зверей делать то, что мне надо, без всякой дрессировки. Могу сделать тем, кто меня раздражает, что-нибудь нехорошее. Если захочу, могу причинить им боль.

У него задрожали ноги. Пошатнувшись, он отступил назад, снова сел на кровать и уставился на свои руки, склонив голову, будто в молитве.

— Я знал, что я — другой, — прошептал он, обращаясь к своим трясущимся пальцам. —Особенный. Всегда знал: во мне что-то есть.

— И был прав, — сказал Думбльдор. Он больше не улыбался, но внимательно наблюдал за Реддлем. — Ты — колдун.

Реддль поднял голову. Его лицо изменилось, осветившись безумным счастьем, но почему-то это не сделало его приятнее; напротив, точеные черты огрубели, в них появилось что-то звериное.

— Вы тоже колдун?

— Да.

— Докажите, — потребовал Реддль тем же командным тоном, каким сказал: «говорите правду».

Думбльдор вскинул брови.

— Насколько я понимаю, ты принимаешь предложение учиться в «Хогварце»?

— Конечно!

— Тогда тебе следует обращаться ко мне «профессор» или «сэр».

На долю секунды лицо Реддля стало еще жестче, но потом он произнес неузнаваемо вежливым голосом:

— Извините, сэр. Я хотел попросить: пожалуйста, профессор, не могли бы вы показать….

Гарри был уверен, что Думбльдор откажется под предлогом, что в «Хогварце» у них будет масса времени для демонстрации колдовских умений, а на территории муглов лучше соблюдать осторожность. Но Думбльдор, к его величайшему удивлению, достал из внутреннего кармана пиджака волшебную палочку, направил в угол, на старый гардероб, и легонько взмахнул ею.

Гардероб загорелся.

Реддль вскочил, взвыв от ужаса и возмущения, что не удивительно: в шкафу, вероятно, хранились все его вещи. Однако стоило ему гневно повернуться к Думбльдору, как пламя исчезло. Гардероб при этом нисколько не пострадал.

Реддль еще раз посмотрел на шкаф, на Думбльдора, а затем с алчным видом указал на палочку.

— Где такие берут?

— Всему свое время, — ответил Думбльдор. — Кажется, из твоего гардероба что-то вырывается.

Действительно, изнутри доносился слабый стук. Реддль впервые за все время испугался.

— Открой дверцу, — сказал Думбльдор.

Реддль помешкал, затем прошел к шкафу и распахнул дверь. На верхней полке, над штангой с поношенной одеждой, стояла трясущаяся картонная коробка. В ней что-то громыхало, будто оттуда отчаянно пыталась вылезти стая мышей.

— Достань, — велел Думбльдор.

Реддль испуганно снял с полки попискивающую коробку.

— Там находится то, что тебе не принадлежит? — спросил Думбльдор.

Реддль посмотрел на Думбльдора ясным и долгим взглядом, словно что-то вычислял в уме.

— Да, сэр, — ответил он наконец без всякого выражения.

— Открой, — сказал Думбльдор.

Реддль, не глядя на него, снял крышку и вывалил содержимое коробки на постель. Гарри, который ожидал чего-то необыкновенного, с изумлением увидел самые простые предметы: чертика на ниточке, серебряный наперсток, потускневшую губную гармошку. Оказавшись на воле, вещи мигом перестали дрожать и спокойно улеглись на одеяле.

— Ты все вернешь законным владельцам и принесешь извинения, — спокойно проговорил Думбльдор, убирая палочку в карман. — Я узнаю, было ли это сделано. И предупреждаю: в «Хогварце» воровства не терпят.

Реддль ничуть не смутился, по-прежнему холодно, оценивающе глядя на Думбльдора, и наконец произнес бесцветным голосом:

— Да, сэр.

— В «Хогварце», — продолжал Думбльдор, — учат не только колдовать, но и управлять своими способностями. Ты — ненамеренно, я уверен — применил их неподобающим образом. В нашей школе это не допускается. Конечно, ты не первый и не последний, кто поддался порыву. Но ты должен знать, что за провинности из «Хогварца» могут исключить, а министерство магии — да-да, есть такое министерство — наказывает нарушителей закона еще строже. Молодым колдунам следует понимать, что, вступая в наш мир, они должны подчиняться нашим законам.

— Да, сэр, — повторил Реддль.

Невозможно было прочесть его мысли; он с непроницаемым лицом сложил украденное обратно в коробку, а закончив, повернулся к Думбльдору и нагло заявил:

— Денег у меня нет.

— Это поправимо, — ответил Думбльдор и достал из кармана кожаный кошелек. — В «Хогварце» имеется фонд для тех, кому нужна помощь для приобретения формы и учебников. Вероятно, какие-то книги заклинаний и прочее придется купить в магазине подержанных товаров, но…

— А где продаются книги заклинаний? — перебил Реддль. Он взял у Думбльдора тяжелый кошелек, даже не поблагодарив, и теперь изучал толстый золотой галлеон.

— На Диагон-аллее, — сказал Думбльдор. — Список необходимых вещей у меня с собой. Я могу помочь купить все это…

— Вы пойдете со мной? — Реддль поднял глаза.

— Конечно, если ты…

— Вы мне не нужны, — заявил Реддль. — Я привык делать все сам и всегда хожу по Лондону один. Как добраться до этой вашей Диагон-аллеи… сэр? — добавил он, поймав взгляд Думбльдора.

Гарри думал, Думбльдор будет настаивать на том, чтобы сопровождать Реддля, но директор опять его удивил. Он протянул Реддлю конверт со списком и, подробно объяснив,

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 70 - 70 из 168


Фотогалерея