Гарри Поттер и Принц-полукровка

167

дурацкой благородной причине, да?

— Эти несколько недель с тобой… они были словно из другой, прекрасной жизни, — сказал Гарри. — Но я не могу… мы не можем… дальше я должен идти один.

Она не плакала, просто смотрела на него.

— Вольдеморт использует тех, кто дорог его врагам. Однажды он уже сделал из тебя наживку, всего лишь потому, что ты — сестра моего лучшего друга. Подумай, какая опасность тебя ждет, если мы останемся вместе. Он узнает, пронюхает. И попытается добраться до меня через тебя.

— А если мне безралично? — с яростным вызовом бросила Джинни.

— Мне не безралично, — ответил Гарри. — Как, по-твоему, я бы себя чувствовал, если бы это были твои похороны… и по моей вине…

Джинни отвела глаза и посмотрела на озеро.

— Я никогда по-настоящему не отказывалась от мечты о тебе, — проговорила она. — Всегда надеялась… Гермиона говорила, что надо жить своей жизнью и даже встречаться с другими, чтобы стать более раскованной… я ведь и рта не могла раскрыть в твоем присутствии, помнишь? А она считала, что ты скорее обратишь на меня внимание, если я буду… сама собой.

— Экая умница наша Гермиона, — Гарри постарался улыбнуться. — Жалко только, что я поздно спохватился. У нас было бы столько времени… месяцы… даже годы…

— Но ты же был занят, все время спасал колдовской мир, — грустно рассмеялась Джинни. — В общем… не могу сказать, что ты меня удивил. Я знала, что в конце концов так и случится. Что ты не будешь счастлив, пока не расправишься с Вольдемортом. Наверное, поэтому ты мне и нравишься.

Гарри не мог больше слушать; он боялся, что если и дальше будет сидеть рядом с Джинни, то его решимость пошатнется. Он посмотрел на Рона. Тот держал за руку и гладил по голове Гермиону, которая плакала у него на плече; слезы так и капали с кончика ее длинного носа. Гарри отчаянно махнул рукой, встал, отвернулся от Джинни и могилы Думбльдора и зашагал вокруг озера. Движение приносило хоть какое-то облегчение; пожалуй, на поиски окаянтов и смертный бой с Вольдемортом тоже лучше пуститься сразу, а не ждать у моря погоды…

— Гарри!

Он обернулся. Руфус Скримжер быстро приближался к нему по берегу, хромая и опираясь на трость.

— Я надеялся поговорить с тобой… не возражаешь, если мы немного прогуляемся вместе?

— Нет, — Гарри безразлично пожал плечами и пошел дальше.

— Ужасная трагедия, Гарри, — задушевно начал Скримжер, — не могу передать, как она меня потрясла. Думбльдор был величайшим колдуном эпохи. У нас с ним, как тебе известно, были разногласия, но никто лучше меня не знает…

— Чего вы хотите? — ровным голосом спросил Гарри.

На лице Скримжера выразилось раздражение, которое, впрочем, быстро сменилось сочувственным пониманием.

— Разумеется, ты убит горем, — сказал он. — Вы с Думбльдором были очень близки... Ты, наверное, был его самым любимым учеником. Вас соединяло…

— Чего вы хотите? — резко остановившись, повторил Гарри.

Скримжер тоже остановился и, опираясь на трость, пристально, с откровенной расчетливостью, посмотрел на Гарри.

— Говорят, ты был с ним, когда он умер.

— Кто говорит? — поинтересовался Гарри.

— Уже после смерти Думбльдора кто-то сбил сногсшибальным заклятием Упивающегося Смертью. А еще на башне нашли две метлы. Министерство в состоянии сложить два и два, Гарри.

— Рад это слышать, — ответил тот. — Но только где я был с Думбльдором и зачем, мое дело. Он не хотел, чтобы об этом знали.

— Подобная преданность, разумеется, делает тебе честь, — сказал Скримжер, с трудом сдерживая раздражение, — однако Думбльдор умер, Гарри. Его больше нет.

— Он действительно покинет эту школу только тогда, когда в ней не останется ни одного преданного ему человека, — Гарри невольно улыбнулся.

— Милый мальчик… даже Думбльдор не может вернуться из…

— Да я и не говорю... Ладно, вам не понять. В общем, мне вам сказать нечего.

Скримжер помялся, а затем произнес деликатным, с его точки зрения, тоном:

— Понимаешь, Гарри, министерство обеспечит тебе беспрецедентную защиту. Я с радостью предоставлю в твое распоряжение двух-трех авроров…

Гарри рассмеялся.

— За мной охотится сам Вольдеморт — никакие авроры его не остановят. Так что спасибо за предложение, но… нет.

— Иными словами, — сказал Скримжер, теперь уже очень холодно, — то, что я предложил тебе на Рождество…

— Что? Ах да… рассказывать всем и каждому, какие вы молодцы, в обмен на…

— Спокойствие общества! — рявкнул Скримжер.

Мгновение Гарри молча смотрел на него.

— Вы освободили Стэна Стражера?

Скримжер побагровел и сделался невероятно похож на дядю Вернона.

— Я вижу, ты…

— Целиком и полностью человек Думбльдора, — перебил Гарри. — Да. Это точно.

Еще секунду министр яростно взирал на него, потом отвернулся и без лишних слов захромал прочь. Перси и остальная свита поджидали его, нервно поглядывая на рыдающего Огрида и Гурпа, которые пока не вставали с места. Рон и Гермиона спешили к Гарри; Скримжер прошел мимо них. Гарри повернулся и медленно побрел дальше. Друзья нагнали его под буковым деревом, в тени которого они втроем часто сиживали в более счастливые времена.

— Чего хотел Скримжер? — шепотом спросила Гермиона.

— Того же, что и на Рождество, — пожал плечами Гарри. — Выведать тайны Думбльдора и сделать из меня своего нового плакатного мальчика.

Рон секунду боролся с собой, а потом громко взмолился, обращаясь к Гермионе:

— Слушай, можно я сбегаю накостыляю Перси?

— Нет, — твердо ответила она и схватила

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 161 162 163 164 165 166 167 168 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 167 - 167 из 168


Фотогалерея