Гарри Поттер и Принц-полукровка

163

Она стремительно прошла к двери и открыла ее. Гарри быстро спустился по винтовой лестнице и направился прочь; плащ-невидимка остался на вершине астрономической башни, но это не имело значения; в коридорах не было ни души — даже Филча, миссис Норрис или Дрюзга. Так никого и не встретив, Гарри свернул в коридор, ведущий к общей гостиной «Гриффиндора».

— Это правда? — прошептала Толстая тетя. — Правда? Думбльдор — умер?

— Да, — сказал Гарри.

Она вскрикнула и, не дожидаясь пароля, качнулась вперед и пропустила его.

Как и предполагал Гарри, в общей гостиной было полно народа. При его появлении воцарилась тишина. Он заметил неподалеку Дина и Симуса: значит, в спальне никого или почти никого. Гарри, не промолвив ни слова, ни на кого не взглянув, пересек комнату и закрыл за собой дверь в спальню мальчиков.

Он надеялся, что Рон будет ждать его, и действительно, тот, не переодеваясь, сидел на кровати. Гарри сел к себе. Какое-то время они молча смотрели друг на друга.

— Школу хотят закрыть, — сказал Гарри.

— Люпин так и говорил, — ответил Рон.

Они помолчали.

— Ну? — спросил Рон настолько тихо, будто боялся, что мебель может их подслушать. — Вы нашли его? Забрали? Этот… окаянт?

Гарри помотал головой. Все, что произошло у черного озера, казалось забытым ночным кошмаром; неужели это действительно было, да еще так недавно?

— Не удалось? — упавшим голосом прошептал Рон. — Его там не оказалось?

— Его взял кто-то другой, а вместо него оставил фальшивку, — объяснил Гарри.

— Взял…?

Гарри молча достал из кармана лжемедальон, открыл и передал Рону. С подробным рассказом можно подождать… сейчас это неважно… все неважно, кроме самого конца — конца бесполезного путешествия, конца жизни Думбльдора…

— Р.А.Б., — еле слышно произнес Рон, — но кто это?

— Понятия не имею, — Гарри лег на спину и невидяще уставился в потолок. Никакой Р.А.Б. его не интересовал; вряд ли ему вообще что-нибудь когда-нибудь будет интересно. Внезапно он осознал, что за окнами стало тихо. Янгус перестал петь.

И Гарри, не зная, как и почему, понял, что феникс навсегда покинул «Хогварц» — так же, как Думбльдор навсегда покинул этот мир… покинул Гарри.

Глава тридцатая. Белая гробница

Все уроки отменили; экзамены отложили. Кое-кого из учеников родители поспешили забрать — близняшек Патил не было уже наутро после смерти Думбльдора, Заккерайеса Смита увез его высокомерный отец. Зато Симус Финниган наотрез отказался уезжать домой с матерью; они долго кричали друг на друга в вестибюле и в конце концов договорились, что она останется в школе до похорон. По словам Симуса, она с трудом нашла, где переночевать — Хогсмед буквально наводнили колдуны и ведьмы, желавшие сказать последнее «прости» Думбльдору.

Бледно-голубая карета размером с дом, запряженная дюжиной крылатых коней, грандиозно приземлившаяся на опушку Запретного леса вечером накануне похорон, наделала много шума среди школьников помладше — им подобное зрелище было в новинку. Гарри видел в окно, как раскрылись двери и по лесенке спустилась огромная, очень красивая женщина с оливковой кожей и черными волосами, которая тут же бросилась в поджидавшие ее объятия Огрида. Министерскую делегацию и самого министра магии разместили в замке. Гарри старательно избегал встречи с ними, опасаясь расспросов о последней отлучке Думбльдора.

Гарри, Рон, Гермиона и Джинни все время проводили вместе. Как назло, стояла чудесная погода; Гарри невольно представлял, как бы все было, если б не умер Думбльдор: последние дни перед каникулами, теплынь, никаких домашних заданий, экзамены у Джинни кончились — и час за часом откладывал неизбежное. Он знал, что это необходимо и правильно, но… не мог отказаться от последнего утешения.

Два раза в день они ходили в больницу; Невилля выписали, но Билл оставался под наблюдением мадам Помфри. Его шрамы не заживали; внешне он сильно напоминал Шизоглаза Хмури (к счастью, с двумя глазами и руками), но в остальном совершенно не изменился, если не считать внезапной любви к полусырым бифштексам.

— …вот и хогошо, что он на мне женьится, — счастливо щебетала Флер, взбивая подушки Билла, — я всегда говогила, что англьичане стгашно пегежагивают мьясо.

— Кажется, придется смириться с их свадьбой, — вздохнула Джинни в тот же день вечером. Она, Гарри, Рон и Гермиона сидели у открытого окна гриффиндорской гостиной и смотрели, как сгущаются сумерки.

— Флер не такая уж плохая, — сказал Гарри, но, заметив, что брови Джинни поползли кверху, торопливо прибавил: — Правда, страшенная…

Джинни невольно хихикнула.

— Ладно, если мама может ее терпеть, то я тем более.

— Из знакомых кто-нибудь окочурился? — спросил Рон Гермиону, которая листала «Прорицательскую».

Гермиона поморщилась от его напускной толстокожести и, сложив газету, укоризненно ответила:

— Нет. Злея ищут, но безрезультатно…

— Естественно, — бросил Гарри. Как только всплывала эта тема, он начинал кипятиться. — Пока не найдут Вольдеморта, не найдут и Злея, а учитывая, что за все время они так и не…

— Пойду спать, — зевнула Джинни. — Я толком не спала с тех пор, как… м-м-м… в общем, поспать не помешает.

Она поцеловала Гарри (Рон демонстративно отвернулся), помахала рукой остальным и ушла. Дверь в спальню девочек закрылась. И тут же Гермиона с самым что ни на есть гермионистым выражением лица наклонилась к Гарри:

— Утром я была в библиотеке и кое-что нашла…

— Р.А.Б.? — встрепенулся Гарри.

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 161 162 163 164 165 166 167 168 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 163 - 163 из 168


Фотогалерея