Гарри Поттер и Принц-полукровка

162

ответ. Именно здесь, в этом кабинете, Думбльдор сказал ему, что знать об их занятиях могут только Рон и Гермиона, больше никто.

— Гарри, это может быть важно, — напомнила профессор Макгонаголл.

— Даже очень, — подтвердил Гарри, — но он просил молчать.

Профессор Макгонаголл недовольно воззрилась на него.

— Поттер, — (Гарри отметил обращение по фамилии), — в свете гибели профессора Думбльдора… ты должен понимать, что ситуация изменилась…

— Мне так не кажется, — Гарри пожал плечами. — Профессор Думбльдор ни разу не говорил, что в случае его смерти его приказы отменяются.

— Но…

— Впрочем, кое-что вам знать необходимо, причем до появления министерских. Мадам Росмерта находится под проклятием подвластия, она помогала Малфою и Упивающимся Смертью, именно так ожерелье и отравленный мед…

— Росмерта? — неверяще переспросила профессор Макгонаголл, но больше ничего сказать не смогла: в дверь постучали, и в комнату печально вошли Спаржелла, Флитвик и Дивангард, а следом — безутешно рыдающий, содрогающийся всем телом Огрид.

— Злей! — потрясенно выпалил Дивангард. Он был бледен и весь в испарине. — Злей! Я учил его! Думал, что хорошо знаю!

Ответить никто не успел, потому что сверху, со стены, заговорил чей-то резкий голос: на пустой холст только что вернулся колдун с короткой черной челкой и землистым лицом.

— Минерва, министр прибудет через несколько секунд, он только что дезаппарировал из министерства.

— Благодарю, Эверард, — кивнула профессор Макгонаголл и сразу повернулась к остальным.

— До того, как он явится, я хочу обсудить с вами судьбу «Хогварца», — быстро заговорила она. — Я не уверена, что в следующем году школа будет работать. Смерть директора от руки коллеги — страшное пятно на нашей репутации. Это чудовищно.

— Думбльдор не хотел бы, чтобы школа закрывалась, — убежденно сказала профессор Спаржелла. — По-моему, школа должна работать даже ради одного-единственного ученика.

— Будет ли он у нас, этот единственный ученик, после всего случившегося? — Дивангард промокнул лоб шелковым носовым платком. — Родители не захотят отпускать от себя детей, и я их понимаю. Лично мне кажется, что в «Хогварце» ничуть не опаснее, чем где бы то ни было, но едва ли матери со мной согласятся. Они сочтут, что надежнее держать детей дома, и это совершенно естественно.

— Согласна, — вздохнула профессор Макгонаголл. — К тому же, нельзя сказать, что Думбльдор не предвидел подобной ситуации. Когда вновь открылась Комната Секретов, он сам всерьез подумывал закрыть школу — а ведь убийство директора, с моей точки зрения, куда страшнее слизеринского монстра в подземельях замка…

— Надо поставить этот вопрос перед попечительским советом, — проскрипел профессор Флитвик; на лбу у него багровел огромный синяк, но никаких других последствий обморока заметно не было. — Мы должны следовать установленной процедуре. И не принимать поспешных решений.

— Огрид, ты молчишь, — сказала профессор Макгонаголл. — Как, по-твоему, надо закрывать «Хогварц» или нет?

Огрид, безмолвно ливший слезы в большой носовой платок, поднял опухшие красные глаза и всхлипнул:

— Не знаю, профессор…. это дело завучей и нового директора…

— Профессор Думбльдор очень ценил твое мнение, — ласково произнесла профессор Макгонаголл, — и я тоже.

— Ну, я-то сам останусь, — ответил Огрид. Громадные слезы вытекали из уголков его глаз и сбегали по щекам в спутанную бороду. — Тут мой дом, с тринадцати годов. И ежели найдутся детишки, которым захочется у меня учиться, то и славно. Только… я не знаю… «Хогварц» без Думбльдора…

Он подавился рыданиями и опять уткнулся в носовой платок. Повисло молчание.

— Хорошо, — профессор Макгонаголл выглянула в окно, проверяя, не идет ли министр, — в таком случае я вынуждена согласиться с Филиусом: нужно обратиться в попечительский совет. Он и примет окончательное решение.

— Теперь, что касается отправки детей по домам… пожалуй, разумно сделать это поскорее. «Хогварц-экспресс» можно вызвать хоть на утро…

— А как же похороны? — впервые за долгое время заговорил Гарри.

— Похороны… — голос профессора Макгонаголл дрогнул, и она сразу растеряла всю свою деловитость, — я… знаю, что Думбльдор хотел лежать здесь, в «Хогварце»…

— Значит, так и будет? — со свирепой настойчивостью спросил Гарри.

— Если министерство сочтет возможным, — ответила Макгонаголл. — Никто из директоров раньше не…

— Никто из директоров не отдавал этой школе так много, — грозно сказал Гарри.

— Местом упокоения Думбльдора должен стать «Хогварц», — уверенно заявил профессор Флитвик.

— Точно, — подхватила профессор Спаржелла.

— И тогда, — сказал Гарри, — нельзя отсылать учеников до похорон. Они захотят попро…

Последнее слово застряло у него в горле, но профессор Спаржелла закончила за него:

— Попрощаться.

— Золотые слова! — пискнул Флитвик. — Золотые! Школьники должны отдать последний долг, это правильно. А уж после мы отошлем их домой.

— Правильно, — коротко бросила профессор Спаржелла.

— Полагаю… что так… — взволнованно сказал Дивангард. Огрид задушенным возгласом тоже выразил свое согласие.

— Идет, — внезапно сообщила профессор Макгонаголл, глядя вниз, во двор. — Министр… а с ним, похоже, целая делегация…

— Можно мне уйти, профессор? — тут же спросил Гарри.

У него не было никакого желания видеть Руфуса Скримжера и отвечать на его вопросы.

— Можно, — разрешила профессор Макгонаголл, добавив: — И побыстрее.

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 161 162 163 164 165 166 167 168 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 162 - 162 из 168


Фотогалерея