Гарри Поттер и Принц-полукровка

143

В голове неожиданно прояснилось. Он теперь знал, что делать.

Рон и Гермиона сидели в общей гостиной.

— Чего хотел Думбльдор? — начала было Гермиона, но тут же встревоженно спросила: — Гарри, что с тобой?

— Все нормально, — на ходу бросил Гарри. Он взлетел по лестнице в спальню, откинул крышку сундука и достал Карту Мародера и пару свернутых носков. Затем сбежал вниз и резко остановился перед ошарашенными Роном и Гермионой.

— У меня мало времени, — тяжело дыша, проговорил Гарри, — Думбльдор прислал за плащом. Слушайте…

Он коротко рассказал, куда отправляется, и зачем. Он не обращал внимания ни на охи и ахи Гермионы, ни на вопросы Рона; у них еще будет время все обсудить.

— …в общем, вы понимаете, что это значит? — чуть не захлебываясь, закончил Гарри. — Думбльдора вечером не будет, и Малфой сможет преспокойно заняться своими делишками. Нет, послушайте! — гневно зашипел он, увидев, что Рон с Гермионой открыли рты. — Я знаю, что это именно он вопил от радости. На-ка… — Он сунул Гермионе в руку Карту Мародера. — Вы должны следить за ним и Злеем. Привлеките всех, кого найдете, из Д.А. Гермиона, контактные галлеоны еще работают, да? Думбльдор говорит, что установил дополнительную защиту, но, если в дело замешан Злей, то он в курсе, в чем она заключается и как ее обойти — но не знает, что будет у вас под колпаком, верно?

— Гарри… — начала Гермиона с огромными от ужаса глазами.

— На споры нет времени, — отрезал Гарри. — Возьмите еще вот это, — он пихнул Рону носки.

— Спасибо, — поблагодарил Рон. — Но… э-э… зачем мне носки?

— Не носки, а то, что в них завернуто: это фортуна фотунатум. Разделите между собой и Джинни тоже дайте. Попрощайтесь с ней за меня. Мне пора, Думбльдор ждет…

— Нет! — воскликнула Гермиона, когда Рон благоговейно извлек на свет крохотную бутылочку с золотистым зельем. — Нам не нужно, лучше ты возьми, кто знает, что тебя ждет?

— Со мной все будет хорошо, я же с Думбльдором, — ответил Гарри. — Но я хочу быть уверен, что и у вас все в порядке… Не смотри так, Гермиона, мы еще увидимся…

Он выскочил в дыру за портретом и помчался к вестибюлю.

Думбльдор стоял у дубовых дверей и сразу повернулся к Гарри, едва тот, задыхаясь, изнывая от чудовищной рези в боку, выбежал на каменное крыльцо.

— Надень плащ, пожалуйста, — попросил Думбльдор, дождался, пока Гарри станет невидимым, и сказал: — Очень хорошо. Пойдем? — Он сразу начал спускаться по каменным ступеням; летний вечер был так спокоен, что дорожная мантия Думбльдора даже не колыхалась. Гарри под плащом-невидимкой торопился следом, он по-прежнему задыхался и довольно сильно потел.

— Но что подумают люди, когда увидят, что вы опять покидаете школу, профессор? — спросил Гарри, не в силах выкинуть из головы мысли о Злее и Малфое.

— Решат, что я пошел в Хогсмед пропустить стаканчик, — легкомысленно отозвался Думбльдор. — Я ведь иногда наношу визит Росмерте, а не то посещаю «Башку борова»... по крайней мере, всем так кажется. Самый лучший способ отвести подозрения.

Они зашагали по подъездной аллее. Надвигались сумерки, в воздухе витали запахи нагретой травы, озерной воды, горящих поленьев из хижины Огрида. Трудно было поверить, что им предстоит страшное и опасное путешествие.

— Профессор, — тихо сказал Гарри, завидев ворота, — мы будем аппарировать?

— Да, — кивнул Думбльдор. — Ты, надо полагать, это уже освоил?

— Освоил, — подтвердил Гарри, — но у меня пока нет прав.

Лучше было сказать правду, а то вдруг он все испортит, очутившись за сотни миль от нужного места?

— Ерунда, — отмахнулся Думбльдор, — я тебе помогу.

Они вышли из ворот на пустынную, еле видную в сумерках дорогу, которая вела в Хогсмед. Тьма сгущалась стремительно; когда они добрались до Высокой улицы, уже наступила ночь. В окнах над магазинами мерцали огоньки. На подходе к «Трем метлам» они услышали сиплый крик.

— …и больше сюда не ходи! — надрывалась мадам Росмерта, выталкивая из своего заведения какого-то чумазого колдуна. — О, здравствуйте, Альбус… что-то поздненько вы…

— Добрый вечер, Росмерта, добрый вечер… прости, я сегодня в «Башку борова»… не обижайся; что-то вдруг захотелось тишины…

Минуту спустя они свернули за угол, к «Башке борова». Вывеска над баром поскрипывала, хотя ветра совсем не чувствовалось. Внутри, в отличие от «Трех метел», почти никого не было.

— Заходить не обязательно, — пробормотал Думбльдор, оглядываясь по сторонам. — Коль скоро никто нас не видел… Положи ладонь мне на руку, Гарри. Не надо сильно хвататься, я буду только направлять тебя. На счет три… раз… два… три…

Гарри повернулся на месте. И сразу почувствовал, будто его протаскивают сквозь тугую резиновую трубу; он не мог дышать, тело сжимало со всех сторон. Но вскоре, когда он почувствовал, что больше не в силах этого выносить и сейчас задохнется, невидимые обручи лопнули, и Гарри обнаружил, что стоит в темноте, жадно вдыхая свежий, холодный морской воздух.

Глава двадцать шестая. Пещера

Гарри чувствовал запах соли, слышал шорох волн; прохладный ветерок ерошил ему волосы; впереди простиралась лунная дорожка, небо пестрело звездами. Он стоял на высокой скале, под ногами бурлили и пенились волны. Гарри оглянулся. За спиной возвышалась гора, отвесная, черная, безликая. От нее, видимо, и откололись когда-то лежавшие вокруг громадные камни, на одном из которых очутились Гарри и Думбльдор. Пейзаж был суровый, безрадостный: море да камни — ни деревца,

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 143 - 143 из 168


Фотогалерея