Гарри Поттер и Принц-полукровка

142

в Гарри. Между серебряными бровями директора пролегла морщинка.

— Что с тобой случилось?

— Ничего, — не раздумывая, соврал Гарри.

— Что тебя огорчило?

— Ничего.

— Гарри, ты никогда не отличался успехами в окклуменции.

Последнее слово оказалось искрой, воспламенившей ярость Гарри.

— Злей! — бросил он, так громко, что Янгус за его спиной тихо вскрикнул. — Вот что случилось! Это он донес Вольдеморту о пророчестве, это он, он подслушивал под дверью, мне Трелани рассказала!

Лицо Думбльдора осталось невозмутимо, однако Гарри показалось, что оно побелело, хоть на нем и лежал кровавый отблеск заходящего солнца. После довольно долгого молчания Думбльдор спросил:

— Когда ты узнал?

— Только что! — Гарри прилагал все усилия, чтобы не раскричаться, и вдруг, неожиданно, его прорвало: — И ВЫ ВЗЯЛИ ЕГО УЧИТЕЛЕМ! КОГДА ОН ПОДОСЛАЛ ВОЛЬДЕМОРТА К МОИМ РОДИТЕЛЯМ?

Он отвернулся от Думбльдора, который до сих пор не повел и бровью, и принялся расхаживать взад-вперед по кабинету. Он дышал тяжело, будто после драки, и потирал костяшки пальцев, из последних сил сдерживаясь, чтобы не начать крушить все вокруг. Ему хотелось бесноваться, орать на Думбльдора, но желание отправиться за окаянтом было не менее велико; чуть не выпалив, что только старый дурак мог столько лет доверять Злею, Гарри испугался: если он не совладает со своим гневом, директор не возьмет его с собой…

— Гарри, — тихо произнес Думбльдор. — Пожалуйста, выслушай меня.

Перестать ходить было трудно — почти так же, как сдерживать крик. Гарри закусил губу, остановился и взглянул в морщинистое лицо Думбльдора.

— Профессор Злей совершил ужасную…

— Только не говорите, что это ошибка, сэр, он подслушивал под дверью!

— Пожалуйста, позволь мне закончить. — Думбльдор дождался, пока Гарри кивнет, и продолжил: — Профессор Злей совершил ужасную ошибку. Когда он услышал первую половину пророчества, он еще состоял на службе у лорда Вольдеморта. Естественно, он поспешил к своему господину и рассказал об услышанном, ведь того это напрямую касалось. Но профессор Злей не знал — не мог знать — за кем из мальчиков начнет охотиться Вольдеморт, не знал, что в своей страшной погоне он уничтожит родителей ребенка и что это окажутся знакомые ему люди, твои отец и мать…

Гарри издал невеселый смешок, прозвучавший почти как вскрик.

— Он ненавидел моего отца не меньше, чем Сириуса! А разве вы не заметили, профессор, что люди, которых Злей ненавидит, почему-то обязательно умирают?

— Ты не представляешь, Гарри, насколько велико было раскаянье профессора Злея, когда он понял, как лорд Вольдеморт истолковал пророчество. Думаю, что это самый большой грех его жизни, из-за него он, собственно, и вернулся…

— Но ведь он-то очень хорошо владеет окклуменцией, не правда ли, сэр? — Гарри так старался говорить спокойно, что его голос дрожал. — А Вольдеморт по-прежнему уверен, что Злей на его стороне. Профессор… откуда вы знаете, что Злей — наш?

Думбльдор помолчал, словно что-то для себя решая, и наконец изрек:

— Знаю. Я полностью доверяю Злодеусу Злею.

Гарри несколько раз глубоко вдохнул, пытаясь совладать с собой. Ему это не удалось.

— Ну, а я — нет! — громко выкрикнул он. — Они и сейчас что-то затевают с Драко Малфоем, прямо у вас под носом, а вы…

— Мы это уже обсуждали, Гарри, — в голосе Думбльдора зазвучали суровые нотки. — Я объяснил тебе свою точку зрения.

— Сегодня вас не будет в школе, а вы, я готов поспорить, даже не подумали, что Злей и Малфой могут…

— Что? — спросил Думбльдор, вскидывая брови. — В чем конкретно ты их подозреваешь?

— Я… они что-то задумали! — воскликнул Гарри, и его руки сами собой сжались в кулаки. — Профессор Трелани заходила в Нужную комнату, хотела спрятать бутылки с хересом, и слышала, как Малфой что-то празднует и вопит от радости! Он чинил там что-то опасное и, по-моему, наконец-то починил, а вы хотите оставить школу без…

— Достаточно, — сказал Думбльдор вполне спокойно, и тем не менее Гарри сразу умолк; он понял, что перешел некую невидимую границу. — Ты думаешь, что во время моих отлучек я оставляю школу без присмотра? Ничего подобного. Сегодня тоже обязательно будет включена дополнительная защита. Пожалуйста, не думай, что я несерьезно отношусь к безопасности школьников.

— Я не… — испуганно замямлил Гарри, но Думбльдор его перебил:

— Я больше не желаю обсуждать эту тему.

Гарри прикусил язык, боясь, что зашел слишком далеко и упустил шанс сопровождать Думбльдора, однако тот спросил:

— Так ты хочешь отправиться со мной сегодня?

— Да, — не раздумывая ответил Гарри.

— Что ж, очень хорошо, тогда слушай.

Думбльдор выпрямился во весь рост.

— Я беру тебя на одном условии: беспрекословно подчиняться моим приказам, сразу и без обсуждений.

— Конечно.

— Надеюсь, ты понял меня, Гарри: даже таким приказам, как «беги», «прячься» и «возвращайся назад». Даешь слово?

— Я… да, конечно.

— Если я прикажу спрятаться, ты подчинишься?

— Да.

— Если прикажу бежать, побежишь?

— Да.

— Если прикажу бросить меня и спасаться, ты сделаешь, как я сказал?

— Я…

— Гарри?

Мгновение они смотрели друг на друга.

— Да, сэр.

— Прекрасно. Тогда я попрошу тебя сходить за плащом-невидимкой и через пять минут ждать меня в вестибюле.

Думбльдор отвернулся к огненному окну; от солнца осталась лишь тускло сияющая рубиново-красная полоска над горизонтом. Гарри быстро вышел из кабинета и спустился по винтовой лестнице.

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 142 - 142 из 168


Фотогалерея