Гарри Поттер и Принц-полукровка

141

лишних раздумий кинула их в большую сине-белую вазу, стоявшую рядом в нише стены.

— Как мне не хватает тебя на уроках, Гарри, — задушевно произнесла она, вышагивая рядом с ним. — Конечно, ты никогда толком не Видел… но зато был замечательным Объектом…

Гарри не ответил; в свое время ему страшно не нравилось быть Объектом бесконечных трагических предсказаний.

— Боюсь, — продолжала профессор Трелани, — что наш коняга… прости, кентавр… полный профан в карточном гадании. Я спрашивала его — как ясновидящий ясновидящего — не ощущает ли он тоже отдаленных вибраций грядущей беды? Но он буквально поднял меня на смех. На смех!

Она истерично повысила голос, и на Гарри ощутимо пахнуло хересом, хотя бутылки остались далеко позади.

— Наверное, глупая лошадь слышала разговоры о том, будто я не унаследовала дар моей прапрабабки. Завистники, дорогой мальчик, кругом завистники... Знаешь, что я отвечаю таким людям, Гарри? Разве Думбльдор дал бы мне место педагога в нашей замечательной школе, разве доверял бы мне так долгие годы, если б я не доказала своей полезности?

Гарри промямлил что-то неопределенное.

— Я хорошо помню нашу с ним первую встречу, — грудным голосом продолжала профессор Трелани. — Он был так потрясен, так потрясен… Я остановилась в «Башке борова»… Кстати, не рекомендую — клопы, мой мальчик… но цены разумные… да… Думбльдор оказал мне честь и посетил меня в моей скромной обители… задал множество вопросов… признаюсь, вначале мне показалось, что он не слишком высокого мнения о прорицании… и вдруг, помню, я почувствовала себя как-то странно, я мало ела в тот день… а потом…

И тут Гарри стал слушать очень внимательно. Он знал, что было дальше: Трелани произнесла пророчество, изменившее весь ход его жизни — пророчество о нем и Вольдеморте.

— …нам самым беспардонным образом помешал Злодеус Злей!

— Что?

— Да; за дверью раздался шум, она распахнулась, и мы увидели на пороге тамошнего неотесанного бармена, а с ним Злея. Он понес какую-то чепуху: якобы они поднялись не по той лестнице… Но я-то сразу поняла, что ему хотелось подслушать мой разговор с Думбльдором — понимаешь, Злей и сам тогда искал работу и, очевидно, рассчитывал узнать что-нибудь ценное! И знаешь, после этого происшествия Думбльдор вдруг переменился ко мне и взял на работу! По-моему, Гарри, наглость и навязчивость молодого человека, не гнушающегося подслушиванием у замочной скважины, так разительно констрастировала с моей скромностью, моим незаметным дарованием, что Думбльдор… Гарри, мальчик мой?

Она оглянулась, только сейчас сообразив, что Гарри нет рядом; он остановился, и она успела отойти от него футов на десять.

— Гарри? — неуверенно повторила профессор Трелани.

Ее лицо выражало испуганную озабоченность: наверное, он весь побелел. Он стоял абсолютно неподвижно, ощущая, как чудовищное потрясение волна за волной обрушивается на него, вымывая из головы все мысли, кроме одной… как же долго от него скрывали…

Так вот кто подслушал пророчество! Вот кто рассказал о нем Вольдеморту! Злей и Питер Петтигрю вместе навели Вольдеморта на след Лили, Джеймса и их сына…

Все остальное вдруг потеряло смысл.

— Гарри? — еще раз позвала профессор Трелани. — Гарри… я думала, мы идем к Думбльдору.

— Стойте здесь, — онемевшими губами произнес Гарри.

— Но, дорогой мой… я хотела рассказать, как меня оскорбили в…

— Стойте здесь! — гневно повторил Гарри.

Она остолбенела от испуга, а он, промчавшись мимо нее, свернул за угол, в коридор, где несла караул одинокая горгулья. Гарри выкрикнул пароль и, прыгая через три ступени, взбежал по винтовой лестнице. Он не постучал в дверь, а забарабанил; когда спокойный голос ответил: «Войдите», Гарри уже влетел в комнату.

Феникс Янгус повернул голову; яркие черные глазки поблескивали золотом, отражая свет заката. Думбльдор, с черной дорожной мантией в руках, стоял у окна и глядел на улицу.

— Ну, Гарри, я обещал взять тебя с собой.

Сначала Гарри ничего не понял; из-за рассказа Трелани у него все повылетало из головы, и мозги, казалось, едва ворочались.

— Взять…? С вами…?

— Разумеется, если ты хочешь.

— Если я…

Тут он внезапно вспомнил, зачем так спешил к Думбльдору.

— Вы нашли? Нашли окаянт?

— Думаю, да.

Гнев и обида боролись с потрясением и азартом; Гарри даже не мог говорить.

— Ты испуган, но это вполне естественно, — сказал Думбльдор.

— Ничего я не испуган! — выпалил Гарри, и это была истинная правда; чего-чего, а страха он не испытавал вовсе. — Какой это окаянт? Где он?

— Я не вполне уверен, какой — впрочем, змею, полагаю, можно исключить — но не сомневаюсь, что он спрятан за много миль отсюда, в пещере у моря, которую я так давно искал: ту, где Том Реддль когда-то издевался над двумя малышами из своего приюта. Помнишь, на ежегодной загородной прогулке?

— Да, — кивнул Гарри. — А как он защищен?

— Не знаю; у меня есть подозрения, но они могут оказаться неверными. — Думбльдор помолчал в нерешительности, а затем добавил: — Гарри, я обещал взять тебя с собой и сдержу слово, однако я просто обязан предупредить, что путешествие будет крайне опасным.

— Я с вами, — заявил Гарри, чуть ли не раньше, чем Думбльдор успел договорить. Его буквально разрывало от ненависти к Злею, и за последние несколько минут желание совершить нечто рискованное и отчаянное стало раз в десять сильнее. Судя по всему, это отражалось на его лице: Думбльдор отошел от окна и внимательно вгляделся

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 141 - 141 из 168


Фотогалерея