Гарри Поттер и Принц-полукровка

123

вверх по лестнице в общую гостиную.

Рон и Гермиона вернулись только к вечеру.

— Гарри! — выкрикнула Гермиона, появляясь в отверстии за портретом. — Гарри, я сдала!

— Молодец! — похвалил он. — А Рон?

— Рон… провалился из-за полной ерунды, — шепотом сообщила Гермиона. Появился Рон, понурый и очень угрюмый. — Ужасно не повезло, такой пустяк, оставил половинку брови, а экзаменатор заметил… Как с Дивангардом?

— Порадовать нечем, — сказал Гарри. Рон подошел к ним. — Вот не повезло! Ничего, обязательно сдашь в следующий раз — вместе со мной.

— Наверное, — проворчал Рон. — Но… половинка брови! Велика важность!

— Да, да, — сочувственно закивала Гермиона, — это уж слишком…

За ужином они только и делали, что ругали жестокого экзаменатора, и в конце концов Рон чуточку повеселел. По дороге в общую гостиную они уже обсуждали неподдающегося Дивангарда и его воспоминание.

— Так что, Гарри, будешь принимать фортуну фортунатум или как? — требовательно спросил Рон.

— Пожалуй, лучше принять, — ответил Гарри. — Конечно, не целый флакон на двенадцать часов, это же не на всю ночь… приму глоточек. Двух или трех часов должно хватить.

— Ощущения потрясающие, — мечтательно произнес Рон. — Кажется, что и шагу не можешь ступить неправильно.

— О чем ты? — засмеялась Гермиона. — Ты же никогда его не принимал!

— Но думал, что принял, — сказал Рон таким тоном, словно объяснял самоочевидную вещь. — Какая разница…

Они видели, что Дивангард совсем недавно пришел в Большой зал, и знали, что он любит есть не торопясь, поэтому решили немного посидеть в общей гостиной. План их был таков: дать учителю время вернуться в свой кабинет, а уж после отправить туда Гарри. Когда солнце спустилось к верхушкам деревьев Запретного леса, они сочли, что время пришло, убедились, что Невилль, Дин и Симус находятся в гостиной, и крадучись поднялись в спальню мальчиков.

Гарри извлек со дна сундука свернутые носки и достал из них крохотную сверкающую бутылочку.

— Ладно, поехали, — сказал он, поднес бутылочку к губам и осторожно глотнул.

— Ну, как? — шепотом спросила Гермиона.

Гарри ответил не сразу. Вскоре, медленно, но верно, его охватила веселая убежденность в собственном всемогуществе; он чувствовал, что ему подвластно все, решительно все… а уж вытрясти из Дивангарда воспоминание — плевое дело!

Он поднялся, улыбаясь, полный уверенности в себе, и сказал:

— Отлично. Просто отлично. В общем… я пошел к Огриду.

— Что?! — в полном ужасе воскликнули Рон и Гермиона.

— Нет же, Гарри… тебе надо идти к Дивангарду, забыл?

— Ничего подобного, — без тени сомнения возразил Гарри. — Я иду к Огриду, мне кажется, это будет хорошо.

— Что хорошо? Закапывать гигантского паука? — изумленно спросил Рон.

— Да, — подтвердил Гарри, вытаскивая из рюкзака плащ-невидимку. — Я чувствую, что сегодня должен быть именно там, понимаете, что я имею в виду?

— Нет, — хором ответили Рон и Гермиона. Они явно встревожились.

— А это точно фортуна фортунатум? — забеспокоилась Гермиона, поднося бутылочку к свету. — У тебя не было другого флакона с… даже не знаю…

— Отваром опупелости? — предположил Рон.

Гарри, надевавший плащ, рассмеялся. Рон и Гермиона встревожились еще больше.

— Доверьтесь мне, — сказал Гарри. — Я знаю, что делаю… или, во всяком случае… — он уверенно пошел к двери, — фортуна знает.

Он закрылся плащом с головой и пошел вниз. Рон и Гермиона поспешили за ним. Дверь у подножия лестницы была открыта, и Гарри проскользнул туда.

— Что это ты тут делаешь с ней? — завизжала Лаванда Браун, воззрившись сквозь Гарри на Рона и Гермиону, которые выскочили из спальни мальчиков. Рон чуть не подавился слюной. Гарри незаметно прошмыгнул мимо.

Выйти из общей гостиной оказалось просто: в портретную дыру как раз влезали Джинни и Дин; Гарри протиснулся между ними, случайно задев Джинни.

— Не надо меня подсаживать, Дин, — с легким раздражением бросила она. — Вечно ты со своей помощью, я прекрасно могу сама…

Портрет, качнувшись, закрылся, но Гарри все-таки услышал, как огрызнулся Дин… Еще больше возликовав, Гарри легко зашагал по замку. Никто не встречался ему на пути и прятаться не приходилось, но он нисколько не удивлялся: сегодня он был самым удачливым человеком в «Хогварце».

Почему обязательно надо идти к Огриду, он и понятия не имел. Казалось, зелье освещает его путь всего на несколько шагов вперед: конечного пункта не видно и когда появится Дивангард, неизвестно, зато ясно, что наградой будет воспоминание. В вестибюле Гарри увидел, что Филч забыл запереть входную дверь, и, просияв, распахнул ее. Пару мгновений он просто стоял, наслаждаясь запахами травы и вечерней свежести, а потом спустился с крыльца навстречу сгущающимся сумеркам.

На нижней ступеньке он вдруг осознал, что к Огриду приятней всего идти через огород. Это было не совсем по пути, но Гарри знал, что должен повиноваться своему капризу, и направился прямиком к грядкам, где увидел Дивангарда, беседовавшего с профессором Спаржеллой. Он обрадовался, не испытывая, впрочем, особого удивления, шмыгнул за низкую каменную ограду и, чувствуя себя в ладу со всем миром, стал слушать их разговор.

— …огромное спасибо, что потратили на меня столько времени, Помона, — церемонно благодарил Дивангард. — Большинство признанных авторитетов сходятся в том, что они наиболее действенны, если собраны в сумерках.

— Совершенно согласна, — горячо поддержала профессор Спаржелла. — Этого

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 123 - 123 из 168


Фотогалерея