Гарри Поттер и Принц-полукровка

121

так ты бы слышал, какие песни пел про нее Тутитам — не удивлюсь, если в самое ближайшее время он сделает ей предложение...

Гермиона, не обращая внимания на его слова, спросила Гарри:

— А как твои дела? Все время проторчал у Нужной комнаты?

— Угу, — кивнул Гарри. — И угадайте, кого я там встретил? Бомс!

— Бомс? — дружно удивились Рон и Гермиона.

— Да, она сказала, что хотела повидать Думбльдора…

— Если вам интересно мое мнение, — заявил Рон, как только Гарри передал свой разговор с Бомс, — она стала чуточку того. Поехала мозгами после истории в министерстве.

— Все-таки странно, — проговорила Гермиона, которую по какой-то причине очень озаботил рассказ о Бомс. — Ее поставили охранять замок, а она вдруг бросает пост, чтобы повидать Думбльдора, и тем более когда его нет в школе?

— Я вот подумал, — робко произнес Гарри. Ему было неловко высказывать свою мысль; подобные темы он считал епархией Гермионы. — Вам не кажется, что она была… ну, знаете… влюблена в Сириуса?

Гермиона вытаращила глаза.

— С чего ты взял?

— Не знаю, — Гарри пожал плечами, — только она чуть не заплакала, когда я назвал его имя… и Заступник у нее теперь с четырьмя лапами… вот я и подумал, не превратился ли он... ну, короче… в него.

— Это мысль, — медленно сказала Гермиона. — Но я все равно не понимаю, зачем вламываться в замок к Думбльдору, если, конечно, она и вправду к нему…

— Все сходится, — провозгласил Рон, быстро набивая рот картофельным пюре. — Бедняжка тютюкнулась. Сломалась. Женщины! — с мудрым видом кивнул он Гарри. — Слабая нервная система.

— Тем не менее, — отозвалась Гермиона, выходя из задумчивости, — сомневаюсь, чтобы женщина целых полчаса страдала из-за того, что мадам Росмерта не стала смеяться над анекдотом про колдунью, знахаря и мимбулюс мимбльтонию.

Рон надулся.

Глава двадцать вторая. После похорон

В облачном небе над башнями замка все чаще появлялись ярко-голубые прогалины, но эти признаки приближения лета совершенно не радовали Гарри. У него ничего не получалось — ни выследить Малфоя, ни вызвать Дивангарда на доверительный разговор беседу и заставить поделиться воспоминанием, которое тот скрывал несколько десятилетий.

— Последний раз говорю, забудь о Малфое, — решительно потребовала Гермиона.

Они, пообедав, сидели во дворе и грелись на солнышке. Рон и Гермиона держали в руках министерскую брошюрку «Аппарирование: распространенные ошибки и способы их избежать» — сегодня у них был экзамен. Похоже, однако, что брюшюрка плохо действовала на нервы: стоило из-за угла появиться какой-то девочке, как Рон вздрогнул и полез прятаться за Гермионой.

— Это не Лаванда, — устало сказала Гермиона.

— А, хорошо, — успокоился Рон.

— Гарри Поттер? — заговорила девочка. — Меня просили передать вот это.

— Спасибо…

Гарри с упавшим сердцем взял в руки маленький пергаментный свиток. Дождавшись, когда девочка отойдет подальше, он сказал:

— Думбльдор говорил, что, пока я не добуду воспоминание, занятий больше не будет.

— Может, он хочет узнать, как твои успехи, — предположила Гермиона. Гарри развернул послание, но вместо узкого косого почерка Думбльдора увидел неровные каракули, очень неразборчивые — пергамент был сильно закапан, и чернила местами расплылись.

Дорогие Гарри, Рон и Гермиона!

Арагог ночью скончался. Гарри и Рон, вы его знали и помните, какой он был необыкновенный. Гермиона, по-моему, тебе он тоже нравился. Похороны вечером, с вашей стороны будет очень любезно, если вы придете. Думаю, лучше всего на закате, это его любимое время суток. Знаю, вам нельзя поздно выходить на улицу, но вы можете взять плащ. Я бы не просил, но одному мне не выдержать.

Огрид

— Прочти, — Гарри сунул записку Гермионе.

— О, я вас умоляю! — воскликнула она, быстро пробежав письмо глазами и передав Рону. Тот, прочитав, буквально онемел от возмущения.

— Совсем сбрендил! — выкрикнул он. — Да эта его чудина отдала нас с Гарри своим сородичам на съедение! Дескать, угощайтесь, ребята! А теперь, значит, мы должны рыдать над его мерзким волосатым трупом?

— Дело не только в этом, — сказала Гермиона. — Он просит нас поздно вечером выйти из замка, хотя прекрасно знает, что меры безопасности стали в миллион раз строже и что будет, если нас поймают.

— Мы и раньше ходили к нему в гости по вечерам, — возразил Гарри.

— Да, но ради такого? — отозвалась Гермиона. — Когда Огрид действительно нуждался в помощи, мы многим рисковали, но… в конце концов… Арагог умер. Если б речь шла о его спасении…

— То я бы точно не пошел, — твердо заявил Рон. — Гермиона, ты его не видела. Поверь, смерть ему очень на пользу.

Гарри забрал у него записку и посмотрел на расплывшиеся чернильные пятна. Видно было, что слезы лились на пергамент едва ли не ручьем…

— Гарри, надеюсь, ты не собираешься идти? — спросила Гермиона. — Чтобы напороться на взыскание из-за такой глупости?

Гарри вздохнул.

— Знаю, знаю, — сказал он. — Огрид спокойно похоронит Арагога и без нас.

— Вот именно, — с явным облегчением ответила Гермиона. — Слушай, сегодня днем на зельеделии почти никого не будет, у нас же экзамен… попробуй как-нибудь умаслить Дивангарда!

— Думаешь, на пятьдесят седьмой раз мне наконец улыбнется удача? — горько усмехнулся Гарри.

— Удача! — вдруг воскликнул Рон. — Гарри, вот оно — удача!

— То есть?

— Воспользуйся зельем удачи!

— Рон, точно… точно! — потрясенно вскричала Гермиона. — Конечно! Как я сама не

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 121 - 121 из 168


Фотогалерея