Гарри Поттер и Принц-полукровка

120

раз попытаться взять приступом Нужную комнату. Провожая Рона и Гермиону, он в вестибюле поделился с ними своими планами.

— Лучше бы, — ответила Гермиона, — ты пошел в кабинет Дивангарда и попробовал добыть воспоминание.

— Я пробую! — с досадой воскликнул Гарри, и это была истинная правда. На прошлой неделе он задерживался после каждого урока зельеделия, рассчитывая поговорить с Дивангардом с глазу на глаз, но тот всегда так быстро убегал из класса, что Гарри не успевал его перехватить. Дважды Гарри подходил к его кабинету, стучал, но не получал ответа, хотя во второй раз явственно расслышал шуршание старого граммофона, которое, впрочем, мгновенно стихло.

— Он не хочет со мной разговаривать! Видит, что мне нужно, но увиливает!

— Значит, пробуй еще.

Короткая очередь к Филчу — он, как обычно, проверял уходящих, тыча в них сенсором секретности, продвинулась на несколько шагов, и Гарри не ответил, опасаясь, что смотритель его услышит. Он пожелал друзьям удачи и отправился к Нужной комнате. Час-другой он ей все-таки посвятит, что бы ни говорила Гермиона.

Убедившись, что его не видно из вестибюля, Гарри достал из рюкзака Карту Мародера и плащ-невидимку. Укрывшись, он постучал по карте, пробормотал: «Торжественно клянусь, что не замышляю ничего хорошего» и стал внимательно изучать появившуюся схему.

Естественно, воскресным утром почти все сидели в общих гостиных; гриффиндорцы в одной башне, равенкловцы в другой, слизеринцы в подземелье, хуффльпуффцы рядом с кухней. Отдельные личности находились около библиотеки или в коридорах… несколько человек гуляли во дворе… а в коридоре седьмого этажа стоял Грегори Гойл. Нужной комнаты на карте не было, но Гарри нисколько не беспокоился; раз Гойл стоит на часах, значит, комната открыта, знает об этом карта или нет. Гарри побежал вверх по лестнице и замедлил шаг только у поворота, откуда начал потихоньку подкрадываться к той самой маленькой девочке, которой Гермиона любезно помогла две недели назад. Он подобрался к ней сзади, очень низко наклонился и прошептал:

— Привет… ты очень хорошенькая, знаешь?

Гойл взвизгнул от ужаса, отшвырнул весы к потолку и умчался, пропав из виду гораздо раньше, чем стихло эхо от звона разбившихся весов. Гарри, смеясь, повернулся к стене и задумчиво воззрился на ее гладкую поверхность. Он не сомневался, что по другую сторону в страхе застыл Драко Малфой; знает, что снаружи посторонние, и не осмеливается выйти. Гарри, в эйфории от собственного могущества, стал думать, как еще можно попросить комнату открыться.

Увы, его радость длилась недолго; прошло полчаса, он испробовал сотни вариаций, а дверь так и не появилась. Гарри смертельно разозлился: Малфой в двух шагах, а чем он занимается, по-прежнему непонятно! Окончательно потеряв терпение, Гарри подбежал к стене и пнул по ней ногой.

— ОЙ!

Неужели сломал большой палец? Он зажал его рукой и запрыгал на одной ноге; плащ-невидимка соскользнул на пол.

— Гарри?

Он круто развернулся на одной ноге, упал и с изумлением увидел Бомс, которая шла к нему с таким видом, словно всю жизнь только и делала, что прогуливалась здесь.

— Что ты тут делаешь? — спросил Гарри, поднимаясь. Ну почему надо вечно появляться, когда он валяется на полу?

— Хотела встретиться с Думбльдором, — ответила Бомс.

Гарри поразило, до чего плохо она выглядит; исхудала как скелет, мышиные волосы повисли сосульками.

— Его кабинет не здесь, — сказал Гарри, — он в другой стороне замка, за горгульей…

— Знаю, — отозвалась Бомс. — Его нет в школе. Опять куда-то отправился.

— Да? — Гарри осторожно поставил ушибленную ногу на пол. — Слушай… а ты случайно не знаешь, где он бывает?

— Нет, — покачала головой Бомс.

— А зачем тебе к нему?

— Так, ничего особенного, — Бомс, сама того не замечая, постоянно теребила свой рукав. —Просто подумала, вдруг он знает, в чем дело… ходят слухи… про несчастные случаи…

— Да, точно, было в газете, — сказал Гарри. — Какой-то мальчишка пытался убить своих…

— «Прорицательская» часто запаздывает с новостями, — перебила Бомс, видимо, не слушая. — Тебе никто из Ордена не писал в последнее время?

— Из Ордена мне больше никто не пишет, — ответил Гарри, — с тех пор, как Сириус…

Он увидел, что ее глаза наполнились слезами.

— Прости, — неловко пробормотал он. — Я только хотел сказать… мне его тоже очень не хватает…

— Что? — словно ничего не понимая, переспросила Бомс. — Ладно… увидимся, Гарри…

Она резко развернулась и пошла по коридору в обратную сторону. Гарри стоял, глядя ей вслед. Через минуту-другую он опять надел плащ-невидимку и занялся Нужной комнатой, но уже без былого энтузиазма. Наконец у него засосало под ложечкой. Зная, что Рон с Гермионой должны вернуться к обеду, Гарри решил успокоиться и предоставить коридор в распоряжение Малфоя — который, надо надеяться, еще несколько часов просидит в комнате.

Рона и Гермиону он застал в Большом зале. Они пришли рано и успели съесть почти половину обеда.

— У меня получилось… почти! — радостно сообщил Рон, едва завидев Гарри. — Надо было переместиться из чайной мадам Пуднафут на улицу, а я капельку переборщил и очутился около Шкрябенштюка, но, во всяком случае, аппарировал!

— Молодец, — одобрил Гарри. — А ты как, Гермиона?

— Идеально, как же еще, — откликнулся Рон, не дав Гермионе вымолвить ни слова. — Все идеально, и наскок, и настырность, и поспешность… или как там… После занятий мы все зашли в «Три метлы»,

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 120 - 120 из 168


Фотогалерея