Гарри Поттер и Принц-полукровка

104

всех слизеринцев, если б знал, что это сойдет ему с рук, — справедливо заметил Фред.

— Вряд ли дело в квидише, но, думаю, между покушениями есть связь, — тихо произнесла Гермиона.

— С чего ты взяла? — спросил Фред.

— Во-первых, они оба не стали смертельными только благодаря счастливой случайности. А во-вторых, ни яд, ни ожерелье, по всей видимости, не попали к предполагаемым жертвам. Конечно, это означает, — добавила она, размышляя, — что преступник опаснее, чем мы думаем: ему, похоже, безразлично, сколько людей он прикончит на пути к цели.

Не успело прозвучать это страшное пророчество, как дверь снова отворилась, и в палату быстро вошли мистер и миссис Уэсли. В первый раз они всего лишь удостоверились, что Рон поправится; сейчас миссис Уэсли обняла Гарри и очень крепко прижала его к себе.

— Думбльдор рассказал нам про безоар, — всхлипывая, выговорила она. — Гарри, Гарри, что тут сказать? Ты спас Джинни… потом Артура… а теперь вот — Рона…

— Не стоит… я не… — неловко бормотал Гарри.

— Если подумать, половина нашей семьи обязана тебе жизнью, — сдавленно произнес мистер Уэсли. — Да, Гарри… день, когда Рон решил сесть в твое купе в «Хогварц-экспрессе», определенно был для всех Уэсли очень счастливым.

Гарри решительно не знал, что на это ответить, и почти обрадовался, когда мадам Помфри еще раз напомнила, что у постели Рона должно находиться не более шести посетителей. Он и Гермиона сразу вскочили. Огрид тоже решил уйти, чтобы оставить Рона с семьей. Они втроем пошли по коридору к мраморной лестнице.

— Вот кошмар, — рокочуще сказал Огрил себе в бороду. — Столько новых мер, а на детей все равно нападают… Думбльдор тревожится до смерти… ничего не говорит, но я-то вижу…

— А у него нет никаких предположений? — отчаянным голосом спросила Гермиона.

— С его-то мозгами у него их, поди, сотни, — верноподданнически ответил Огрид. — Но только и он не знает, кто прислал ожерелье и кто подложил яд, не то б их схватили, верно? Я чего переживаю, — Огрид понизил голос и оглядянулся через плечо (Гарри, для верности, поглядел еще и на потолок: нет ли Дрюзга), — ежели на детишек и дальше будут нападать, «Хогварц» долго не продержится. Это ж Комната Секретов снова-здорово. Опять паника, опять начнут забирать детей, не успеешь оглянуться, как соберут совет правления и…

Огрид замолчал, пропуская призрак длинноволосой женщины, безмятежно плывший мимо, а потом продолжил хриплым шепотом:

— …решат закрыть нас навсегда.

— Неужели могут? — испугалась Гермиона.

— А вы гляньте с ихней точки зрения, — сумрачно изрек Огрид. — Посылать ребенка в «Хогварц» это ж вообще всегда риск, так? Когда столько малолетних колдунов сидят взаперти в одном месте, поневоле жди неприятностей. Но попытка убийства, это дело другое. Мудрено ль, что Думбльдор сердится на Зл…

Огрид вдруг встал как вкопанный. На его лице — по крайней мере, той его части, что виднелась над спутанной черной бородой — появилось знакомое виноватое выражение.

— Что? — быстро переспросил Гарри. — Думбльдор сердится на Злея?

— Я такого не говорил, — ответил Огрид, запаниковав и тем самым полностью себя выдав. — Гляньте-ка, время сколько, полночь почти, мне уж надо…

— Огрид, почему Думбльдор сердится на Злея? — громко повторил Гарри.

— Ш-ш-ш! — испуганно, недовольно шикнул Огрид. — Нечего вопить про такое на всю округу, ты чего, хочешь, чтоб меня с работы погнали? Хотя какое тебе дело, ты ж бросил уход за магическими…

— Не пытайся меня пристыдить, это не поможет! — напористо сказал Гарри. — Что сделал Злей?

— Не знаю, Гарри, мне вообще это знать не полагалось! Я… ну, короче, вышел как-то вечером из леса и вдруг слышу: разговор… спор, точнее. Я не хотел, чтоб меня заметили. Крадусь себе мимо, стараюсь не слушать, но они так… горячились, так уж поневоле...

— И что? — настаивал Гарри. Огрид в замешательстве завозил огромными ногами.

— Ну… Злей говорил, что Думбльдор слишком много принимает как должное и что, может быть, он — Злей, то есть — больше не хочет этим заниматься…

— Чем?

— Не знаю, Гарри! Злей вроде как заявил, что перетрудился, вот и все… а Думбльдор ему в ответ: мол, согласился, значит, выполняй. Очень так твердо. А потом еще сказал про расследование, которое Злей ведет в своем колледже, в «Слизерине». Ну, в этом-то ничего странного нет! — воскликнул Огрид, увидев, что Гарри и Гермиона обменялись многозначительными взглядами. — Всем завучам велели разведать насчет ожерелья…

— Да, но с остальными Думбльдор не ругался, — заметил Гарри.

— Слушай, Гарри, — Огрид неловко вертел в руках арбалет; вдруг раздался треск, и оружие разломилось надвое, — Я знаю, что тебе Злей поперек горла, и не хочу, чтоб ты всякого напридумывал.

— Осторожно, — коротко предупредила Гермиона.

Они обернулись — как раз вовремя, чтобы заметить огромную тень Аргуса Филча, появившуюся на стене. Вскоре и сам он вышел из-за угла, горбясь и тряся брылями.

— Ага! — просвистел он. — Так поздно, и не в кроватях! За это — взыскание!

— С какой радости, Филч? — возразил Огрид. — Они же со мной.

— Ну и что? — оскорбительно осведомился Филч.

— Я — учитель, черт меня побери, ясно, швах ты пронырливый? — моментально вспыхнул Огрид.

Филч надулся от ярости. Раздалось омерзительное шипение, и неизвестно откуда возникла миссис Норрис. Изогнувшись, она обвилась вокруг тощих лодыжек Филча.

— Топайте отсюда, — сказал Огрид уголком рта.

Гарри не пришлось упрашивать;

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 104 - 104 из 168


Фотогалерея