Гарри Поттер и Принц-полукровка

103

— Короче, в целом, не самый удачный день рождения, — констатировал Фред.

Наступил вечер; в палате царила тишина, окна были зашторены, лампы зажжены. Рон лежал здесь один, рядом сидели Гарри, Гермиона и Джинни. Они весь день простояли за двойными дверями больничного крыла, заглядывая внутрь, когда кто-то входил или выходил. Только в восемь вечера мадам Помфри разрешила им войти. Через десять минут появились Фред и Джордж.

— Да уж, не так мы себе представляли вручение подарков, — хмуро произнес Джордж. Он положил на прикроватный столик большой сверток в подарочной упаковке и сел рядом с Джинни.

— Точно, в нашем воображении он был в сознании, — сказал Фред.

— Гуляли мы по Хогсмеду, собирались его удивить… — продолжал Джордж.

— Вы были в Хогсмеде? — подняв глаза, спросила Джинни.

— Мы подумывали купить хохмазин Зонко, — печально пояснил Фред. — Открыть хогсмедское отделение. Только много ли проку, если вас, дураков, не будут туда пускать… кому тогда продавать товар… впрочем, ладно, сейчас не об этом.

Он придвинул стул, сел возле Гарри и посмотрел в бледное лицо Рона.

— Как, значит, это случилось?

Гарри повторил историю, которую рассказывал уже раз сто — Думбльдору, Макгонаголл, мадам Помфри, Гермионе, Джинни.

— …и тогда я сунул ему в горло безоар, он задышал посвободней, Дивангард бросился за помощью, прибежали Макгонаголл и мадам Помфри и отнесли Рона сюда. Они считают, он поправится. Мадам Пофмри говорит, он пролежит здесь неделю или около того, будет принимать сироп сострадалика…

— Повезло еще, что ты сообразил насчет безоара, — тихо сказал Джордж.

— Повезло, что он вообще там нашелся, — отозвался Гарри, который холодел всякий раз, когда думал о том, что могло случиться, если б этого камешка под рукой не оказалось.

Гермиона, которая целый день была на редкость молчалива, почти неслышно всхлипнула. Утром она, совершенно побелевшая, примчалась к дверям больницы и потребовала у Гарри отчета о случившемся, но потом практически не принимала участия в горячих спорах об отравлении, которые вели Гарри и Джинни. Она просто стояла рядом, испуганно сжав зубы, пока наконец их не пропустили к больному.

— Мама с папой знают? — спросил Фред у Джинни.

— Они тут уже были, примерно час назад… они сейчас в кабинете у Думбльдора и скоро вернутся…

Рон что-то пробормотал во сне. Все замолчали и посмотрели на него.

— Значит, яд был в вине? — тихо проговорил Фред.

— Да, — с готовностью подтвердил Гарри; он не мог вообразить ничего другого и был рад возможности еще раз все обсудить. — Дивангард разлил его по бокалам…

— А он не мог незаметно от тебя что-нибудь подсыпать?

— Мог, — сказал Гарри, — но только зачем?

— Понятия не имею, — Фред нахмурился. — Вам не кажется, что он случайно перепутал бокалы? А целил в тебя?

— Зачем Дивангарду травить Гарри? — удивилась Джинни.

— Не знаю, — сказал Фред, — по идее, куча народу должна мечтать его извести. Он же Избранный и все такое прочее.

— Думаешь, Дивангард — Упивающийся Смертью? — спросила Джинни.

— Не исключено, — мрачно ответил Фред.

— Он мог действовать под проклятием подвластия, — произнес Джордж.

— А еще он мог быть не при чем, — сказала Джинни. — Яд могли налить в бутылку, и тогда он предназначался для самого Дивангарда.

— Кому нужно убивать Дивангарда?

— Думбльдор считает, что Вольдеморт сам хотел заполучить Дивангарда, — вмешался Гарри. — До «Хогварца» Дивангард целый год скрывался. Вероятно, что… — он подумал о таинственном испорченном воспоминании, — Вольдеморт хочет его убрать, чтобы он не принес пользы Думбльдору.

— Но ты говорил, что Дивангард хотел подарить эту бутылку Думбльдору на Рождество, — напомнила Джинни. — Значит, предполагаемой жертвой мог быть и Думбльдор.

— В таком случае отравитель не слишком хорошо знал Дивангарда, — сказала Гермиона. Она заговорила впервые за несколько часов, и ее голос звучал, как при сильной простуде. — Иначе сообразил бы, что вкусненькое он прибережет для себя.

— Ер-мо-на, — неожиданно простонал Рон.

Все притихли, устремив на него тревожные взгляды, но Рон пролепетал нечто неразборчивое и захрапел.

Внезапно распахнулась дверь, и все вздрогнули от испуга. В палату широченными шагами ворвался Огрид с арбалетом в руках и капельками дождя в волосах, в развевающейся медвежьей шубе. За ним оставались огромные, размером с дельфина, грязные следы.

— Весь день в лесу! — задыхаясь, выпалил он. — Арагогу похужело, я ему сказки читал… только-только пришел на ужин, а профессор Спаржелла мне все и рассказала!... Как Рон?

— Ничего, — сказал Гарри. — Поправится.

— Не больше шести посетителей за раз! — воскликнула мадам Помфри, выбегая из своего кабинета.

— С Огридом нас как раз шесть, — заметил Джордж.

— А-а… да… — проворчала мадам Помфри. Видимо, из-за необъятных размеров Огрида она посчитала его сразу за нескольких человек и теперь, чтобы скрыть замешательство, выхватила волшебную палочку и принялась торопливо удалять мокрые следы.

— Прямо поверить не могу, — хрипло проговорил Огрид, глядя на Рона и мотая большой косматой головой. — Не верю и все тут… смотрите… лежит… кому вдруг понадобилось его травить?

— Именно это мы и обсуждаем, — сказал Гарри. — Непонятно.

— Может, на гриффиндорскую команду кто-то зло затаил? — обеспокоенно предположил Огрид. — Сначала Кэтти, теперь Рон..

— Команду? — удивился Джордж. — Да кому это в голову взбредет?

— Древ укокошил бы

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 103 - 103 из 168


Фотогалерея