Гарри Поттер и Принц-полукровка

102

на ноги, улыбаясь во весь рот.

— Она в кабинете Дивангарда, — уверенно сказал Гарри и пошел к двери.

— Зачем? — встревоженно спросил Рон, торопясь за ним.

— У нее… дополнительные занятия по зельеделию, — на ходу сочинил Гарри.

— Может, я тоже с ней позанимаюсь? — мечтательно произнес Рон.

— Отличная мысль, — похвалил Гарри.

У дыры за портретом их ждало непредвиденное осложнение в лице Лаванды.

— Опаздываешь, Вон-Вон, — надула губки она. — У меня для тебя пода…

— Оставь меня в покое, — нетерпеливо отмахнулся Рон. — Гарри сейчас познакомит меня с Ромильдой Вейн.

Ничего ей больше не сказав, Рон пролез в дыру за портретом. Гарри с извиняющимся видом посмотрел на Лаванду, но той, видно, показалось, что он над ней просто потешается, настолько оскорбленным было ее лицо. Потом портрет Толстой Тети захлопнулся.

Гарри опасался, как бы Дивангард не ушел завтракать, но тот открыл дверь после первого же стука. На нем был зеленый бархатный халат и подходящий ночной колпак. Он сонно похлопал глазами и промямлил:

— Гарри... ты так рано… по субботам я обычно сплю поздно…

— Профессор, мне ужасно жаль вас беспокоить, — как можно тише сказал Гарри, сдерживая Рона, который приподнимался на цыпочках и пытался заглянуть за Дивангарда, в комнату, — но мой друг Рон по ошибке проглотил любовное зелье. Вы не можете приготовить противоядие? Я бы отвел его к мадам Помфри, но нам не разрешают держать товары из «Удивительных ультрафокусов Уэсли» и… ну, вы понимаете… расспросы…

— Но ты и сам мог бы приготовить лекарство. Ты же опытный зельедел, — проговорил Дивангард.

— Э-м-м, — замычал Гарри. Рон толкал его локтем под ребра, пытаясь прорваться в комнату, и это немного отвлекало от разговора. — Видите ли, сэр… я никогда не делал противоядия к любовному зелью… пока я все приготовлю, Рон может что-нибудь натворить…

Словно в подтверждение его слов, Рон простонал:

— Я не вижу ее, Гарри… он что, ее прячет?

— А зелье случайно не просрочено? — Дивангард поглядел на Рона уже с профессиональным интересом. — Бывает, со временем они становятся крепче.

— Это бы многое объяснило, — задыхаясь, проговорил Гарри. Ему приходилось буквально бороться с Роном, чтобы тот не сшиб Дивангарда с ног. — У него сегодня день рождения, профессор, — добавил он умоляюще.

— Ладно, входите, — сдался Дивангард. — Все необходимое у меня в сумке, противоядие не сложное…

Рон влетел в дверь жарко натопленного, заставленного вещами кабинета, споткнулся об украшенную кисточками низенькую скамеечку, с трудом удержался на ногах, схватив Гарри за шею, и пробормотал:

— Она этого не видела, нет?

— Она еще не пришла, — сказал Гарри, глядя на Дивангарда. Тот открыл набор для приготовления зелий и принялся насыпать по щепотке того-сего в маленький хрустальный флакончик.

— Это хорошо, — горячечно произнес Рон. — Как я выгляжу?

— Фантастически, — невозмутимо заверил Дивангард, протягивая Рону стакан с прозрачной жидкостью. — Выпей, это тонизирующее, укрепляет нервы… поможет успокоиться перед ее приходом, ну, сам понимаешь.

— Здорово, — обрадовался Рон и шумно проглотил противоядие.

Гарри и Дивангард внимательно наблюдали за ним. Мгновение Рон, сияя, смотрел на них; затем улыбка очень медленно сошла с его лица, уступив месту крайнему ужасу.

— Что, опомнился? — усмехнулся Гарри. Дивангард хихикнул. — Спасибо огромное, профессор.

— Не за что, мой мальчик, не за что, — отозвался Диванград. Рон с отчаянным видом рухнул в ближайшее кресло, а Дивангард поспешил к столику, заставленному напитками, со словами: — Ему надо что-нибудь выпить для поднятия настроения. Так, у меня есть усладэль, вино… последняя бутылка меда, настоянного в дубовых бочках… х-м-м… хотел подарить Думбльдору на Рождество… а, ладно… — Дивангард пожал плечами, — он не знает и не обидится! Почему бы нам не открыть ее и не отпраздновать день рождения мистера Уэсли? Ничто так не облегчает страданий неразделенной любви, как изысканное вино…

Он закурлыкал от смеха, и Гарри присоединился к нему. Со времени неудачной попытки добыть истинное воспоминание они впервые снова оказались практически с глазу на глаз. Если хорошее настроение учителя сохранится… если они выпьют достаточное количество дубового меда…

— Прошу, прошу, — Дивангард протянул Гарри и Рону бокалы, а после поднял свой. — Что ж, поздравляю, Ральф…

— Рон, — шепнул Гарри.

Тот, казалось, даже не слышал тоста, быстро опрокинул бокал и проглотил вино.

Через секунду, через один удар сердца, Гарри осознал, что случилось нечто ужасное, но Дивангард пока еще ничего не понял.

— …будь здоров и…

— Рон!

Рон выронил бокал, полупривстал с кресла — и рухнул, конвульсивно дергая конечностями. Изо рта потекла пена, глаза вылезли из орбит.

— Профессор! — заорал Гарри. — Сделайте что-нибудь!

Но Дивангарда словно парализовало. Рон содрогался, давился; его кожа быстро синела.

— Что… но… — лепетал Дивангард.

Гарри перескочил через низенький столик, метнулся к набору для приготовления зелий и принялся выхватывать разные банки и мешочки. Рон издавал ужасные клокочущие звуки. Наконец Гарри нашел то, что нужно — сморщенный, похожий на человеческую почку камень, который Дивангард забрал у него на зельеделии.

Он бросился к Рону, насильно раскрыл ему рот и сунул туда безоар. Рон чудовищно содрогнулся и прерывисто выдохнул, потом его тело обмякло и замерло в неподвижности.

Глава девятнадцатая. Эльфийский хвост

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 102 - 102 из 168


Фотогалерея